Из истории аккордеона и баяна - А. Мирек

 

Талантливым русским мастерам и страстным пропагандистам гармоники посвящает автор эту книгу

 

 

ПРЕДКИ ГАРМОНИКИ

 

 

Принцип звукоизвлечения в гармонике — звучание свободно колеблющегося язычка — был известен еще в глубокой древности, за две-три тысячи лет до нашей эры. Во многих странах Юго-Восточной Азии — в Лаосе, Бирме, Тибете, Китае, Японии и т. д. — существовали музыкальные инструменты этого типа: кэн, шэн и другие.

Кэн состоял из ряда бамбуковых трубок (от 6 до 14) длиной 67—91 см. Трубки были
расположены в одной плоскости (горизонтально) и вделаны в общую камеру. В каждой трубке имелся маленький свободно колеблющийся металлический язычок, и только в одной трубке язычка не было. На некотором расстоянии от конца в трубках прорезались удлиненные отверстия, настраивающие колебания воздушного столба, заключенного в трубке, в определенном тоне. Около общей камеры в каждой
трубке было круглое отверстие. Если подуть в камеру и заткнуть это отверстие в трубке пальцем, возникал звук.
Шэн состоял из корпуса и вделанного в него ряда трубочек. Общая длина его — 40—80 -см.

Первоначально корпус шэна изготовлялся из небольшой высушенной и вычищенной изнутри тыквы, затем его стали изготовлять из глины, дерева и металла. Сбоку корпуса вделывался патрубок или изогнутая трубка — так называемая «гусиная шея». При помощи трубки играющий продувал ртом воздух через камеру или, наоборот, вдыхал его.
Действие шэна было основано на принципе «подсоса» — разрежения; в обоих случаях струя воздуха проходила сверху сквозь камышовые или бамбуковые трубочки, составленные в верхнюю часть корпуса (шэны имели от 12 до 19 трубочек, расположенных по окружности корпуса). К нижнему концу каждой трубочки прикреплялась металлическая пластинка, в середине которой вырезался язычок. Длиной и толщиной язычка обусловливалась его настройка: чем длиннее и толще был язычок, тем ниже его звук. В нижней части трубочек вырезалось по небольшому отверстию; закрывая его, исполнитель заставлял звучать данный голос. При игре на шэне обычно использовали аккордовое звучание, закрывая пальцами сразу несколько отверстий.
Первоначально шэн был народным инструментом, затем стал применяться как ритуальный — для исполнения похоронной музыки, а еще позднее его употребляли и в светской музыке.
Звук у этих инструментов был негромкий, певучий, значительно мягче и тише, чем у современных гармоник.
У индийцев существовала свирель с колеблющимися язычками. Сохранилось се описание: «Язычок, вырезанный из тростинки или из гибкой металлической пластинки, наклеивается на отверстие, расположенное наверху. Окраска звука различна в зависимости -от величины, формы, толщины и гибкости язычка. Некоторые индийские племена делают язычки в полости рога, и они звучат, как рожки ночного сторожа. Есть еще у индийцев борнеосский язычковый инструмент (Borneotisches Zimgenspiel) «с усилителем из улиткового панциря.».
Особую группу.среди предшественников гармоники образуют орган, волынка (дуда, гайда, коза, -мюзет и другие аналогичные по устройству инструменты в разных странах) ирегаль. Так жю как и шэн, это духовые инструменты, имеющие резервуар для воздуха, однако принцип звукоизвлечения в них инрй: в органе звук возникает так же, как в пастушьих дудках и «свирелях, от которых он ведет свое происхождение, а в волынке ifa регале — при помощи так называемых «бьющихся язычков» I тростей )<.
Г Ботьшую роль в ©оаникновении гармоники сыграл и орган. Этот инструмент значительно «моложе» шэна, хотя тоже достаточно древний (его изобретение приписывается греческому механику Ктезибию, жившему в г. Александрии в III веке до нашей эры). Если шэн был небольшой по размерам и легкий, а его устройство — сравнительно простое, то у органа, появление которого совпало с развитием инженерного искусства двух последних столетий до нашей эры, все детали были громоздкие и для того времени сложные. Поскольку давление воздуха в камере органа поддерживалось посредством гидравлического устройства, органы назывались гидравлическими или водяными.
О дальнейшем усовершенствовании и распространении этого инструмента свидетельствует глиняная модель органа, обнаруженная в развалинах Карфагена и относящаяся к первой половине II века нашей эры. Как показывает модель, орган того времени имел уже несколько рядов труб, расположенных по группам (регистрам).
Древние -египтяне, греки и римляне применяли орган для исполнения светской музыки. Его ценили за силу звука. В Риме при Нероне (I век нашей эры) орган входил в ансамбль труб и рогов, сопровождавших музыкой бой гладиаторов. В Византии музыкой, исполняемой на органе, сопровождались пышные придворные празднества, торжественные процессии, цирковые представления. Органы тех времен обладали диапазоном IV2—2 октавы и были снабжены клавишным механизмом.
Толчком к быстрому развитию строительства органов в Западной Европе послужило введение в VII веке органа в католическую церковь.
По-видимому, известные в то время в Западной Европе
органы были менее совершенными, чем органы, применявшиеся в Византии, так как еще большее распространение органа на Западе заметно в VIII веке, и особенно после того, как послы византийского императора Константина Копронима преподнесли в 757 году орган в подарок франкскому королю Пипину
Короткому. Этот инструмент сыграл большую роль в развитии
производства органов во Франции, Бельгии, Германии, Голландии и Италии.
Вершиной инженерной мысли того времени был орган Винчестерского собора, построенный в 980 году (он описан в стихотворной поэме (английского монаха Вульстана). Две клавиатуры органа имели по 20 клавиш (звукоряд — диатонический с включением си-бемолъ). На каждую клавишу приходилось до 10 труб, иначе говоря, орган располагал 10 регистрами. Один или несколько регистров были микстурными, то есть включали квинтовые и октавные удвоения звука. Звуки органа отличались мощностью, но шум ют работы инструмента был очень велик, и это вызывало нарекания современников.


Создаются новые органы, улучшается их (Конструкция. Если раньше клавиши были большие, неудобные и одного цвета, то в конце XIV — начале XV века они «разделяются на белые и черные, а клавиатура становится более (компактной. Появляется ножная клавиатура, затем — механизм мануальных октав и регистровые устройства. Все это впоследствии в какой-то степени было приспособлено и введено в конструкцию гармониума (фисгармонии), а затем и аккордеона. Недаром в конструкции первых гармониумов принимали участие органные мастера.
Наряду с крупными органами с IX века в монастырях Франкского королевства начинают все больше распространяться маленькие переносные органы—органеттю (Organetto), или портатив (Portatif). Состояли они из 10—16 трубок, строились диатонически, клавиши или ручки располагались в один ряд. Исполнитель надевал инструмент на плечо, правой рукой играл на клавишах, а левой приводил в движение мех. На органетто играли одной правой рукой, как и на первых гармониках.
Затем стали делать инструменты с двумя рядами клавиш (черными и белыми). Трубки тоже стали располагать в два и более радов. Такой портативный орган ставился на стол, исполнитель мог играть на нем двумя руками, а другой человек нагнетал воздух мехами.
Инструменты этого типа использовались вначале в монастырях—при обучении пению, а затем и для исполнения светской музыки, которая в XIV веке уже играла значительную роль. Примерно с XV века появляется специальная литература для большого органа, «а также песни и мадригалы с аккомпанементом на портативном органе.
В последующие века работа по усовершенствованию органов продолжалась. Органные мастера XVIII века достигли успехов в изготовлении инструментов с могучим звучанием, с добровым разнообразием голосов. Но они по-прежнему не могла: преодолеть монотонности (звуков; некоторые тембры были тусклы и невыразительны, особенно в портативных органах: звук — сиплый и грубый, не хватало изящества и выразительности, не было возможности тонкрго нивелирования звука, передачи акцентов и ударений. Эту проблему еще предстояло решить.