Антология классической музыки народов СССР

Ноты для хора



Народная музыка, мелодии, ноты для хора

 

Я. ВИТОЛ

 

 

Язеп Витол родился 26 июля 1863 года в Валмиере, в семье учителя. Детские и отроческие годы он провел в Елгаве (Митаве), где в 1879 году окончил реальное училище. Рано обнаружив музыкальные способности, он не только научился играть на скрипке и на фортепьяно, но и охотно импровизировал, а с тринадцати лет начал уже записывать свои сочинения. В 1880 году Витол поступил в Петербургскую консерваторию по- классу альта, а в 1883 году перешел в класс композиции. Здесь он стал ближайшим учеником и последователем Н. Римского-Корсакова, а впоследствии— другом А. Глазунова и А. Лядова. Большое влияние оказал на Витола его старший товарищ по консерваторским годам А. Юрьян.
В 1886 году Витол окончил консерваторию с малой золотой медалью и был оставлен при ней преподавателем музыкально-теоретических предметов. В том же году издательством М, Беляева было напечатано первое сочинение Витола — фортепьянная соната, посвященная молодым автором своему великому учителю. Этим начался петербургский период творческой деятельности Витола, продолжавшийся свыше тридцати лет, В 1901 году Витолу было присвоено звание профессора, а с 1908 года, после смерти Римского-Корсакова, ему было поручено руководство основным классом практического сочинения. Витол (которого тогда в России именовали: Иосиф Иванович Витоль) явился в Петербургской консерватории учителем многих видных музыкантов. К числу его русских учеников, в частности, принадлежали Н. Мясковский, С. Прокофьев, В. Щербачев и др.

В эти годы Витол создал значительное количество произведений во всех, кромэ оперного, жанрах. Соеди них — симфоническая поэма «Праздник Лиго» (1889), сюита «СЕМЬ латышских народных несен» для симфонического оркестра (1904), увертюры «Драматическая» (1895) и «Спридитис» (1908), струнный квартет (1899), многочисленные фортепьянные пьесы, хоры, романсы и т. д. Принимая ближайшее участие в жизни Беляевского кружка, Витол написал ряд сочинений совместно с другими «беляевцами», Четыре раза сочинения Витола были удостоены премии имени М. И. Глинки. В течение всего этого времени Витол сохранял теснейшую связь с Латвией, записывая и обрабатывая народные песни и помогая созданию национального репертуара.
Среди многочисленных произведший Витола наибольшую историческую и художественную ценность приобрели те, в которых он опирался на латышскую тематику. Главное значение получили хоровые песни Витола, которые поныне составляют неотъемлемую часть латышского профессионального и самодеятельного репертуара, а лучшие — постоянно включаются в программы общенародных праздников песни. Из них приобрели особую популярность: «Беверииский певец» (1891), «Осень» (1896), «Замок света» (1899), «Лесное озеро» (1900), «Ночь» (1900), «Река и жизнь человека» (1903), «Королевна» (1903), «Бор русалок» (1916) и т. д, Большую роль сыграл также содержательный сборник Витола «100 латышских народных мелодий» для голоса и фортепьяно (1906).
С 1898 года Витол систематически занимался музыкально-критической деятельностью. Для музыкального воспитания в общеобразовательной школе и распространения музыкальных знаний в широких слушательских кругах он составил неоднократно переиздававшиеся пособия: «Родные звуки» (1899), «Певец» (1901) и др.

После свержения самодержавия Витол в 1918 году переехал в Ригу. Сперва он возглавил вновь организованный латышский национальный оперный театр, а в 1919 году стал первым ректором Латвийской консерватории. На этом посту он оставался (с кратковременным перерывом) до 1944 года и воспитал целую плеяду латышских композиторов — М. Зариня, Я. Иванова, А. Скулте и др. Хотя тлетворное влияние буржуазной идеологии затронуло и Витола, он все же продолжал сохранять верность классической традиции и, вопреки насаждавшейся националистами тенденции, отстаивал [Важность связи латышской и русской музыкальных культур,
Среди сочинений Витола рижского периода выделились: второй сборник обработок народных песен для голоса и фортепьяно (1919), фортепьянные «Вариации-портреты» (1920), симфоническая сюита «Драгоценные камни» (1924), оркестровая «Латышская сельская серенада» (1934), а также ряд романсов (особенно: «Детские песни», 1921) и хоров (в том числе: «Праздник солнца», «В Риге куплен конь мой серый» и др.).
Незадолго до окончания второй мировой войны, когда Витол уже был глубоким стариком, фашистские оккупанты увезли его за границу. Он умер в Любеке 24 апреля 1948 года.

Беверинский певец
Хоровые сочинения Витола являются наиболее ценной частью его музыкального наследства. Витол сочинил около двухсот хоров, между которыми наиболее самобытным и важным вкладом в национальную музыку явились повествовательно-драматические песни-баллады.
Баллада «Беверинский певец» написана на слова виднейшего латышского поэта национально-романтического направления Аусеклиса (1850—1879). Сюжет этого стихотворения восходит к началу XIII века, когда в Беверине (близ нынешнего Цесиса) княжил владетельный феодал Таливалдис. Согласно преданию, сохраненному старейшей «Хроникой Ливонии», мудрый старец-вайделот сумел однажды силой песни предотвратить братоубийственную схватку между латышами и соседями-эстонцами.
В 1891 году Витол написал на текст Аусеклиса хор a cappella. Успех хора побудил его в 1900 году создать вторую редакцию—с оркестровым сопровождением. Вокальные партии обеих редакций имеют несущественные разночтения, но вторая обогащена инструментальными красками и расширена вступлением, связками и заключением. В музыкальной практике обе редакции сохранились на равных правах.
Баллада «Беверинский певец» построена в сквозной форме и представляет собой цепь разнохарактерных эпизодов, следующих друг за другом соответственно развертыванию сюжета. Не прибегая к подлинным народным мелодиям, Витол в этом произведении создал интонационную и метро-ритмическую ткань, чрезвычайно близкую к латышской народной музыке.
Вайделот—жрец-кудесник в древней Латвии. Кокле — латышский народный музыкальный инструмент типа гуслей.

Вариации на латышскую народную тему
Латышская фортепьянная музыка имела в лице Витола своего основоположника. Перу Витола принадлежит значительное число фортепьянных пьес (соната, сонатина, вариации, этюды, прелюдии, вальсы, колыбельные и т. п.), написанных с блестящим использованием инструмента, но в строгой манере.
«Вариации на латышскую народную тему» являются одним из самых значительных произведений Витола в идейном и художественном отношениях. Вариации были^сочинены в 1891 году и посвящены А. Юрьяну, Темой служит песня-жалоба крестьян, измученных непосильным трудом на ненавистных помещиков:

Эх, скорее скройся, солнце,
Пусть хоть вечер даст покой!
Нас работой баре гнут
И покоя не дают.

На основе этой темы Витол создал большой вариационный цикл. Варьированию подвергается как весь напев в целом, так и отдельно—короткий бессловесный припев, мрачно вокализируемый на гласной «у». Развитие внесено композитором уже в самую тему, несколько видоизмененную при повторении и таким способом расширенную до двухчастного периода. Тема постепенно, в разнохарактерных преломлениях, преображается от жалобной в начале до мощной и грозной в финале. Лишь в самом заключении, в виде отголоска-напоминания, вновь печально звучит выразительная интонация припева. Благодаря этому цикл имеет драматический и, по сути, программный характер.
За выдающиеся достоинства «Вариации на латышскую народную тему» были в 1905 году отмечены премией имени М. И. Глинки.

Романсы
Лучшие романсы Витола, подобно его сочинениям в других жанрах, вошли в фонд латышской классической музыки. Романсное наследие Витола обнимает около ста произведений, преимущественно лирического содержания и в подавляющем большинстве написанных на тексты современных латышских поэтов. Наиболее ценные романсы Витола были созданы в петербургский период.
Моя могила, Романс, сочиненный в 1903 году на слова рано умершего латышского поэта Яна Эсенберга (1862—1890). Лаконичный и суровый по мысли, этот романс написан в одночастной форме и в декламационно-ариозной манере.

«Я помню всё». Романс на слова поэта Валдиса (1865—1934), также относящийся к 1903 году. (Вследствие неудачного перевода, он тогда был по-русски неточно назван: «Царила полночь».) В противоположность предыдущему, его отличают светлые тона и широкое кантиленное письмо. Соответственно единству образа, романс построен на одной тематической основе, но с элементами разработки в середине и с последующим возвращением к начальному звучанию, благодаря чему его структура приближается к трех-частной.

Семь латышских народных песен
Своими оркестровыми произведениями Витол внес крупнейший вклад в латышскую национальную музыку. По эстетической ценности и высокому профессиональному мастерству самое выдающееся место в симфоническом наследстве Витола занимает сюита «Семь латышских народных песен», написанная в 1904 году. В этой сюите Витол сомкнул семь разнохарактерных миниатюр, представляющих собой свободные обработки— Или (как их называл сам автор) «маленькие парафразы» — народных песен. Сюита, которой композитор присвоил ор. 29-а, возникла путем инструментовки пяти пьес из аналогичной серии для фортепьяно ор. 29, с добавлением двух пьес, специально написанных для оркестра. Одна из них (№ 5) позднее была включена во второй фортепьянный цикл «парафраз» ор. 32, другая же (№ 7) осталась только в оркестровой редакции.

1. «Н а верхушке Рижской башни сладко щёлкал соловей». Лирическая песня, изложенная в светлой и прозрачной манере, причем основной напев у английского рожка и (во второй раз) у валторны звукоподражательно оплетается пассажами и трелями деревянных духовых.
2. «Обувала белы ножки, вышла в сад плясать». Танцевальная песня бодрого, энергичного характера, трактованная в плотной фактуре, с имитациями, контрапунктирующими голосами и ритмическими подчеркиваниями.
3. «Мать растила в детстве сына, мать готовит и в поход». Скорбная рекрутская песня, с типичными для латышской народной музыки семидольным размером и переменной септимой (f — fis); она открывается жалобным вступлением и завершается таким же печальным заключением.
4. «Вей, ветерок, ты сильнее». Песня даугавских лодочников (см. стр. 322), сперва звучащая в полном виде, создавая иллюзию поющего мужского хора, а затем отрывочно мелькающая в разных голосах на картинном фоне легких колыханий остального оркестра,
5. «Эх, скорее спрячься, солнце»-Другой вариант той же крестьянской антикрепостнической песни, что послужила темой фортепьянных «Вариаций» (см. выше), проводимый сурово и мрачно, преимущественно в глухих, низких регистрах, но временами достигающий огромной мощи и тогда рождающий впечатление скованной грозной силы.
6. «Мимо горки шел я и наверх поднялся; там невесточка рыдает, к ней я подошел». Обрамленная краткими вступлением и заключением рекрутская песня, напев которой переходит из голоса в голос в окружении затейливых подголосков, порхающих двойных терций и острых ритмических выстукиваний.
7. «Милому дала я руку, правую ему дала». Задорная плясовая песня, построенная в также характерном для латышской музыки пяти-дольном размере, с четким двухдольным припевом; она вариационно развивается, с полифоническими противопоставлениями и неуклонным динамическим нарастанием.
В каждом из номеров сюиты композиционная задача получила особое, индивидуальное решение, а все семь пьес вместе образовали (в отличие от фортепьянных серий) связное целое, объединенное по принципу контрастного чередования. Это единство укрепляется тональным планом сюиты, хотя и основанным на красочных сопоставлениях, но в итоге приводящим структуру к полной устойчивости,