Антология классической музыки народов СССР

Ноты для хора



Народная музыка, мелодии, ноты для хора

 

Э. МЕЛНГАЙЛИС

 

 

Эмиль Мелнгайлис родился 15 февраля 1874 года в Игате, в семье сельского учителя. Первые сведения о музыке ему сообщила мать, страстная любительница народной песни. Начальное образование, равно как навыки хорового пения и игры на органе, Мелнгайлис получил в Вецпиебалгской приходской школе. В 1886 году здесь состоялось выступление двенадцатилетнего мальчика в качестве дирижера школьного хора, исполнившего между прочими номерами собственную песню.
В 1887—1893 годах Мелнгайлис обучался в Рижской городской классической гимназии, а затем начал систематические занятия теорией музыки, чтобы подготовиться к поступлению в консерваторию. К этому времени уже окончательно определились демократические устремления молодого музыканта. В 1895 году
Мелнгайлис выступил в печати с резкой критикой отношения к музыке латышской буржуазии. В 1896 году он сделал свои первые записи латышской народной музыки.
Осенью 1896 года Мелнгайлис поступил в Дрезденскую консерваторию, но в следующем же году покинул ее, отправившись в Петербург. В 1898—1901 годах Мелнгайлис учился в Петербургской консерватории, где его руководителем был Н. Римский-Корсаков. Влечение Мелнгайлиса к народному творчеству получило всемерную поддержку В. Стасова. В студенческие годы Мелнгайлис записал большое количество народных песен.
В 1902 году Мелнгайлис опубликовал первую тетрадь своей серии хоровых песен под общим названием
«В рощах и полянах», содержавшей обработки народных песен и оригинальные произведения для хора. С этого времени не прекращалась композиторская работа Мелнгайлиса. Особое значение в истории латышской общественной жизни и художественной культуры имели его хоровые и сольные песни на слова Яна Райниса, возникновение которых было непосредственно связано с революционным движением начала XX века. В 1912 году вышла вторая, в 1913 году — третья тетради «В рощах и полянах». Кроме того, Мелнгайлис написал ряд романсов и в течение нескольких лет регулярно выступал в петербургской печати с музыкально-критическими статьями.
Чтобы создать необходимую материальную базу для своих творческих намерений и, одновременно, обеспечить себе полную независимость от латышских буржуазных организаций, Мелнгайлис в 1906 году поступил на службу в Ташкентский кадетский корпус в качестве учителя иностранных языков, отдавая досуг и сбережения развитию национальной музыки. В 1909 году он напечатал памфлет «Праздник или балаган?», направленный против националистических тенденций устроителей Пятого праздника песни, и в противовес сам явился организатором концертов рабочих хоров под названием «День песни».
В 1913 году Мелнгайлис совершил свою первую экспедицию для записи народных песен. С тех пор и до последних лет жизни не прерывалась его настойчивая и целеустремленная работа в области народной музыки. Всего Мелнгайлис собрал свыше 4 500 латышских народных песен. Кроме того, он записал много напевов других народов, в том числе — литовских, еврейских и (во время пребывания в Ташкенте) узбекских и казахских. Несколько раз он публиковал теоретические статьи с обоснованием своих принципов подхода к латышской народной музыке.
В 1920 году Мелнгайлис вернулся в Ригу, В буржуазный период он издал несколько новых тетрадей серии «В рощах и полянах» (IV—1921, V— 1923, VI — 1925, VII— 1933, VIII - 1937), а также сборник обработок народных песен для голоса и фортепьяно (1925). Среди написанных в эти годы сочинений Мелнгайлиса особенно выделились хоровые песни «Синица на рижской башне», «Скоро ли, братец», «Вей, веторок», «Сад роз», «Жаворонок», «Вечер лига» и др. Большое количество обработок, переложений и оригинальных пьес Мелнгайлиса составило репертуар вокально-инструментального ансамбля, выступавшего в радиопередачах при участии самого композитора. Кроме того, Мелнгайлис сочинил балет «Майя-> («Турайдская роза»), две симфонические поэмы и несколько пьес для духового оркестра на темы латышских народных песен. По-прежнему считая себя неразрывно связанным с русской музыкой, Мелнгайлис в 1924 году оркестровал для сценической постановки в Риге авторскую редакцию оперы Мусоргского «Борис Годунов», оригинальная партитура которой была тогда в Латвии неизвестна.
Лишь Советская власть смогла предоставить Мелнгайлису настоящие возможности для реализации творческих замыслов. В 1940—1941 году Мелнгайлис, несмотря на преклонный возраст, совершил по заданию Советского правительства свою значительнейшую музыкально-этнографическую экспедицию. В 1949 году он издал сборник «Латышские танцы», а в 1951— -1953 годах — монументальный трехтомный песенный свод «Материалы латышского музыкального фольклора». Как и раньше, уделяя основное композиторское внимание хоровой музыке, Мелнгайлис в советские годы создал ряд обработок новых колхозных песен («Плачут, стонут все болота», «Наши люди — люди мира» и др.), получивших большую популярность среди латышского народа. В 1944 году Мелнгайлис издал девятую тетрадь «В рощах и полянах», после чего приступил к подготовке десятой (оставшейся не законченной) тетради.
В 1944—1948 годах Мелнгайлис был председателем организационного бюро Союза советских композиторов Латвийской ССР. В 1945 году ему было присвоено звание народного артиста Латвийской ССР. 20 декабря 1954 года Мелнгайлис скончался в Риге.

Обработки народных песен
Своими обработками народных несен для хора a cappella Мелнгайлис стремился, по собственному выражению, «вернуть обратно народу» созданные па протяжении веков художественные ценности в очищенном и обогащенном виде. Тщательно изучив народное творчество, он смог выбрать для этой цели наиболее яркие и типичные образцы народного искусства и, вместе с тем, возродить к новой жизни ряд незаслуженно забытых песен. Утверждая ладовый диатоиизм в качестве принципа гармонизации латышских напевов, Мелнгайлис подчеркивал мелодическую основу письма и выдвигал особую роль полифонии и свободного голосоведения, Всего Мелнгайлис обработал около 240 народных песен для мужского, смешанного, женского и детского хоров. Многие из обработок Мелнгайлиса, как и стремился композитор, получили подлинную народность, вся же его деятельность в данной области приобрела в истории латышской музыкальной культуры этапное значение.
«Тёмной ночью в луг зелёный». Обработка для мужского хора популярной крестьянской песни, В этой ранней работе Мелнгайлиса, первая редакция которой была напечатана в 1902 году, уже нашли свое воплощение существенные черты его метода. Гармония здесь всецело выведена из лада песни. Диатоиизм соблюден на всем протяжении хора, Сопровождающие голоса мелодиэироваиы, особенно — бас. В третьем и четвертом тактах применена групповая имитация. Хор начинается и заканчивается унисоном. Лайма — в латышской мифологии: богиня счастья.

«Наклонитесь вы, деревья», Обработка для смешанного хора лирической песни, в первый раз напечатанная в 1904 году. Характер обработки аналогичен предыдущей, но голосоведение имеет более свободный характер, так что число реально звучащих голосов в разные моменты колеблется от одного до четырех. Содержание текста дало Мелнгайлису повод придать хору антифонный характер: некоторые строфы исполняются девушками, другие — юношами, и обе группы соединяются лишь в заключении.
Величание сиротки. Обработка для смешанного хора одной из так называемых «сиротских» песен, занимающих в латышском фольклоре самостоятельное и важное место. Слово «сирота» в дореволюционном латышском крестьянском быту означало не только ребенка, потерявшего родителей, но вообще — горемыку, бедняка, угнетенного и притесняемого богачами. Образ сироты всегда изображался в латышском фольклоре с глубоким сочувствием, и в своих песнях народ неизменно вознаграждал сирот за испытанные обиды и несправедливости. Данная песня обработана Мелнгайлисом в виде переклички женской и мужской групп, воспроизводящих диалог между девушкай-сираткой и сватающимся к ней боярским сынком. В заключительных строфах, величающих сиротку от имени народа, хор объединяется в мощный массив. При гармонизации композитором учтена присущая напеву ладовая переменность, и в выдержанной на протяжении всей песни тональности As-dur ясно выделена мелодическая опера Es. Точно соблюдена и использована свойственная напеву ритмическая переменность. Количество реально звучащих голосов колеблется от двух до восьми. В заключительных строфах применен канон между женской группой и тенорами на тоническом органном пункте у басов, самое же вступление последних тоже имеет имитационный облик. Создание этой обработки относится к 1910 году, а впервыг напечатана она была в 1912 году. Боярин—в латышской народной лексике: богач, в частности—богатый крестьянин.

Золотистые листья
В истории латышской культуры романс Мелнгайлиса «Золотистые листья» занимает исключительное положение. Он был сочинен в 1904 году на слова Я. Райниса. В этом стихотворении поэт-революционер в иносказательных, аллегорических образах страстно призывал молодежь преодолеть безвольное неверие в свои силы и воспрянуть к новой жизни, заря которой занималась над родной страной,
Мелнгайлис создал на текст Райниса романс, полный высокого гражданского пафоса. Соответственно содержанию стихотворения, романс построен в двухчастной форме, создавая два резко контрастирующих настроения. Вокальная партия, имеющая в первой половине романса сумрачно-напевный склад, во второй половине приобретает черты приподнятой деклама-ционности, как бы воплощая речь агитатора-трибуна, а в фортепьянном сопровождении начинают господствовать ликующие фанфарные звучания.

Хоры
Оригинальные хоры Мелнгайлиса могут быть подразделены на две основные группы. Одни из них сочинены на народные слова и настолько приближаются к обработкам народных песен, что неоднократно даже смешивались с ними. Другие сочинены на тексты латышских поэтов и представляют собой великолепные образцы самобытного композиторского творчества, а особенности — написанные на стихотворения Яна Райниса. Всего Мелнгайлис сочинил около 40 хоровых песен. Превосходно владея всеми средствами хорового письма, Мелнгайлис создал ряд произведений глубокой мысли и совершенных по художественному воплощению, прочно вошедших как в профессиональный, так и в массовый национальный репертуар.

Былое. Хор на слова Я, Райниса, написанный в 1904 году. В своем стихотворении Райнис использовал народную легенду о хрустальном замке, который ушел под воду при захвате Латвии немецкими рыцарями и выйдет вновь на поверхность земли после ее освобождения от насильников. Эта патриотическая легенда неоднократно привлекала к себе внимание латышских поэтов и композиторов, Райнис и, вслед за ним, Мелнгайлис дали ей революционную трактовку: освобождения добьется сам народ, восставший против угнетателей. Начало хора рисует сказочную картину скрытого от человеческих взоров, но продолжающего существовать безмятежного прошлого. Она контрастно сменяется показом тяжкой действительности, для характеристики которой Мелнгайлисом использована крестьянская антикрепостническая песня «Эх, скорее скройся, солнце» (см. стр. 323). Мечта о счастливом будущем родной страны вновь возвращает к первоначальному образу, но в измененном, просветленном виде, а в самом заключении, отголоском, еле слышно повторяются две первые строки, напоминающие о том, что счастье еще не достигнуто. Тем самым, хор приобретает трехчастную форму, с динамизированной репризой и кодой. Иванова ночь — отмечающийся 24 июня и уходящий корнями в глубокую древность праздник летнего солнцеворота, во время которого крестьяне поют и пляшут вокруг пылающих костров. Лига — постоянный припев в песнях этого праздника, всегда связанных с представлением о радости и довольстве. Сирота—см. выше. Змгя в морг — в латышском фольклоре: символ грядущей расплаты с угнетателями.

«Сон мой храните, возницы». Хор, которым открывается большой четырехчастный цикл «Латышский реквием», написанный Мелнгайлисом в 1906—1907 годах. Создавая этот цикл, композитор ставил своей целью способствовать идейной борьбе против распространявшихся в начале XX века среди латышской интеллигенции упадочных индивидуалистических настроений. В качестве текста для трех первых частей Мелнгайлис избрал полное трагической тоски стихотворение В. Плудона, но в четвертой части (см. дальше) противопоставил ему революционные слова Я. Райниса, что придало циклу в целом активный, жизнеутверждающий смысл. Сообразно композиционному заданию, начальный хор выдержан в строгом, скорбном характере, не разрушаемом и более светлым средним эпизодом. Важную структурную роль в музыке хора играет многократно повторяемая в разных голосах и сдерживающая движение остинатная ритмическая фигура.
День страшного суда. Заключительная часть цикла «Латышский реквием», на слова Я. Райниса. Поэт назвал свое стихотворение начальной строкой католической молитвы на латинском языке «Dies irae», использованной им в качестве прообраза. Но Райнис переосмыслил средневековый религиозный текст в народно-освободительном плане и создал патетический гимн побеждающей революции. Такой же патетический характер приобрела и музыка Мелнгайлиса, суровая и напряженная поступь которой развертывается в виде ритмически острой и чеканной маршевой декламации на основе постепенного вариационного обогащения и динамического роста.