Милий Балакирев - Критико-биографический очерк

Музыкальная литература

Балакирев (ноты)



Биография и творчество композитора Милия Балакирева для голоса, вокала в pdf

 

 

Скачать книгу
М.А. Балакирев. Критико-биографический очерк
В. Музалевский
“Музыка”, 1938г.
(pdf, 6.54 Мб)

содержание:

 

Введение
ТВОРЧЕСКОЕ наследие выдающегося музыкального деятеля и композитора Милия Алексеевича Балакирева постигла незаслуженная участь. До недавнего времени интерес к творчеству ближайших соратников и друзей Балакирева, членов знаменитого "балакиревского кружка" — Бородина, Мусоргского, Римского-Корсакова,заслонял внимание к музыкальному наследию их бывшего руководителя и учителя. О Балакиреве писали и говорили „походя", „между строк", лишь в связи с темами, в той или иной мере относящимися к эпохе деятельности „могучей кучки" или к творчеству и жизни отдельных ее членов. Даже в наиболее значительных работах советских музыковедов, в которых история балакиревского кружка освещалась сравнительно широко, меньше всего речь шла о центральном лице среди этой подлинно могучей группы композиторов XIX столетия. У нас нет даже сколько-нибудь удовлетворительной его биографии, если не считать уже устаревших дореволюционных изданий. Лучшие творения Балакирева, за исключением единичных бытующих в нашей практике романсов и обработок русских песен, исполняются очень редко. Огромная творчески содержательная фигура Балакирева все еще остается в теин, а значительнейшая часть его сочинений при таком отношении к композитору остается вне пределов музыкальной практики. Между тем разносторонняя его деятельность (в том числе и композиторская) на одном из важнейших этапов становления русской музыкальной культуры давно уже нуждается в объективном широком освещении историков-музыковедов.

Разве не печальна участь Балакирева—композитора, отдававшего значительную часть своих сил и времени строительству передового музыкального искусства и не встречавшего ни поддержки, ни даже сочувствия в широких общественных кругах своей эпохи?
Между тем, пренебрегая личными интересами, он сплошь и рядом своими творческими замыслами и опытом бескорыстно, энтузиастически делился с ближайшими товарищами по музыкальной* работе, заботясь о их росте больше, чем о своем собственном, и радуясь их творческим успехам не менее, чем личным. В частности, например, известно, что в течение нескольких лет Балакирев систематически руководил созданием 1-й симфонии Бородина, в которой каждый такт проходил через его (Балакирева) критическую оценку. И этот пример далеко не единичен.
В итоге такой расточительной затраты энергии неизбежно должен был истощаться фонд творческих мыслей Балакирева как композитора.

Нужно признать со всей категоричностью, чго даже при самом строгом критическом взгляде на музыку Балакирева, в которой, конечно, далеко не все для нас равноценно, многое из нее представляет вполне жизнеспособный творческий материал, достойный почетного места в русском музыкальном наследии. Некоторая же часть его произведений, утратившая сейчас широкий интерес, заслуживает все же изучения.
Большие исторические заслуги сподвижников Балакирева, заслонивших своей громкой славой былой авторитет вдохновителя „могучей кучки", вовсе не исключают безотносительного значения его музыкального наследия. Рассуждения об архаичности и сухости музыки Балакирева основаны чаще всего на поверхностном знакомстве с нею. Нужно ли доказывать, что разносторонняя широко-масштабная деятельность Балакирева как пропагандиста западноевропейских композиторов—Шумана, Листа, Берлиоза—и новой русской музыки, как одного из выдающихся организаторов массового музыкального просвещения, как исполнителя— пианиста и дирижера, наконец как самоотверженного редактора гениальных творений Глинки,— не может, не должна быть забыта историей. Итоги этой кипучей работы, ощутимые и в обстановке нашей музыкальной действительности, объективно уже получили историческое признание.

Напрасной, заведомо обреченной на неудачу была бы попытка в пределах сжатого критико-биографического очерка исчерпать характеристику Балакирева, прожившего творчески насыщенную 73-летнюю жизнь. Всестороннее изучение хотя бы одной его обширнейшей переписки с десятками и знаменитых и ничем не выдающихся лиц потребовало бы огромной исследовательской работы. По ряду разделов этой эпистолярной литературы, автору данного очерка поневоле пришлось пробегать „семимильными" шагами, останавливаясь лишь на самом существенном. Между тем путь к разработке многих узловых вопросов творческой биографии Балакирева лежит именно чрез детальное изучение нотных рукописей и громадного архивного материала, хранящегося „под спудом" в разных местах.
Таким образом, автору этой работы выпадает более скромная, но вместе с тем весьма ответственная задача—дать сжатое представление о крупной творческой фигуре Балакирева, поставив в центре внимания его музыкальное наследие.

Двадцатипятилетие со дня смерти главы кучкистов прошло у нас незамеченным. Далеко не достаточно была использована для критической переоценки творческой деятельности Балакирева и другая юбилейная дата — столетие со дня его рождения, исполнившееся 21 декабря 1936 г. (по ст. стилю). К этой дате, кстати сказать, и приурочивалась данная работа, выпуск которой в свет запоздал по независящим от автора обстоятельствам.

Тем не менее, учитывая большую, но до сих пор не удовлетворенную потребность в популярно-научном исследовании о Балакиреве и среди широких слоев слушателей и среди профессионалов-музыкантов, в том числе среди учащихся консерваторий и музыкальных школ, автор надеется, что его труд в какой-то мере эту потребность сможет удовлетворить.
Ориентируясь на различный по уровню музыкального развития круг читателей, автор часто вполне сознательно пользуется в характеристике музыки Балакирева „описательным" методом, считая необходимым прежде всего выполнить пропагандистскую задачу— раскрыть значительную прогрессивную роль творчества Балакирева в истории русской музыкальной культуры.
Хотя в отдельных главах книга перерастает масштабы обычных филармонических изданий, тем не менее она, с точки зрения автора, представляет далеко еще не полный и не до конца обобщенный опыт анализа такого сложного явления, каким является творческая фигура Балакирева.
В заключение автор приносит глубокую благодарность Н. П. Малкову и проф. Б. А, Фингерту за сделанные ими в процессе работы ценные указания.

Скачать ноты Скачать книгу