Милий Балакирев - Критико-биографический очерк

Музыкальная литература



Биография и творчество композитора Милия Балакирева

 

Заключение

 

 

ОБЗОР музыкального творчества Балакирева в итоге констатирует большую ценность оставленного им художественного наследия. Путем критического отбора удается определить неоспоримое значение и жизненность многих его произведений. Вполне естественно, что к числу их относится большинство сочинений, либо завершенных, либо задуманных в период молодости Балакирева, до 70-х годов. Нет ничего удивительного также в том, что максимальное значение в наших условиях (помимо ряда крупных произведений, как музыка к „Королю Лиру", „Иеламей", „Тамара", 3-я симфония, увертюры) приобретает балакиревская обработка народных несен и лирика раннего периода. Этот жанр явился естественным отражением в творчестве волевой, устремленной человеческой индивидуальности Балакирева 50-х — 60-х годов. Этого Балакирева мы особенно ценим и будем ценить.

Творчество его этой эпохи должно войти в основной фонд; русского музыкального наследия. Было бы, однако, глубоко несправедливым отбрасывать целиком все на писанное им в последующее время — в годы утраты общественной активности. Правда, язык музыки Балакирева, складывавшийся под сложным влиянием западных романтиков и Глинки, трансформировался в связи со сдвигами в его мировоззрении. К концу жизни струя народных песенных интонаций в его произведениях бьет уже с меньшим напором. На смену выступает все более развивающийся камерный салонный стиль с нарочитыми виртуозными побрякушками (фортепианные произведения). Все же и 2-я симфония и еще в большей степени обработка сборника народных песен для фортепиано в четыре руки (1901 г,) показывают, что здоровый творческий инстинкт Балакирева не заглох. Несмотря на значительный уклон вправо и болезненный отход от общественной деятельности, что, казалось бы, должно было вызвать упадочные или мистические настроения в. самом творчестве; —музыка Балакирева, за "редкими исключениями (романсы на тексты Хомякова), сохранила свою жизненную силу и светлый оптимистический характер.
Неоценимы также заслуги Балакирева в том, что он сумел стать достойным продолжателем дела Глинки, прокладывая новый путь к большому народному искусству не только в своем творчестве, но и в музыке своих соратников. Но, пропагандируя новое национальное искусство, опиравшееся на Глинку и народную музыку, Балакирев сумел глубоко понять, практически осмыслить и претворить в жизнь приобщение музыкальной культуры своей родины и, в первую очередь, творчества своих соратников к лучшим, наиболее прогрессивным достижениям Запада. „Могучая кучка" под водительством Балакирева и по его инициативе действительно прорубала „окно в Европу". Показательно при этом, что, ориентируясь на прогрессивное творчество великих западноевропейских композиторов—неоромантиков, кучкисты, и в том числе Балакирев, брали у них не мистику и не мистическую эротику, не упадочные элементы, а все наиболее передовое. Программность, конкретизация художественного образа, идейность, творческий пафос —вот что Балакирев, частью интуитивно, частью сознательно, заимствовал у Берлиоза и Листа и умело пересаживал на русскую почву.
Энтузиастическая любовь к музыке, стремление не только самому двигаться к намеченным идеалам, по и вести с собой ближайших соратников по искусству—у Балакирева молодых лет обладали чертами, редкими для своей эпохи и определяющими в нем нечто большее, чем либерала-просветителя.
В своих произведениях Балакирев проявлял активное стремление выражать в звуках объективную действительность, Стремился к реализму. Сейчас, в эпоху небывалого интенсивного подъема музыкального искусства в республиках нашего Союза на опыте широкого использования богатств народной музыки,— можно убедиться, насколько правильными оказались намеченные им принципы развития музыкальной культуры нашей страны.

Балакирев оставил по себе другой нерукотворный памятник — пышный расцвет музыкального строительства, в фундамент которого он закладывал первые камни: дарование Балакирева сыграло колоссальную роль в воспитании других, еще более мощных, композиторских талантов. Уже одно только непосредственное деятельное участие в становлении творческого русла для его гениальных современников — Бородина, Римского-Корсакова, Мусоргского — отводит Балакиреву почетное место в истории.
Не может быть забыта также работа Балакирева как одного из первых организаторов массового музыкального просвещения в наиболее его демократических формах. Ведь детище Балакирева — Бесплатная музыкальная школа — сыграло огромную роль не только в продвижении в жизнь новых произведений русских композиторов. Деятельность школы ознаменовала также наступление исторического этапа в деле широкого воспитания слушательских и исполнительских (вокальных) кадров. Этот раздел деятельности Балакирева также должен найти свое объективное признание в условиях нашей действительности.
В обстановке советской музыкальной культуры созданы все предпосылки для того, чтобы все живое из балакиревского музыкального наследия получило свое достойное место в практике и чтобы лучшие стороны многообразной, кипучей и полезнейшей деятельности Балакирева служили образцом для новых поколений музыкантов социалистической эпохи.