Арии , романсы, песни - Анатолий Доливо - ноты

 



Сборники, песенники с нотами
для голоса, вокала в pdf

 

 

Скачать ноты
Арии, романсы и песни из репертуара А.Л. Доливо
для баритона в сопровождении фортепиано
составитель Е. Кузьмина
“Музыка”, 1973г.
номер 7695
(pdf, 10.2 Мб)

содержание:

 

А.Л. ДОЛИВО

Творческий путь Анатолия Леонидовича Доливо-Соботницкого (1893—1965) начался в 1918 году, когда он окончил Московскую консерваторию по классу знаменитого профессора Умберто Мазетти—учителя Неждановой, Обуховой, Барсовой и других известных певцов. Вначале Доливо выступал как исполнитель народных песен в концертах домрового квартета Г. П. Любимова; затем стал давать самостоятельные камерные концерты (при участии пианистов А. В. Шацкеса, Г. М. Когана, М. М. Мирзоевой и др.). Более 30 лет Доливо с большим успехом концертировал в самых различных городах Советского Союза, пел и за рубежом—во Франции, Германии, Швеции, Норвегии. В 1944 году ему было присвоено почетное звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

В 1930 году Доливо был приглашен профессором в Московскую консерваторию, где проработал до последнего дня жизни. Он составил и отредактировал несколько сборников вокальной литературы, опубликовал ряд статей по вопросам вокального исполнительства и превосходную книгу «Певец и песня», за которую ему в 1946 году была присуждена ученая степень доктора искусствоведения.
В многообразной деятельности Доливо — певца, педагога, музыковеда, редактора наибольшее внимание привлекал Доливо - артист. Это целая глава в истории русского камерного пения. Глава значительная, колоритная, самобытная. Тех, кто побывал на каком-либо из концертов певца, он сразу покорял своим искусством. Многие его исполнения прочно врезались в память слушателей, вошли в круг их самых ярких художественных воспоминаний.
Сохранились грамзаписи пения Доливо. Но разве в состоянии они воссоздать впечатление, какое производил он на концертной эстраде, воспроизвести его своеобразную внешность и мимику, манеру его исполнения, «ток», который шел от него в зал и электризовал аудиторию? Впечатление это в своей силе, полноте, художественной цельности живет лишь в памяти тех, кому выпало счастье видеть и слышать артиста.
Воздействие Доливо на слушателей было связано не столько с каким-нибудь особенным, неповторимым тембром его голоса, сколько с особенным, неповторимым «тембром» его артистической личности. Пытаясь уловить характерные черты этой личности, критики обычно указывали прежде всего на высокую культуру певца.
Действительно, Доливо был человеком огромной культуры — и это ярко проявлялось во всей его деятельности. Проявлялось в обширных познаниях, в широком охвате вокальной литературы, в неустанных репертуарных поисках, вошедших в исполнительский и слушательский обиход, наряду с известными песнями Бетховена и Шуберта, Даргомыжского и Мусоргского, множество малоизвестных в то время произведений Монтеверди, Марчелло, Бельмана, Бартока, Равеля, де Фалья, Стравинского, Прокофьева, Коваля, Мосолова, Хренникова, Ревуцкого и других старинных и новых, зарубежных и советских композиторов. Проявлялось в глубоком интересе к народному творчеству, к старинным русским былинам, прекрасным песням различных народов — казахским и киргизским, ирландским и шотландским, французским и негритянским, которые он разыскивал и выносил на концертную эстраду. Проявлялось в отточенном вкусе, определявшем тот отбор, который производил Доливо во всем этом материале; в смелом, «перспективном» построении концертных программ, содержательное единство которых не имело ничего общего с благонамеренной «стильностью»; в культуре языка, в бережном и умелом обращении со словом; в чувстве исполняемого произведения как художественного целого, как ансамбля двух партий, а не «пения с аккомпанементом».

И все же, как ни высока была культура Доливо, как ни значительна была роль этого фактора в его искусстве, главное, решающее заключалось в другом. В конце концов культурных камерных певцов не так уж мало; но далеко не все обладают такой способностью к «заражению» (употребляя известное определение Льва Толстого), какой был наделен Доливо. Культура артиста — великое дело; но никогда еще она одна не создавала творческих ценностей, не давала исполнителю такой власти над аудиторией, ибо, как говорил еще Одоевский, «никакая поливка не обратит репейника в розу». Чтобы создания артиста обрели художественную выразительность, заиграли, заблистали нужными красками и оттенками, необходимо то неуловимое, неповторимое, никаким обучением и изучением не рождаемое свойство,
которое именуется талантом. У Доливо был громадный исполнительский талант, изумительный дар толкования, воплощения и воздействия, и лишь в сочетании с этим основным качеством, благодаря ему, культура и все прочие достоинства, нажитые артистом в процессе учения, самообразования и работы, приобретали тот вес, который и ценен в искусстве.

Талант означает индивидуальность, а индивидуальность неизбежно предполагает границы, отделяющие данное явление в искусстве от других. Яркая индивидуальность Доливо была многосторонней, но отнюдь не всесторонней. Его сферой была народная песня, эпос, философская лирика, изящная «вокальная новелла», реалистический гротеск, но не героические оперные арии, не романсы Чайковского и Рахманинова. Поклонникам привычного казалось, что в вокальной технике Доливо немало недостатков. Но техника большого артиста всегда индивидуальна, определяется его замыслами, стилем его исполнения, и то, что в одном стиле — недостаток, в другом может обернуться достоинством. Да, в голосе Доливо не было ни традиционной бархатности, ни оперной мощи, его техника не блистала виртуозными эффектами или утонченным «таянием» звука. Но многим ли обладателям превосходного даже бельканто удавалось добиться такой тембровой выразительности голоса, такой богатой техники реалистических интонаций, каких достигал Доливо в «Райке» Мусоргского, в «Кудеснике» Прокофьева, в любой народной пеоне?
Талантливость отличала не только Доливо-концертанта; «ток» ощущался при всяком соприкосновении с «источником». Пел ли Доливо, преподавал, участвовал в разговоре, рассказывал—он все делал ярко, артистично, творчески.

Пишущему эти строки довелось несколько десятилетий близко общаться с Доливо, в течение ряда лет работать с ним, совместно выступать. Как это было непохоже на обычные занятия пианиста с певцом! Репетиции с самого начала, с первых «пропеваний» носили поисковый, творческий характер, шли не от «букв» к духу, а от духа к «буквам». Напряженные творческие искания не прекращались и во время самого концерта, когда произведение как бы виделось, создавалось заново, и один исполнитель всегда был наготове подхватить неожиданную, импровизационную находку другого.
Предлагаемый сборник составлен из произведений, наиболее часто исполнявшихся Доливо в концертах и им отредактированных; многие из них разысканы певцом среди забытых страниц старинных авторов и народных песен, многие им первым исполнены на концертной эстраде. Знакомство с ними, с одной стороны, даст некоторое, хотя бы частичное представление о сделанном А. Л. Доливо, с другой, можно надеяться, — обогатит концертно-педагогический репертуар и будет способствовать росту исполнительского мастерства наших вокалистов.
Г. КОГАН


Скачать ноты Скачать ноты