Избранные русские канты XVIII века

 



Тексты и ноты кантов для хора или ансамбля солистов без сопровождения

 

 

Избранные русские канты XVIII века
для хора или ансамбля солистов без сопровождения
публикация В.Копыловой
"Музыка", 1983г.
номер 2876

содержание:

 

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ
 
Настоящее издание является первой публикацией наиболее популярных кантов, бытовавших в России конца XVII —XVIII в.
Канты — это многоголосные песни духовного или светского содержания. Своими истоками они уходят в музыкальную культуру Польши, где с середины XVI в. были известны под названием «кантычек». В XVI — XVI 1вв. канты распространились в Белоруссии, на Украине и в России.
Тематика кантов определялась социальной средой, в которой они бытовали. Так, во 2-й половине XVII в. в кругу духовенства возникли и затем получили широкое распространение канты духовного содержания, так называемые псальмы — песнопения на свободно трактованные канонические тексты. В начале XVI11 в. тематика кантов расширяется, появляются патриотические канты, которые заняли прочное место в официальных торжествах, посвященных событиям государственной жизни й военным победам Петра I.
Середина XVIII в.— время наивысшего расцвета канта. В этот период появляются исторические, элегические, любовно-лирические, сатирические, шуточные канты, сохранившие популярность до начала XIX в.

Основной чертой музыкального склада кантов является трехголосное изложение с параллельным движением двух верхних голосов и самостоятельным басом, выполняющим роль гармонической основы. По форме кант представляет собой куплет, состоящий из двух музыкальных строф повторного или неповторного строения (АВ; АА; АА1). Иногда встречаются канты, состоящие из трех строф и более. Музыкальная строфа канта соответствует двум-четырем строкам поэтического текста, разделенного цезурами. Мелодика кантов сформировалась в результате слияния интонаций знаменного роспева, польской, украинской, белорусской и русской народных песен; в середине XVIII в. испытала влияние бытовой инструментальной музыки.

Возникновение кантов связано с развитием силлабического стихосложения, получившего наиболее яркое выражение в творчестве Симеона Полоцкого, Димитрия Ростовского, Стефана Яворского, Феофана Прокопов и ча. В XVIII в. значительную роль в создании кантов сыграла поэзия выдающихся русских поэтов-классиков В. К. Тредиаковского, М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова. Однако чаще всего авторами кантов были любители. По традиции создание музыки канта авторством не считалось и в рукописных сборниках (а именно в такой форме распространялись канты) имена композиторов не указывались, Вследствие этого авторство музыки нередко приписывалось поэтам — авторам текстов.
С самого начала существования кантов возникла традиция их исполнения на известные напевы — «на голос» наиболее популярных кантов. Поэтому наряду с нотными имелось большое количество текстовых рукописных сборников кантов, что свидетельствует о широкой известности напевов. Значительная часть кантов переходила из сборника в сборник, позволяя тем самым установить список наиболее популярных, «репертуарных» кантов того или иного времени.

Настоящее издание осуществляется на материале рукописных фондов Ленинграда — Государственной Публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина (ГПБ) и Библиотеки Академии наук СССР (БАН), где хранятся более 300 рукописных нотных и текстовых сборников кантов и псальм, исследованных составителем. Для данной публикации отобраны канты из 30 сборников, которые, в основном, входят в следующие рукописные собрания: Собрание Общества любителей древней письменности (ГПБ), Собрание А. А. Титова (ГПБ). Петровское собрание БАН.

При выборе сборников учитывались разнообразие и типичность их содержания, полнота атрибуции (запии владельцев и составителей, указания на местную традицию и т. д.), а также грамотность переписчиков.
Каждый из отобранных сборников содержит от 50 до 200 псальм и кантов, причем одни и те же канты в разных сборниках вследствие ошибок переписчиков, намеренных переработок текста и напева претерпевают значительные изменения. Кроме того, напевы многих кантов существуют в нескольких вариантах. Для данной публикации списки каждого вошедшего в него канта были сверены по всем доступным рукописям, была восстановлена пропущенная нотная запись, ошибки и разночтения исправлены по наиболее раннему, полному по составу и грамотно записанному сборнику. Из нескольких вариантов напева выбран также самый ранний. Анонимные тексты выверены по орфографии XVIII в., авторские — по академическим или аналогичным им изданиям. Количество куплетов в кантах рекомендуемых к исполнению  не везде соответствует рукописным сборникам и может в некоторых случаях не совпадать с печатным изданием.

Запись кантов в рукописных нотных сборниках осуществлена киевской квадратной нотацией и представляет собой трехстрочную партитуру в ключах, частично вышедших из употребления (наиболее типичные сочетания ключей: скрипичный—сопрановый— басовый ; сопрановый —сопрановый—басовый ; сопрановый — теноровый — басовый); тактовые черты отсутствуют (имеется лишь деление на строфы вертикальной чертой и обозначение повтора цифрой 2); знаки альтерации проставлены не везде.
В настоящей публикации нотная запись приближена к современному виду (там, где это возможно, элементы записи рукописного оригинала сохранены); все темповые и динамические указания проставлены составителем и даны в русской терминологии, принятой в русских печатных изданиях конца XVIII—начала XIX в. Пропущенная и восстановленная нотная запись заключена в круглые скобки, редакторские добавления — в квадратные.

Свободные внутрислоговые распевы во многих кантах часто вызывают несовпадение метрических и слоговых акцентов. При подтекстовке мелодии исполнители должны опираться на смысл литературного текста, вследствие чего каждый куплет подтекстовывается индивидуально (редакторские слоговые лиги соответствуют только тексту 1-го куплета). Чтобы исключить ошибки в истолковании текстов, следует пользоваться помещенными в конце издания комментариями и словарем устаревших слов.
При исполнении кантов большое значение имеет правильное произношение старославянских слов. Недопустимо оглушать звонкие согласные (бог — бох, муж — муш, его — ево); согласная г произносится мягко, как латинское Ь; в произношении гласных а, о существует точное позиционное различие; в окончаниях е на ё не заменяется; недопустима ассимиляция согласных (лучше — лутше).
В данном издании канты объединены составителем в тематические разделы, которые, по его мнению, наиболее полно и разнообразно отражают основной «репертуар» русских кантов.
Сборники, использованные для настоящей публикации, можно разделить на две группы. Первая, относящаяся к концу XVII — 1-й половине XVIII в., содержит в основном назидательные, покаянные и панегирические канты 2. Вторая группа, ограниченная сборниками Ростова — Ярославля и Великого Устюга, относится к середине — концу XVIII в. Для нее наиболее характерны канты на стихи русских поэтов середины XVIII в., канты панегирические, любовные, пасторальные и шуточные.
Помещенные в семи разделах настоящего сборника канты дают объективное представление о бытовании этого жанра в России XVII — XVIII вв., но не исчерпывают всего его многообразия.

Канты покаянные и назидательные. Это наиболее ранние образцы кантов, близкие их предшественникам — псальмам. Они возникли в среде духовенства в середине XVII в. и оказались наиболее устойчивыми, встречаясь в рукописных сборниках вплоть до началах IX в. Столь долгое их бытование обусловлено содержанием, раскрывающим идею нравственного совершенствования человека через покаяние и назидание. В сборниках духовных песнопений появляются и первые канты светского содержания, три из которых, сочиненные на слова Симеона Полоцкого выдающимся русским композитором В. Титовым, помещены в настоящем издании. В. Титову удалось преодолеть влияние польских духовных песен и создать произведения на русской национальной основе. Мелодика его кантов соединила в себе интонации знаменного роспева и ритмы русских народных песен. О популярности кантов В. Титова свидетельствует факт существования многих из них до начала XIX в. в различных редакциях и переработках, а также появление большого количества кантов в подражание В. Титову. Музыка В. Титова — первое сочинение в жанре канта с установленным авторством.
Особой популярностью пользовались духовные канты Димитрия Ростовского, являвшегося, по свидетельству современников, автором и текста и напева.
Все покаянные и назидательные канты имеют хоральный склад и мерную ритмику, для них характерны неторопливые темпы и ровная динамика. Рекомендуется исполнять их мужским хором, ансамблем или трио; возможно дублирование отдельных голосов на лютне или органе.

 

Канты о Петре I и его эпохе. Все канты этого раздела, за исключением «элегии» на смерть Петра I, находятся в одном рукописном сборнике, датированном 1747 г. 1 Содержание сборника позволило отобрать панегирические и виватные канты, отражающие основные вехи жизни Петра I и крупные исторические события, связанные с его именем.
Панегирический жанр известен в России с давних времен. Уже в крюковых рукописях XII в встречаются славословия «Многая лета!». Как самостоятельный жанр «многолетия» утвердились на рубеже XVI—XVII вв. в «Чине заздравной чаши», но наиболее ярко данный жанр воплощен в панегирических кантах Петровской эпохи.
Канты-виваты возникли под влиянием польских виватных песнопений начала XVIII в., их назначение — выразить эмоционально-смысловую кульминацию панегирического песнопения. Текстом виватных кантов служилжвосклицания «виват!», «эт бене виват!». Русский виватный кант существовал в нескольких формах: как припев или окончание панегирического канта, как самостоятельное построение, состоящее из одной или двух частей-строф.
Названные канты обладают едиными типичными стилистическими признаками: маршевым характером, фанфарностью напева, преобладанием роли ритмического начала, обилием внутрислоговых распевов (юбиляций). Тексты панегирических и виватных кантов носят, как правило, обобщенно-торжественны" характер.

Канты на заключение Ништадтского мира (1721) представляют собой многочастную композицию и являются первым примером крупной циклической формы в светском панегирическом жанре (впервые это предположение высказал Н. Ф. Финдейзен6). Ряд панегирических и виватных кантов непрерывно следует друг за другом, образуя композицию концертного типа с монументальной четырехголосной заставкой.
Панегирические и виватные канты, написанные по случаю военных побед Петра I, исполнялись на официальных торжествах многочисленными хорами. Пение чередовалось с чтением «похвальных слов», пушечной пальбой, колокольным звоном и сопровождалось игрой на медных духовых инструментах, исполнявших куплет канта либо его часть. Юбиляций и распевы исполнялись группой певцов-виртуозов. Панегирические канты включались также в пьесы школьных театров Москвы и Санкт-Петербурга, где исполнители — «отроки в три гласы заспевают, на органах взыгра нот Мусику».

Существенно отличается от всех остальных кантов этого раздела лирический кант на кончину Петра I. Тип лирических кантов возник в это же время, но получил распространение несколько позже в сфере любовной лирики. Элегический характер, плавная выразительная мелодия, дифференцированность всех трех голосов делают этот кант уникальным не только среди кантов Петровской эпохи, но и всей кантовой музыки XVIII в.
Панегирические канты дают представление о традициях кантового пения не только в культурных центрах (Санкт-Петербурге, Москве, Киеве), но и в провинциальных городах России. Наиболее интересными являются панегирические канты из многочисленных рукописных сборников Ростова, Ярославля и Великого Устюга, что свидетельствует о широком распространении в этих городах кантового пения.
Канты данного раздела рекомендуется исполнять мужским или смешанным хором без сопровождения и в сопровождении духовых инструментов.

 

Канты на стихи В. К. Тредиаковского. Поэзия Тредиаковского сыграла значительную роль в формировании кантов в 30—40-е гг. XVIII в. В рукописных сборниках встречается более 30 различных в жанровом отношении кантов на его тексты: панегирические, с гимническими элементами («Стихи похвальные России»), духовные панегирические («Крепкий, чудный, безконечный»), и т. д. Основное место в поэзии Тредиаковского занимает любовная лирика.
Большинство любовных кантов на стихи поэта было составной частью его перевода романа П. Тальмана «Езда в остров любви» 8. В данном издании публикуются три из них. Поскольку большая часть напевов принадлежала кантам иной жанровой направленности и отбор обусловливался лишь их широкой известностью, то связь музыки с поэтическим текстом здесь еще очень незначительна.

Канты на стихи М. В. Ломоносова. Возвышенно-философский строй поэзии Ломоносова, продолжающего традиции свободной творческой переработки Псалтири оказал значительное влияние на стиль кантов 50-х гг. XVIII в. Отличительными чертами кантов на стихи Ломоносова стали более глубокая связь напева со словом, гибкость музыкальной фразы, плавность ритма. Большинство кантов этого раздела носит элегический характер, хотя среди них имеются панегирические («Какой приятный Зефир веет», «Благословен господь») и шуточные («Ночною темнотою») типы кантов. В кантах стихи Ломоносова используются не полностью, что отражено в данной публикации.
Почти всем кантам на стихи Ломоносова присуще стилистическое единство: общность интонаций, ритма, приемов голосоведения, что позволяет предположить создание их одним композитором. Эти же черты свойственны музыке стихотворных переложений псалма № 143 сделанных Тредиаковским, Ломоносовым и Сумароковым у. Канты данного раздела можно исполнять мужским хором, ансамблем или трио без сопровождения; кант «Ночною темнотою» — трио или дуэтом в сопровождении фортепиано или клавесина.

Канты на стихи А. П. Сумарокова. С именем Сумарокова в 50—60-е гг. XVIII в. связан период расцвета любовно-лирического и пасторального канта. Песенная поэзия Сумарокова воплотилась в трех жанровых разновидностях канта: любовно-лирическом, пасторальном и канте в характере народной городской песни.
Любовно-лирическим и пасторальным кантам, в основе которых лежат современные им популярные танцы — менуэт, сицилиана, куранта, контрданс — свойственны инструментальный характер вокальных партий, высокий регистр, обилие украшений. Для кантов в характере городской народной песни типична краткость и ясность напева, разнообразие ритма в духе народных плясовых песен.

При исполнении любовно-лирических и пасторальных кантов нужно учитывать условности «чувствительного» текста, часто противоречащего изящным танцевальным мелодиям. Рекомендуется исполнять их различного рода ансамблями: дуэтом, трио с дублированием партитуры на фортепиано или клавесине. Канты в характере городских народных песен желательно исполнять без сопровождения.

Любовные и пасторальные канты. Канты любовно-лирической тематики составляют основное содержание большинства русских рукописных сборников середины и конца XVIII в. и являются порождением исключительно домашнего музицирования. Развитие любовных кантов идет параллельно с развитием «книжной» песенной поэзии, имевшей, так же как и канты, рукописную традицию. Появляются рукописные сборники, содержащие любовные стихи, которые затем перекладываются на музыку. Любовная тематика культивировалась в основном в творчестве поэтов сумароковской школы, а также поэтами-любителями (М. И. Поповым, И. П. Елагиным, И. А. Бекетовым, Н. Е. Муравьевым и др.). В поэтических сборниках появляются характерные названия любовных лирических кантов: «светские песни», «любовные песни» (М. Попов), «российские песни» (А. Сумароков). Постепенно любовные канты приобретают черты дуэтов или сольных песен с сопровождением, где нижний голос выполняет функцию цифрованного баса. В аналогичной фактуре записывались «российские песни» и первые русские романсы.
Пасторальные канты, появляющиеся в рукописных сборниках конца XVIII в., ведут свое начало от весьма распространенного в придворном и домашнем быту жанра «пасторалей» — небольших интермедий с музыкой. Часто они построены в форме диалога, их музыкальный язык близок любовно-лирическим кантам.
Исполнение любовных и пасторальных кантов подразумевает большую свободу в выборе состава музыкантов (дуэт, трио, солисты); возможно сопровождать пение игрой на бытовавших в то время в России инструментах (лютне, гитаре, клавесине или фортепиано, флейтах и т. д.),а также использовать элементы театрализации.

 
Шуточные канты являются наиболее ярким примером влияния фольклора на кант. В рукописных сборниках 60—70-х гг. XVIII в. появляется огромное количество народных городских песен. Их можно считать самой ранней фиксацией народного песнетворчества, так как печатные собрания песен возникли лишь в 70—80-е гг. и составлены на основании рукописных сборников.
В результате взаимовлияния канта и городской народной песни произошли изменения в обоих жанрах: песня приобрела стилистические черты канта (фактура, структура напева), а кант — разнообразие тематики, богатство ритма и форм.
При исполнении кантов этого раздела следует определять состав певцов с учетом содержания каждого канта, выявляя прямую речь, диалоги действующих лиц. Все канты желательно петь без сопровождения.
Все помещенные в данном сборнике исполнительские рекомендации даются на основе обнаруженных свидетельств о традициях исполнения кантов, а также с учетом современного исполнительского опыта.

Комментарии

Сборник кантов pdf Скачать ноты

Спасибо Анне за сборник!