Арии , романсы, песни - Антонина Нежданова - ноты

Вокал



Сборники, песенники с нотами
для голоса, вокала в pdf

 

 

Скачать ноты
Арии, романсы и песни из репертуара А.В. Неждановой
для сопрано в сопровождении фортепиано
“Музыка”, 1973г.
номер 7694
(pdf, 143 Мб)

содержание:

 

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

«...Гений чистой красоты»... Эти бессмертные пушкинские слова удивительно точно определяют творческую сущность Антонины Васильевны Неждановой. Чарующий тембр уникального по обаянию голоса, яркий артистический талант, фанатичная любовь к искусству, удивительная работоспособность, умение жертвовать в жизни второстепенным ради достижения главной цели — все это было присуще А. В. Неждановой и позволило ей стать непревзойденной, поистине великой певицей и артисткой. Нежданова усвоила высшие достижения европейской вокальной культуры, довела виртуозное мастерство до совершенства, полностью подчинила его художественным задачам, согрев лирической теплотой и трепетностью; она создала новый классически строгий русский стиль вокального исполнительского искусства.

А. В. Нежданова родилась в 1873 г. в деревне Кривая Балка, неподалеку от Одессы, в семье учителя. С детства ее окружала музыкальная атмосфера—ее родители, друзья и знакомые много играли и пели. Музыкальная одаренность Неждановой проявилась в раннем детстве; отец учил девочку пению, она постоянно участвовала и солировала в детских хорах; двенадцати лет она поступила в музыкальное училище. Нежданова бывала в оперном театре в Одессе, где постоянно пели итальянские оперные артисты и часто гастролировали известные русские певцы. В юности Нежданова была далека от мысли стать певицей: до двадцати шести лет она была учительницей в Одессе. Но впечатления от исполнительского мастерства выдающихся русских оперных певцов — Н. Фигнера и М. Фигнер, Л. Яковлева, А. Давыдова и др. привели Нежданову к твердому решению — учиться петь, и в 1899 г. она поступает в Московскую консерваторию, в класс профессора У. Мазетти. Еще в студенческие годы она привлекла к себе внимание многих видных музыкантов; А. Н. Скрябин, бывший тогда профессором консерватории, восхищенный талантом Неждановой, неизменно присутствовал на всех ее выступлениях. В студенческом спектакле, опере Моцарта «Похищение из сераля», Нежданова в партии Констанцы удивила публику большим диапазоном, гибкостью и редкой красотой своего голоса (лирико-колоратурное сопрано), строгостью и выразительностью исполнения, идеальной чистотой интонации и техническим блеском. Нежданова окончила консерваторию в 1902 г., пройдя пятилетний курс за три года, и была первой певицей, удостоенной на выпуске золотой медали. В том же году она успешно дебютировала в Большом театре в опере М. Глинки «Иван Сусанин» в партии Антониды.

На формирование таланта, на духовный рост молодой Неждановой оказали большое влияние виднейшие деятели русской культуры —С. Танеев, К. Станиславский, М. Ермолова, И. Сеченов и др. Встречи и общение с А. М. Горьким содействовали становлению жизнеутверждающих, реалистических, ясных эстетических воззрений Неждановой. Еще в юности, в Одессе, в семье директора народных училищ В. Фармаковского, ранее работавшего в Симбирске с отцом В. И. Ленина И. Н. Ульяновым. Нежданова познакомилась с видными учеными того времени. Нежданова писала в своих воспоминаниях: «Имя Ульянова-Ленина мне не раз приходилось слышать от Фармаковских. Я и не подозревала, какое высокое значение впоследствии будет иметь это имя в истории человечества».

Нежданова была скромна, требовательна к себе и очень трудолюбива; за один 1903 г., например, она подготовила в Большом театре девять партий. Она неоднократно по разным причинам отклоняла приглашения на гастроли в Италию, Францию, Англию и продолжала работать над новыми оперными партиями на сцене Большого театра. Только в 1912 г. она выехала в зарубежные гастроли и с триумфальным успехом выступала в Париже, в «Grand Орёга» с Э. Карузо и Т. Руффо в опере Дж. Верди «Риголетто». Парижская пресса писала о ней: «Нежданова — достойный партнер Карузо», «В настоящее время очень мало певиц, которые могли бы идеально исполнить партию Джильды. Г-жа Нежданова достигает в этой партии идеала и этим объясняется ее выдающийся успех». В 1922 г. Нежданова еще раз совершила длительную поездку по крупнейшим городам западной Европы; выступления ее прошли с огромным успехом. Тридцать два года пела Нежданова в Большом театре, став его гордостью и украшением; она исполнила за это время тридцать восемь партий в операх русских и зарубежных композиторов. Последний раз она выступила на сцене Большого театра в 1934 г. в опере Р. Вагнера «Лоэнгрин». Вместе с Ф. Шаляпиным. Л. Собиновым, С. Рахманиновым, В. Суком она принесла мировую славу русскому оперному искусству.

Нежданова удивительно умела сочетать цельность музыкально-сценического образа с филигранной шлифовкой исполнительских деталей. Ее дикция была предельно отточена; благодаря молниеносной, незаметной смене дыхания ее кантилена казалась бесконечной. Дар сценического перевоплощения, постижения души образа и полного слияния с ним сочетался у Неждановой с глубоким пониманием стиля исторической эпохи, индивидуальности композитора; в каждой роли ей удавалось создать особую, неповторимую манеру сценического движения, походки, соответствующих характеру образа, его музыкальному содержанию. Ясность и законченность музыкальной интерпретации соединялись у Неждановой со своеобразием и естественностью сценической жизни ее героинь; она не играла— она жила на сцене, ее жесты были психологически точны, лаконичны и выразительны.
Мне довелось слышать и видеть Нежданову в Большом театре в двенадцати операх. Навсегда запомнился созданный ею яркий образ Виолетты в «Травиате» Дж. Верди, где Нежданова мелодраму А. Дюма поднимала до высот подлинной трагедии. В «Снегурочке» Н. Римского-Корсакова Нежданова не изображала ребенка, она просто была девочкой-Снегурочкой, никогда ничего не видевшей, кроме леса; она поражала неподдельностью, живой непосредственностью интонаций, искренностью своих переживаний. Партия Манон, поначалу элегантной и ветреной, в финале оперы Массне наполнялась истинным драматизмом и силой. В «Риголетто» Дж. Верди нежная, наивная Джильда постепенно преображалась в фигуру глубоко трагическую В «Сказке о царе Салтане» Н. Римского-Корсакова Нежданова ярко выявляла контрастность образов волшебной Лебедь-птицы и освобожденной от чар, живой, жизнерадостной девушки царевны. Скульптурная монументальность и строгость Эльзы к Лоэнгрин Р. Вагнера сочетались у Неждановой с горячей трепетностью живых порывов и чувств. В «Садко» Н. Римского-Корсакова Волхова Неждановой была прозрачным, бесплотным видением, все ее как бы растекающиеся движения напоминали струящиеся воды ручья, а голос был полон проникновенной человеческой нежности и тепла. Неизгладимое впечатление производили грация, живость, поэтическая одухотворенность сказочной пушкинской Людмилы, как будто излучавшей солнечное сияние и казавшейся воплощением молодости, счастья и красоты в опере М. Глинки «Руслан и Людмила».

В моем представлении солнечная увертюра М Глинки к этой опере, как и известные строки А Пушкина «Да здравствует солнце, да скроется тьма!», могут явиться обобщенным поэтическим выражением истинного существа артистического облика Неждановой. Пение Неждановой впечатляло, как природа, как небо, солнце, оно вызывало физическое ощущение радости — в этом особое обаяние дарования Неждановой.
По словам К. С. Станиславского, она создавала четкие, светящиеся образы, где все страсти облагорожены и живы. Станиславский писал Неждановой: «Знаете ли, чем Вы прекрасны и почему Вы гармоничны? Потому что в Вас соединились серебристый голос удивительной красоты, талант, музыкальность, совершенство техники с вечно молодой, чистой, свежей и подчас наивной душой. Она звенит, как Ваш голос... Вы — Орфей в женском платье, который никогда не разобьет своей лиры... Я удивляюсь, преклоняюсь перед Вами и прославляю Вас». 1 Высоко ценил и очень любил пение Неждановой А. М. Горький. Бернард Шоу писал Неждановой: «Я теперь понимаю, почему мне бог дал прожить до семидесятилетнего возраста, — это для того, чтобы я имел возможность услышать его лучшее творение — Нежданову».

Много лет своей жизни, с 1902 г. по 1943 г. А. Нежданова отдала концертной деятельности; с ней работали и выступали в концертах как аккомпаниаторы У. Мазетти. С. Рахманинов, посвятивший певице свой «Вокализ», В. Ландовская. Е. Бекман-Щербина, Н. Голованов. Образованнейший музыкант, пытливый художник, А. Нежданова постоянно и много работала над расширением своего концертного репертуара. Ее взыскательность, безупречный вкус, высокая культура, тонкое чувство стиля позволяли достигать подлинного совершенства и в концертном исполнении арий, романсов и народных песен. Многое она записала на грампластинки; к сожалению техническое качество звукозаписи того времени не дает даже отдаленного представления о ее голосе и исполнении (многие записи были сделаны уже после того, как Нежданова завершила оперную деятельность).
Драгоценное свойство исполнительского дарования Неждановой — истинный гуманизм: она пела сердцем, доставляя людям счастье, радость; многие современники ее признавались в том, что слушать пение Неждановой было невозможно без счастливых слез. М. Ермолова писала ей: «На Вашу долю выпало редкое счастье доставлять людям утешение, забвение дивным пением».3 Известный пианист, профессор А. Гольденвейзер в предисловии к книге М. Львова «А. В. Нежданова» писал: «Нежданова — это идеальный образ вокалнсткн. Пленительный голос, одинаково совершенно звучавший во всех регистрах до предельно высокого, безукоризненная интонация, прекрасная дикция, совершенное владение дыханием. Благородная простота и искренность исполнения А. В. Неждановой всегда производили на слушателя неотразимое впечатление. Как оперная артистка А. В. Нежданова, прежде всего, музыкант. Никогда музыкальный образ не приносился ею в жертву условному театральному эффекту». В. Немирович-Данченко считал, что «Нежданова гораздо выше своей прижизненной славы».4 Алексей Толстой при мне не раз говорил: «Никакая музыка, ничье пение на меня так не действует, как поистине гениальная Нежданова: в ее голосе какая-то особенная тоска, очищающая и возвышающая душу».

Нежданову слушал Владимир Ильич Ленин и любил ее пение; несколько раз певица принимала участие в концертах-митингах, на которых выступал В. И. Ленин с речами. Нежданова пишет в своих воспоминаниях: «На одном из концертов, в артистической комнате В. И. Ленин подошел ко мне и сказал несколько теплых, приятных слов о моем пении и голосе. Эти слова мне врезались в память, и я их никогда не забуду».
Нежданова обладала редким даром — доводить до совершенства все, чего она касалась в своей творческой работе; Нежданова всегда убеждала слушателя, что ее трактовка произведения соответствует авторскому замыслу. Многие знаменитые вокалисты восхищали слушателей своим мастерством, умением пользоваться различными вокально-техническими приемами. И Нежданова виртуозно владела ими, но поражали в ее пении прежде всего естественность, глубина исполнения. Мне выпало счастье много лет слушать Нежданову, работать с ней, учиться у нее; в небольшой рабочей комнате я мог заметить, как она мастерски использует в пении специфические вокально-технические приемы,, но в ее выступлениях, в акустических условиях оперного или концертного зала этого уловить было нельзя. В этом Нежданова была уникальна; ее часто называли соловьем с природной постановкой голоса, у которого все получается само собой. Нежданова очень огорчалась этим и говорила, что никто не потратил столько труда, как она для достижения этой полной исполнительской свободы и незаметного преодоления всех трудностей.
Искусство Неждановой, как и Ф. Шаляпина и Л. Собинова, оказало большое влияние на современников. Под их воздействием расцвели в свое время дарования молодых К. Держинской, Н. Обуховой, С. Мигая, Л. Савранского и др. Многие замечательные исполнители, не только певцы, испытали в своем творчестве магическую силу воздействия пения Неждановой; в 1947 г. выдающийся пианист проф. К. Н. Игумнов сказал мне: «Услышав в молодости голос Неждановой, превосходивший красотой все, что только можно вообразить, я стремился и мечтал всю жизнь заставить рояль петь неждановским звуком, и счастлив, если мне это иногда удавалось». Его ученик и продолжатель его пианистических традиций проф. Л. Н. Оборин также говорил, что обаяние артистической индивидуальности Неждановой оказало и на его творчество огромное воздействие.

Дочь сельского учителя, с детства воспитанная на идеалах передовой русской интеллигенции, радостно принявшая Великую Октябрьскую революцию, Нежданова верила, что народ понимает настоящее искусство, и все свои силы отдавала служению народу. С первых дней революции Нежданова активно участвовала в общественной жизни, много пела для красноармейцев, рабочих и крестьян; она часто выступала на народных митингах, в воинских частях, на фабриках, выезжала в рабочие поселки, в деревни, очень много пела по радио. В концертах, рассчитанных на новую, очень широкую аудиторию, Нежданова исполняла лучшие образцы своего репертуара, не обедняя и не упрощая его. Участвуя однажды в концерте для крестьян Вологодской области, Нежданова спела романсы Шуберта, Шумана, Чайковского, народные песни. Во время ее исполнения присутствовавшие в зале крестьяне стали подниматься со своих мест и все выступление Неждановой выслушали стоя, глубоко взволнованные красотой и правдивостью ее пения.

Последние пятнадцать лет своей жизни (с небольшими перерывами) Нежданова посвятила педагогической работе (студия ГАБТ, Оперно-драматическая студия им. К. С. Станиславского, Московская государственная консерватория), отдавая ей свой талант, высокое мастерство художника и педагога - воспитателя.
Настоящий сборник включает в себя лишь избранные произведения из огромного репертуара народной артистки СССР, лауреата Государственной премии СССР, доктора искусствоведения, профессора Московской консерватории Антонины Васильевны Неждановой. В него включены арии, романсы и песни, исполнявшиеся ею на протяжении всей ее творческой жизни; так, например, романс П. Чайковского «Забыть так скоро» она пела на выпускном экзамене и в своем последнем концерте, Антониду («Иван Сусанин» М. Глинки) пела на дебюте в Большом театре, а Эльзу («Лоэнгрин» Р. Вагнера) —в прощальном спектакле.
В сборник не включены арии из широко известных опер, подобраны арии более редко исполняемые; не вошли также произведения, изданные в 1966 г. в сборнике «Арии, романсы и песни из репертуара А. В. Неждановой» (составитель В. Подольская).
Б. АБРАМОВИЧ


Скачать ноты Скачать ноты