Арии , романсы, песни - Александр Огнивцев - ноты

Вокал



Сборники, песенники с нотами
для голоса, вокала в pdf

 

 

Ноты из арий Огнивцева

Арии, романсы и песни из репертуара А.П. Огнивцева
для баса в сопровождении фортепиано
“Музыка”, 1979г.
номер 10311
(pdf, 10 Мб)

содержание:

 

Предисловие

АЛЕКСАНДР ОГНИВЦЕВ
В настоящий сборник входят арии, романсы и песни из репертуара Александра Павловича Огнивцева — выдающегося мастера вокального искусства, народного артиста СССР.
В 1948 году Огнивцев, еще будучи студентом Кишиневской консерватории, приехал в Москву на Всесоюзный конкурс музыкантов-исполнителей. Он сразу обратил на себя внимание и прекрасной артистической внешностью, и великолепным голосом. Его дарование высоко оценила великая русская певица Антонина Васильевна Нежданова.
В 1949 году Александр Павлович стал солистом Большого театра. Уже с первых выступлений он заявил о себе не только как обладатель редкого по красоте баса, но и как талантливый -артист, способный обогатить исполнительские традиции ведущих партий и прежде всего — партий трагического звучания. Его Досифей в «Хованщине» — роль, подготовленная под руководством прославленного дирижера Н. С. Голованова, — яркое прочтение сложного, разноречивого характера. Успеху этой работы во многом помогли природный вкус, интуиция и, главное, необыкновенное трудолюбие молодого певца. За эту роль в 1950 году он был удостоен Государственной премии СССР.

В Большом театре Огнивцев спел более двадцати партий, создал богатейшую галерею образов. Среди них — Гремин и Король Рене («Евгений Онегин» и «Иоланта» Чайковского), Иван Грозный и Варяжский гость («Псковитянка» и «Садко» Римского-Корсакова), Дон Базилио («Севильский цирюльник» Россини), Мефистофель («Фауст» Гуно), Филипп («Дон Карлос» Верди), Бестужев, Николай Первый («Декабристы» Шапорина), Вожак («Оптимистическая трагедия» Холминова), Тезей («Сон в летнюю ночь» Бриттена) и многие другие.
Вершиной вокального и исполнительского мастерства Огнивцева, несомненно, стал образ Бориса Годунова в одноименной опере Мусоргского. Роль, созданная Александром Павловичем, отмечена неожиданными эмоциональными контрастами, психологической достоверностью. Перед нами и властный самодержец, и несчастный страдалец, истерзанный тяжкими душевными муками, и нежный, любящий отец. Через весь спектакль певец проводит линию глубокой трагедийности, которая достигает огромного напряжения в финале.

Не так давно мы стали свидетелями нового значительного этапа в творчестве Огнивцева. Это роль Генерала в опере Прокофьева «Игрок», которая поставлена Большим театром впервые. Певец продемонстрировал тонкое понимание замысла композитора, полную свободу владения его сложнейшей мелодикой. Удивительно легко справляется он с острой интерваликой партии, с обилием речитативных построений; его голосу доступно всё богатство интонационных нюансов музыки Прокофьева. Как актер Огнивцев выступает в совершенно новом для себя, трагически-гротесковом плане. Внешнюю элегантность своего персонажа — русского аристократа, доведенного почти до безумия тяжелой жизненной неудачей,— он соединяет с внутренней бездуховностью, опустошенностью, создает на сцене атмосферу подлинной катастрофы. Трактовка этой роли у Огнивцева очень современна, и, без сомнения, будущие исполнители еще не раз обратятся к ней.
Важное место в творческой жизни Огнивцева занимают выступления с камерными программами, которые чрезвычайно обогащают его профессиональный опыт и свидетельствуют о многосторонности дарования. Надо сказать, что сольная концертная программа порою становится для певца не менее серьезным испытанием, чем ответственная оперная партия. Если в опере певца зачастую «поддерживают» и впечатляющее оформление спектакля, и костюм, и грим, и само сценическое действие, то с концертной эстрады он может воздействовать на слушателя только своим голосом, своим вокальным искусством. Творческой индивидуальности Огнивцева камерное пение очень близко. Раскрывая сущность вокальной миниатюры — то лирически-созерцательной, то проникнутой напряженной -мыслью, то глубоко эмоциональной — певец стремится избежать исполнительских штампов в произведениях популярных и в то же время сам создает традиции исполнения новых или забытых романсов и песен.
Чайковский называл музыку -«языком чувств», и это определение всецело можно отнести к творческой манере Огнивцева. Особенно удаются ему произведения, требующие эмоциональной щедрости, наполненности исполнения— такие, как романсы «Закатилось солнце* Чайковского или «Сначала страдал я жестоко» Гречанинова. Прекрасно звучит у певца и светлая, прозрачная лирика — «Колыбельная» Дворжака, «Здесь хорошо» Рахманинова.

Своеобразию трактовок Огнивцева во многом способствует богатство тембральных красок, свойственное его голосу. Он умело пользуется фальцетным звучанием — вокальным приемом, к которому редко прибегают низкие голоса, особенно басы; фальцетом Огнивцев заканчивает многие народные песни, такие романсы, как «С тобою быть» Альнеса, «Я знал тропинку одну,.» Онеггера.
Очень большое значение придает певец тончайшему воспроизведению нюансов, выразительной подаче слова. И даже пауза становится у него порою ярким приемом выразительности,
Александр Павлович постоянно раздвигает рамки имеющегося репертуара, создает новые формы вокального воплощения. Ему близки традиции широкого музыкального просветительства, столь органичные для русской вокальной школы. Со своими разнообразными и оригинальными программами он знакомит любителей пения во многих городах страны и за рубежом.

Большую помощь в подготовке камерно-концертных программ оказывает Александру Павловичу его концертмейстер Н. В. Корольков, вот уже около тридцати лет работающий вместе с ним. Он и составил настоящий сборник, выбрав из обширного репертуара Огнивцева то, что наиболее близко артистической индивидуальности певца, наиболее отвечает его духовным запросам, внутреннему мироощущению.
Среди произведений, представленных в сборнике, есть и широко известные—такие, как Сцена смерти Дон Кихота из одноименной оперы Массне, Баллада о Вселенной из оперы-Бойто «Мефистофель», романс Рахманинова «У моего окна» и др. Но особенно примечательно включение в.сборник произведений редко исполняемых, незаслуженно забытых. Такова, например, ария Клода из ранней оперы Даргомыжского «Эсмеральда» — именно Огнивцев дал этой арии новую жизнь, впервые исполнив ее в концерте.
Сборник знакомит также с некоторыми интересными исполнительскими редакциями, сложившимися в творческой практике Огнивцева. По мнению певца, фортепианная партия, заключающая некоторые романсы («С тобою быть» Альнеса, «У моего окна» Рахманинова), вдохновляет к ее вокальному воспроизведению; эти романсы певец завершает вокализом. В истории русского вокального искусства подобная традиция существует издавна — вспомним хотя бы «Персидскую песню» Рубинштейна в исполнении Шаляпина. И хотя отношение к таким редакциям может быть различное, очевидно, что успех здесь определяется художественной ценностью интерпретации.

Составляя свой концертный репертуар, Огнивцев нередко обращается и к инструментальной музыке. Внимание выдающегося исполнителя привлекли скрипичная пьеса Кюи «Восточная мелодия» и оркестровое сочинение Сибелиуса «Грустный вальс» в обработках Н. Королькова.
Огнивцев — один из самых интересных интерпретаторов русской народной песни, которую он глубоко любит, которой отдал много творческих сил и вдохновения. Многие из народных песен он исполняет a cappella например, включенную в сборник свадебную песню Калужской губернии «Говорила калинушка». В его репертуар входят также обработки Н. Голованова, в большинстве своем известные лишь по рукописям.
В сравнительно небольшой тетради представлены композиторы от Глюка до Онеггера, от Даргомыжского до Прокофьева и Гречанинова. Это лишь небольшая часть репертуара, накопленного певцом за долгие годы артистической деятельности, репертуара, являющегося результатом глубоких раздумий, поисков и сомнений. В нем отразилась артистическая индивидуальность певца, его исполнительский стиль и несомненное понимание запросов современного слушателя.

Н. ШПИЛЛЕР,
народная артистка РСФСР, профессор
Александр Огнивцев.


Скачать ноты Скачать ноты