Арии, романсы, песни - Елизавета Шумская - ноты

Вокал



Сборники, песенники с нотами
для голоса, вокала в pdf

 

 

Ноты к ариям Шумской

Арии, романсы и песни из репертуара Е.В. Шумской
для сопрано в сопровождении фортепиано
составитель П. Пичугин
“Музыка”, 1979г.
номер 10299
(pdf, 7.53 Мб)

содержание:

 

В. ШУМСКАЯ

«Чтобы петь вдохновенно, — говорит народная артистка РСФСР Елизавета Владимировна Шумская, — надо беззаветно любить свою профессию и неустанно работать над собой». Лучшее подтверждение справедливости этих слов — собственный путь артистки в искусстве. Музыкальный техникум и рабочая опера в Иванове, Московская областная опера, Саратовский оперный театр имени Н. Г. Чернышевского, Большой театр — лишь внешние вехи этого пути. Подлинная биография артиста — в его творчестве, творческий же путь Е. В. Шуйской, по ее собственным словам, был не из легких. Дирижер Е. Ф. Светланов, сравнивая голос Шумской с бриллиантом, очень верно назвал великолепной оправой, в которой блистает этот бриллиант, безупречное вокальное мастерство певицы — плод огромного труда. Именно счастливое сочетание природного музыкального чувства с безграничной любовью к искусству, большой волей, строгой самодисциплиной и каждодневным трудом позволило артистке подняться к вершинам исполнительского мастерства.

Искусство Е. В. Шумской индивидуально неповторимо, и в то же время оно — органичное продолжение принципов русской классической, именно глннкинской вокальной традиции («Я стремилась следовать принципам глинкннского исполнения, идущего от русского песенного начала», — говорит артистка). Безупречная кантилена, мягкость, ровность во всех регистрах, задушевная теплота, законченность музыкальных фраз и чувство меры, вкус и артистичность — вот главные черты исполнительского искусства Е. В. Шумской. Такой вокальный стиль можно назвать русским bel canto. Этим стилем Шумская владеет в совершенстве.

Репертуар Е. В. Шумской весьма разнообразен, и представить его с достаточной полнотой в одном сборнике — задача не легкая. За тридцать лет работы на оперной сцене Е. В> Шумская исполнила практически все ведущие партии лирического и лирико-колоратурного сопрано более чем в тридцати русских (в том числе советских) и зарубежных операх. В сборнике помещено одиннадцать арий из оперного репертуара артистки. Это, конечно, не много, но все они — из числа тех, что характерны для исполнительского искусства Шумской и давно уже, в памяти не одного поколения любителей музыки, неразрывно связаны с ее именем.
Каватина и рондо Антониды из «Ивана Сусанина» Глинки не случайно открывает сборник. Партия Антониды была первой ответственной работой Е. В. Шумской в Большом театре (1944 г.). Вспоминая об этом, Е. В. Шумская рассказывает, что дирижировавший оперой А. М. Пазовский «добивался в каватине предельной кантиленности, не допуская ни единой тяжелой ноты»; «Глинка — певучий композитор, — говорил он, — его музыка не терпит неровностей, выстрелов, грубости». Рондо А. М. Пазовский называл «русскими кружевами, с плавными изгибами и незаметными переходами от одного узора к другому». Премьера оперы прошла с огромным успехом, и Шумская заслужила похвалу так их строгих музыкантов, как Н. С. Голованов и А. В. Нежданова.

Стоит прибавить, что партия Антониды была подготовлена Шумской менее чем за месяц. Здесь сказался не только высокий профессионализм артистки, но и умение собраться, мобилизовать силы, быть всегда в форме. Так, новую для себя труднейшую партию Людмилы в «Руслане и Людмиле» Шумская выучила за десять дней! В первые же дни работы в Большом театре ей пришлось буквально экспромтом (узнав об этом накануне) спеть Снегурочку на основной сцене, на которой артистка еще ни разу не выступала и, естественно, не знала ни партнеров, ни музыкального н сценического решения. «Я считалась хорошей. „производственницей", — говорила впоследствии Елизавета Владимировна, — без конца заменяла в спектаклях своих заболевших товарищей, всегда была готова к выступлению». Вот еще один случай, — кажется, беспрецедентный в истории Большого театра. Шумская готовилась петь вечером в «Травиате» на сцене филиала, когда утром Н. С. Голованов попросил ее заменить неожиданно заболевшую артистку, исполнявшую партию Ксении в «Борисе Годунове», шедшем в тот же вечер на основной сцене. Не желая отказываться от роли Виолетты, Шумская, рассчитав время по минутам и заранее приготовив грим и костюм, после II акта «Травиаты» явилась в Большой театр, спела Ксению и возвратилась на сцену филиала к моменту своего выхода на балу у Флоры в III акте! Публика ничего не заметила, но на следующий день меломаны* были поставлены, в тупик: одни говорили, что вчера они слушали Шуйскую в «Травиате», другие же утверждали, что это недоразумение, потому что вчера Шумская пела в «Борисе Годунове». И те и другие были правы.

Римский-Корсаков — любимый композитор Е. В. Шумской, и не случайно Снегурочка, Волхова и Марфа в «Царской невесте» относятся к числу лучших образов, созданных артисткой в русском оперном репертуаре. Три сцены из «Снегурочки», «Садко» и «Царской невесты» представлены в сборнике. О Снегурочке Шумская говорит так: «Это цветок, постепенно раскрывающийся по ходу спектакля. Я имею в виду выразительность вокальных нюансов и красок: от детски-серебристого, беззаботного звучания голоса в Прологе к интонациям обиды, горечи и протеста в конце I акта.» Именно эти чувства, впервые зародившиеся в еще холодном сердечке Снегурочки, изумительно передает Шумская в ариетте из I акта «Как больно здесь». Колыбельная Волховы (эту партию артистка готовила с И. С. Головановым) в исполнении Шумской — поистине шедевр вокального искусства: словно волшебная, чудная греза, с нежнейшими глиссандо и завораживающими «баю-бай», в которых и глубоко преданная любовь и покорная печаль расставания. Наконец, Марфа в «Царской невесте» — партия особенно дорогая артистке еще н потому, что в ней она успешно дебютировала в 1944 году на сцене филиала Большого театра. Известны самые высокие отзывы выдающихся музыкантов — певцов и дирижеров о Шумской -Марфе. И действительно, Марфа Шумской незабываема.

Помешенные в сборнике Думка Параси из «Сорочинской ярмарки» Мусоргского и ариозо Йолаиты из одноименной оперы Чайковского дополняют русский оперный репертуар Шумской. Прибавим, что партия Иоланты всегда была одной из любимых артисткой.
Западноевропейская оперная классика, занимающая весьма большое место в репертуаре Е. В. Шуйской, представлена в сборнике именами Верди, Гуно, Делиба н Пуччини. Образ Виолетты в «Травиате» Верди многие (в том числе автор этих строк) считают высшим созданием артистки. Эту партию Шумская впервые исполнила еще на саратовской сцене, над ней она работала многие годы, и именно к Виолетте можно с полным основанием отнести слова артистки: «Работа над образом премьерой не кончается; она с певцом всю жизнь, она бесконечная В партии Виолетты словно сконцентрированы все лучшие качества вокального и актерского мастерства Шуйской; здесь перед нами, говоря словами К. С. Станиславского, не певица, «играющая» на сцене, а поющая актриса. Каждое слово, каждая интонация, каждое душенное движение героини продуманы и переданы артисткой с той высшей степенью естественности, достоверности, убедительности, которые позволили С.К. Катульской назвать Шуйскую «блестящим мастером жизненной правды н глубокого реализма».

Совершенная вокальная техника и техника драматического актера органично сочетаются в созданных Шумской образах Маргариты в «Фаусте», Лакме в одноименной опере Делиба, Мими и Чно-Чио-сан в операх Пуччини. В «Балладе о Фульском короле» с особенной тонкостью и артистизмом исполняются Шумской эмоционально контрастные переходы от куплетов наивной старинной песенки к речитативным фразам— воспоминаниям о неэннкомом юноше (Фаусте), встретившемся Маргарите на городской площади. Партия Чио-Чно-сан и. в частности, знаменитая ария из 1-го акта чрезвычайно трудна не только в чисто вокальном отношении, но и тем, что лишь очень тонкая грань отделяет здесь искреннее переживание и подлинную трагедию от фальшивого мелодраматизма, в который часто впадают менее опытные исполнительницы этой партии. Шумская никогда не переступает этой грани, поэтому ее Чио-Чио-сан вызывает сострадание, трогает до слез; слушая ее, забываешь про театр, про сцену.

Особое место в камерном репертуаре Е. В. Шумской занимают русские народные песни —особое не только в количественном отношении (Елизавета Владимировна давала целые концерты из одних только русских народных песен), но главным образом но той роли, которую сыграла народная песня в творческий биографии певицы. «Я росла с русской песней, — вспоминает артистка. —В песне русской и находила большую духовную радость. Па русской песне, на ее лирике, задушевности, распевности и воспитывалась в детстве и юности». Это с детства почувствованное и воспринятое русское песенное начало — кантиленность, плавность, сердечность тона, правдивость речи — составляет драгоценную черту вокального искусства Шумской.
Искусство Е. В. Шумской глубоко национально и реалистично, светло и гармонично, возвышенно и одухотворенно. Оно—драгоценная страница отечественного исполнительского искусства.
П. ПИЧУГИН


Скачать ноты Скачать ноты