Арии , романсы - Забела-Врубель - ноты

Вокал



Сборники, песенники с нотами
для голоса, вокала в pdf

 

 

Ноты к романсам Забелы Врубель

Арии и романсы из репертуара Н. Забелы-Врубель
для сопрано в сопровождении фортепиано
“Музыка”, 1977г.
номер 2146
(pdf, 9 Мб)

содержание:

 

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Надежда Ивановна Забела-Врубель {1868—1913} — замечательная певица, яркое, уникальное явление в русском искусстве рубежа XIX—XX веков. Необыкновенной красоты голос и утонченная музыкальность находились в полной гармонии с обаятельным, возвышенно-поэтическим обликом Забелы. Талантливая певица и актриса, Забела была прекрасным человеком. Это отразилось в ее искусстве и в искусстве, ею вдохновленном. Для М. А. Врубеля Забела - в жизни и на сцене — предмет безграничного восхищения, изучения и преклонения, одна из главных тем творчества. Для Н. А. Римского-Корсакова она не только идеальная исполнительница, но и прототип многих его оперных героинь. Для молодых композиторов и музыкантов, современников Забелы, ее искусство — критерий художественности, творческий стимул.
Начало творческого пути певицы связано с Петербургской консерваторией. Восемнадцатилетней девушкой она впервые переступила порог класса профессора Н. А. Ирецкой. Занятия пошли так успешно, что Забела на год раньше, чем было предусмотрено программой, допускается к работе в оперном классе. 18 декабря 1888 года состоялся сценический дебют Забелы (Наталья" в опере П. И. Чайковского «Опричник»). Приглашенный автор остался доволен постановкой, осуществленной целиком силами студентов.
Труднейшую партию разучила Забела для выпускного спектакля: Леонору в «Фиделио» Бетховена. На премьеру оперы (13 января 1891 г.) откликнулись столичные газеты, выделившие из всего состава участников Забелу.

После окончания Консерватории певица отправилась в концертное турне по Германии с А. Рубинштейном, а затем некоторое время стажировалась в Париже у М. Маркези. С 1893 по 1896 год Забела работает в ряде крупных оперных театров (в Киеве, Тифлисе, Петербурге, Харькове). Критика уже в те годы отмечает необыкновенную проникновенность в ее трактовке оперных партий, безукоризненное владение голосом; особенно удались ей Маргарита («Фауст» Гуно), Маша («Дубровский» Направника) н Татьяна («Евгений Онегин» Чайковского).
В январе 1896 года Надежду Забелу впервые услышал М. А. Врубель, он был очарован голосом, теплотой и искренностью, с которой певица исполнила роль Гретель в опере Хумпердинка «Гензель и Гретель» (по отзывам печати, опера шла с успехом в Панаевском театре только благодаря участию Забелы). Художник нашел в ней свой идеал, воплощение мечты. И до встречи с Забелой музыка для Врубеля, обладавшего тонким музыкальным вкусом, была источником вдохновения. Духовный мир певицы, разучиваемые ею произведения, новые роли — все это становится чрезвычайно близким Врубелю. Он вникает во все детали исполнения, дает советы, касающиеся трактовки образов, рисует эскизы платьев Забелы для спектаклей и концертов, повсюду сопровождает ее. Работы Врубеля, вдохновленные певицей (их более 20), —как цепь вариаций на одну тему. Внутренней сущности Забелы, ее нежной одухотворенности, поэтичности в наибольшей мере отвечают «Портрет Н. И. Забслы-Врубель» (1898 г., ГТГ), «Царевна Волхова» (1898 г., ГРМ) и «Портрет Н. И. Забелы-Врубель на фоне березок» (1904 г., ГРМ.).

С сезона 1897/98 года Забела приглашена в Московскую частную оперу, где в присутствии автора состоялся ее блистательный дебют (партия Волховы в «Садко» Римского-Корсакова). Композитор пережил счастливейшие минуты, услышав и увидев образ таким, каким он возник в его представлении. Б. В. Асафьев писал об этом спектакле: «В роли Морской царевны выступила Н. И. Забела (жена художника Врубеля) — имя, оставшееся в истории русского музыкального театра, имя незабвенное. Забела-Врубель первая создала ряд высокопоэтичных народных сказочных девичьих образов музыки Римского-Корсакова, нашла взволновавший композитора стиль вокального исполнения и сценический облик.»
Забела пленительна в образах полуреальных, сказочных (Волховы, Панночки, Снегурочки и т. д.), но одно из высших ее воплощений этого периода — Ольга в «Псковитянке» Римского-Корсакова. ЭТУ партию ей довелось петь в ансамбле с Шаляпиным, и она была, по общему признанию, конгениальна и как певица, и как актриса. В. В. Стасов писал Забеле:
«Я вообще считаю Ольгу лучшей ролью у Вас, хотя бы-даже и не был подкуплен тут присутствием на сцене самого Шаляпина». С Шаляпиным Забела пела во многих спектаклях: в «Садко» (Варяжский гость и Волхова), в «Майской ночи» (Голова и Панночка), в «Иване Сусанине» (Сусанин и Антоннда),.в «Борисе Годунове» (Борис и Ксения).

Искусство Забелы вдохновляет Римского-Корсакова, и он работает с удивительной интенсивностью. За сравнительно короткий период (7 лет) появилось 7 новых опер, в каждой из которых центральный женский образ поручается лирико-колоратурному сопрано. Композитор постоянно советуется с певицей, спрашивает волнуясь, «по голосу», «по душе ли» новая партия, удобно ли написана. В одном он всегда уверен — технических преград для Забелы не существует. Действительно, певица обладала безупречной техникой, отличным дыханием и поражавшей современников чистотой интонации. Можно утверждать, что возрастающая интонационная сложность сопрановых партий в операх Римского-Корсакова (начиная от Веры Шелоги в одноименной опере и вплоть до Шемаханской царицы в «Золотом петушке») вызвана не в последнюю очередь расчетом на «голос и умение» Забелы. Старая истина: исполнитель — второй создатель сочинения — не раз подтверждалась на примере исполнения Забелой музыки Римского-Корсакова. Ее трактовка сразу открыла путь к сердцам слушателей-зрителей двум таким разным, вдохновленным ею партиям, как Марфа в «Царской невесте» и Царевна-Лебедь в «Сказке о царе Салтане». Обе они удивительно созвучны музыкально-психологическим и пластическим данным певицы. Первая позволила Забеле проникновенно передать извечно присущие русской женщине глубину и цельность чувств, жертвенность, духовность; вторая — еще раз осуществить чрезвычайно близкий певице эстетический идеал поэтизации жизни через сказочные образы, утверждающие торжество добра и красоты.
Искусство помогает Забеле переносить тяготы, обрушивающиеся на нее, даже когда удары сыплются один за другим (первая вспышка заболевания М. А. Врубеля, смерть отца, болезнь матери.) «Я всегда прежде думала, что как это люди в несчастий живут, едят, пьют., а теперь я не только ем и пью, я пою и даже хорошо и только на сцене у меня проходит тягостное чувство заботы», — пишет она Римскому-Корсакову (март 1902 г.). Забела не только много по-прежнему работает, она достигает новых высот в исполнительстве.

С подлинным триумфом проходит премьера «Кащея бессмертного» (12 декабря 1902 г.). Атмосферу ее выразительно передают строки из воспоминаний В. Яковлева о Н. Я. Мясковском: «Я отчетливо помню то всепоглощающее волнение, какое охватило Николая Яковлевича при слушании музыки. Мне кажется, что именно в эти часы у него созрело окончательное решение посвятить свою жизнь музыкальному творчеству. В партии Царевны выступала Н. Забела. Созданный ею лирический образ сохранился в_памяти Николая Яковлевича на всю жизнь. «Иль сердцем владеет другая», — часто напевал он строчку из арии Царевны».
Вновь потрясает Забела посетителей Московской частной оперы в возобновленной М. М. Ипполитов ым-Ивановым «Снегурочке» (15 октября 1902 г. см. примеч. 2). И все же трагически складывающиеся обстоятельства личной жизни (смерть сына, болезнь мужа) сказываются на ее карьере оперной певицы. Не хватает, как она сама признает, физических сил, чтобы занять ведущее положение в Мариинском театре, куда она принята в 1904 году. Зато все более насыщенным, интенсивным становится камерное исполнительство.

Естественно и закономерно, что чуткая, мыслящая, высокообразованная певица не могла ограничиться только оперным репертуаром. Впервые Забела приобщается к концертно-камерному творчеству в 1899 году, когда она была приглашена выступить в концерте Кружка любителей русской музыки (Керзиных). Этому событию предшествует ее письмо к Н. А. Римскому-Корсакову (27 января 1899 г.), где говорится о желании «непременно заняться серьезным разучиванием романсов; я пришла к тому заключению, что романсы исполнять очень трудно, что для каждого из них нужно найти особый прием; чтобы вышло интересно, нужно сделать нечто цельное и законченное». Круг авторов, сочинения которых включались певицей в репертуар, говорит об огромной творческой энергии и о широте художественных исканий. Она стремилась раздвинуть рамки музыкального произведения, получая пищу для ума и сердца в литературе, живописи, театре. Так, разучивая «Песни Миньоны» Шуберта, прочла всего Гёте, подробно ознакомилась с его эпохой и творчеством современников поэта; готовясь к концертной поездке в Англию (1913 г.), изучала английский язык (итальянским, немецким, французским владела в совершенстве), английскую литературу, историю. Готовила Забела концертные программы с выдающим иен музыкантами своего времени — С. Рахманиновым, А. Зилоти, Ф. Блуменфельдом, М. Виктором. В ансамблях с Забелой пели Ершов и Собинов. Забела — одна из первых активных участниц концертов Керзиных, Зилоти, Куссвицкого, Общества вокальной музыки, «сред» Римского-Корсакова, а также бескорыстная участница благотворительных концертов. Именно в камерном репертуаре наиболее полно проявились ее уникальная музыкальность, способность к быстрому перевоплощению, владение богатой красочной палитрой, безупречная чистота и выразительность музыкального интонирования.

Забела первая раскрыла обаяние лирики Римского-Корсакова, привлекла к ней внимание и слушателей, и исполнителей. В ответ на сообщение об успехе в концерте романсов композитора, Римский-Корсаков пишет Забеле (22 февраля 1899 г.): «Спасибо Вам. что исполнили мои сочинения; это мне приятно и полезно, т. к. мои романсы никто не поет, хотя за последний год их появилось в печати вместе с дуэтами более сорока» Забела дала жизнь романсам не только Римского-Корсакова она была одной из первых исполнительниц вокальной лирики Аренского, Глазунова, Гнесина, Рахманинова, Спендиарова, Черепнина, Штейнберга и других; в ее репертуар входили произведения западноевропейских авторов — Бетховена, Берлиоза, Листа, Брамса, Вольфа. Регера (она пела всегда на языке оригинала). Многие из них в ее исполнении прозвучали в России впервые. Необходимо отметить характерную особенность: постоянно работая над концертно-камерным репертуаром, разучивая огромное количество романсов и песен, Н. И. Забела на суд публики выносила только самое полюбившееся, близкое, прочувствованное. Многое не вышло за пределы ее творческой лаборатории, и даже исчерпывающий список концертного репертуара не может дать полного представления об интересах и исполнительских поисках певицы.

В сборник вошла лишь незначительная часть произведений, составлявших ядро оперного и концертного репертуара. Это. прежде всего, арии из опер и романсы, созданные для нее и ей посвященные; кроме того, вокальные произведения, первой и лучшей исполнительницей которых была Забела, — наиболее ею любимые, максимально соответствовавшие ее природным музыкальным и вокальным данным.
В целом репертуар, включенный в сборник, соответствует амплуа лирико-колоратурного сопрано — наиболее распространенного типа женских голосов. Профессиональные певицы найдут в нем арии и романсы для пополнения своих концертных программ, а обучающиеся пению — многообразный материал для совершенствования мастерства.
Л. Барсова



Скачать ноты Скачать ноты