Ноты для хора - Вельо Тормис - Водские свадебные песни, Ижорский эпос

Нотя для хора



Сборники, песенники с нотами для хора в pdf

 

 

Скачать ноты
Вельо Тормис / Veljo Tormis
ХОРЫ CHORUSES
Водские свадебные песни / Votic wedding songs
Ижорский эпос / izhorian epic
для смешанного хора без сопровождения
"Советский композитор", 1983г.
(pdf, 7.43 Мб)

содержание:

 

Эстонский композитор, лауреат Государственной премии СССР Вельо Тормис — один из наиболее ярких мастеров советской многонациональной музыкальной культуры. Его самобытное творчество очень многогранно. Перу композитора принадлежат кантата-балет «Эстонские баллады», камерная опера «Лебединый полет», развернутые хоровые циклы, кантаты, хоровые поэмы «Калевипоэг», «Баллада про Маарьямаа», «Слова Ленина», «Заклятие железа», «Воспоминание времен чумы», «Литания богу Грома», «Певец», «Песни Гамлета», «Картинки природы» («Весенние эскизы», «Летние мотивы», «Осенние пейзажи», «Зимние узоры»). В. Тормис является также автором оркестровых и вокальных сочинений, музыки к кинофильмам и театральным постановкам. Произведения В. Тормиса составляют основу репертуара ведущих эстонских хоровых коллективов — Государственного академического мужского хора, Хора Эстонского радио и телевидения, камерного хора «Эллерхейн». Его музыка исполняется и многотысячными хорами на традиционных в Эстонии праздниках песни.

Родился композитор 7 августа 1930 года недалеко от Таллина — на небольшом хуторе около Куусалу. Его отец был органистом деревенской церкви и руководителем местного хора. Поэтому самые первые, детские впечатления Вельо Тормиса связаны с хоровой и органной музыкой. Музыкальное образование он получил сначала в Таллине, где учился как органист, хоровой дирижер и композитор, а затем в Московской консерватории, которую окончил по классу композиции В. Я. Шебалина. Дипломными сочинениями Тормиса были вокальные миниатюры «Четыре осколка», оркестровая Увертюра № 1, тематизм которой основан на мелодических оборотах эстонской народной песни, и кантата для солистов, смешанного хора и симфонического оркестра «Калевипоэг» на тексты из эстонского национального эпоса.
В течение всей своей творческой жизни Вельо Тормис постоянно обращается к народной песне. Его первые обработки относятся к концу 40-х годов. Тормис видит свою задачу в бережном сохранении для потомков ценностей народного искусства в их подлинном, виде: «Важно донести до слушателя особенности народного мировосприятия, отношение к общечеловеческим ценностям, что самобытно и мудро выражено в фольклоре». Композитор внимательно изучает, музыкальное наследие эстонского и других народов прибалтийско-финской группы — води, ливов, ижорцев, финнов, карелов, вепсов. В результате появились хоровые циклы «Эстонские календарные песни» (1967), «Наследство ливов» (1970), «Водские свадебные песни» (1971), «Ижорский эпос» (1975), «Три сетуские трудовые песни» (1976), «Ингерманландские вечера» (1979). «Для меня народная музыка отнюдь не средство „самовыражения", наоборот, — я ощущаю необходимость выразить сущность народной музыки, ее дух, смысл и форму», — говорит, композитор.
В последние годы особый интерес Тормиса вызывают рунные песни — наиболее древний пласт эстонского народного творчества. Возникшие еще задолго до нашей эры, руны встречаются почти у всех народов прибалтийско-финской группы. Примечательны особенности этих древних напевов: каждому слогу текста обычно соответствует звук, небольшой диапазон мелодии, охватывающий в ранних образцах объем терции или кварты. Весьма самобытна и традиция исполнения рун, основанная на чередовании запевалы и хора, подхватывающего последние слоги стиха. Целое складывается из многократного повторения напева-формулы. Так построены «Женские песни», «Эстонские баллады», «Тринадцать лирических народных песен» и многие другие сочинения В. Тормиса. Композиторская обработка придает звучанию большую выразительность, народный напев получает интересную гармоническую окраску. «Водские свадебные песни» и «Ижорский эпос» представляют собой циклы, где точное следование народному исполнительскому принципу выдерживается не во всех номерах.

Циклы на народные темы Вельо Тормиса всегда имеют определенную композиционную логику, своего рода театральную драматургию, что, впрочем, не влечет за собой обязательного сценического воплощения Композитор достигает цельности продуманной выстроенностыо цикла, строго придерживаясь народной традиции. Например, в «Водских песнях» последовательность песен следует этапам обряда народной свадьбы. В свадебном ритуале каждому эпизоду соответствовали определенные песни, которые объясняли и дополняли происходящее.

В «Ижорском эпосе» композитор, начиная с эпической руны о сотворении мира и мифологической «Кукование трех кукушек», располагает песни так, чтобы дать картину жизни человека. Здесь мы слышим свадебную песню и мягкую, напевную песню о рождении дочки. Здесь и рассказы о жизни в солдатах, и о войне, и печальная песня о женской доле «Уста поют, а в сердце горе». В цикл включены и легенда «Меч из моря», и древнее «Заклинание гадюки».
Театральность целого достигаетсй и чисто музыкальными средствами, направленными на то, чтобы воссоздать атмосферу действия, — акустические, стереофонические эффекты, приемы эха, чередование разных тембров голосов, разных исполнительских составов. А в «Ижорском эпосе» неотъемлемой частью партитуры является чтение текста на языке аудитории.
При обработке народной песни В. Тормис сохраняет язык того народа, которому принадлежит песня. «Мой принцип — во всех сочинениях придерживаться языка оригинала. Ведь в народной песне нельзя разделять музыку и слово. И здесь я стремлюсь к подлинности, неподдельности»,— пишет композитор.
И. Бобыкина

Водь и ижорцы — народности, обитающие на южном берегу Финского залива, западнее Ленинграда. По языку и фольклору они близки между собою и образуют как бы промежуточное звено между эстонцами, с одной стороны, и карелами и финнами — с другой.
«Водские свадебные песни» составлены из вариантов старинных обрядовых песен, по стилю сходных со старинными североэстонскими рунами.
«Ижорский эпос содержит преимущественно эпические и лирические народные песни в традиции, более близкой к карельской (ижорские руны использовал Э. Лённрот при создании финского эпоса «Калевала»).
В основе обоих циклов лежат древнейшие формы рунной песни, общей для прибалтийско-финских народов (хор повторяет строку запевалы, включаясь в последние слоги строки). Стилевые признаки и приемы исполнения, свойственные рунной песне, в данных обработках не только сохранены, но и подчеркнуты.
В качестве первоисточников использованы фонды Литературного музея имени Фр. Р. Крейцвальда и Института языка и литературы АН Эстонской ССР, издание Карельского филиала АН СССР «Народные песни Ингерманландии» (Ленинград, 1974), а также записи и впечатления от фольклорной экспедиции 1970 года. Наибольшее число напевов исходит от сказительниц Оудекки Фигуровой («Водские свадебные песни» № 5, 6, 7) и Екатерины Александровой («Ижорский эпос» № 3, 5, 7 и 10).
В. Тормис

Русский текст Валентина Руткиса

ВОДСКИЕ СВАДЕБНЫЕ ПЕСНИ
Слова народные в обработке Тыну Сейленталя и Элъны Адлер
Умывание невесты
Прибытие гостей
Пересмеивание
Раздаривание подарков
Наставления молодым
Похвала повару
Как росла я, курочка

ИЖОРСКИЙ ЭПОС
Слова народные в обработке Арво Лаанеста
Руна о сотворении мира
Кукованье трех кукушек
Свадебная
Сын или дочка?
Взяли в солдаты
Ох, я бедный паренек!
Уста поют, а в сердце горе
Меч из моря
Заклинание гадюки
Ундармо и Калерво


Скачать ноты Скачать ноты для хора

 

Баллады - скачать ноты
Вельо Тормис / Veljo Tormis
ЭСТОНСКИЕ БАЛЛАДЫ
EESTI BALLAADID
Балет-кантата / Ballet-kantaat
клавир
для смешанного хора без сопровождения
"Советский композитор", 1987г.
(pdf, 14.4 Мб)

содержание:

 

БАЛЕТ-КАНТАТА в двух частях
Слова и мелодии народные
Либретто составила Леа ТОРМИС
Тексты обработал Юло ТЕДРЕ
С эстонского перевел Валентин РУШКИС

I часть
1. Пролог («Судьба дочерей»)
2. «Строгая дева»
3. Эпиграф I
4. «Заблудшая дева»
5. Эпиграф II
6, «Мужеубийца»
7. Эпиграф III
8. «Женоубийца»

II часть
9. Эпиграф IV
10. «Золотая жена»
11. «Дева с погоста»
12. Эпилог


В. Тормис  - ноты Скачать ноты для хора

 

Тормис- ноты для хора
Вельо Тормис
ЭСТОНСКИЕ КАЛЕНДАРНЫЕ ПРАЗДНИКИ

ДЛЯ ЖЕНСКОГО, МУЖСКОГО И СМЕШАННОГО ХОРОВ БЕЗ СОПРОВОЖДЕНИЯ
СЛОВА И МЕЛОДИИ НАРОДНЫЕ
ПЕРЕВОД С ЭСТОНСКОГО И ПРЕДИСЛОВИЕ ВАЛ. РУШКИСА
"Советский композитор", 1983г.
(pdf, 10.2 Мб)

содержание:

 

ЭСТОНСКИЕ КАЛЕНДАРНЫЕ ПЕСНИ
Вельо Рихович Тормнс родился 7 августа 1930 года на небольшом хуторе в сорока километрах от Таллина. Песня и музыка окружали его с колыбели: мать пела вместе со своими братьями и сестрами в хоре, а музыкант-отец был известен всей округе как руководитель этого сельского хора и как скрипач.
Естественно, что и Вельо в двенадцать лет начал заниматься музыкой. Он учился в Таллине у профессора А. Топмана, у С. Крулль и Э. Арро (по классу органа), у Ю. Варистс (хоровое дирижирование), у В. Каппа (композиция). Музыкальное образование завершил в 1966 году, окончив класс композиции профессора В. Я. Шебалина в Московской консерватории.
Тормнс написал музыку для десятков кинофильмов, есть у него прелюдии и фуги для фортепиано, увертюры для симфонического оркестра, есть романсы, опера и балет. Но главное в его творчестве — музыка хоровая.

В девятнадцать лет он получил первую в своей жизни премию на республиканском конкурсе — за сольную песню. Впоследствии побед на олимпиадах и конкурсах было много. А в 1974 году Вельо Тормис был удостоен Государственной премии СССР за три хоровых произведения: «Баллада о Маарьямаа» (1969), «Заклятье железа» (1972) и «Слова Ленина» (1972).
В одном из выступлений в 1970 году композитор сказал: «Человек — часть природы, н народная песня — часть человека, хотим мы этого или нет. Пора нам менять отношение к народной песне, как мы пересмотрели свое отношение к природе». Через десять лет в интервью журналу «Советская музыка» Тормис развил ту же мысль: «Во всех случаях при использовании народного материала хочу быть предельно достоверным. В народном искусстве меня больше всего волнует истинность».
Верный себе, и в «Календарных песнях» Вельо Тормис тщательно соблюдает автентичность фольклорного материала, столь богатого в Эстонии, где уже более ста лет ведется кропотливый сбор устного народного творчества. Фольклористы-энтузиасты организовали широкую сеть корреспондентов из числа сельской интеллигенции. Были собраны тексты тысяч песен, иногда с сотнями вариантов. На рубеже века началась запись мелодий.
Сбор материалов продолжался, но теперь уже все записи изучали и систематизировали с учетом синкретичности текстов и мелодий ученые-фольклористы, среди которых в наши дни ведущая роль стала принадлежать Херберту Тампере. Его публикации и исследования регулярно появлялись в печати с начала тридцатых годов до самой смерти ученого в середине семидесятых.

Книга X. Тампере «Эстонские народные песни с мелодиями, II т.» (Таллин, 1960, на эст. яз.) и послужила Тормису источником большей части мелодического и текстового материала «Эстонских календарных песен»; тексты двух первых циклов в соответствии с замыслом композитора составила Руть Миров.
Рунные (руничные) песни давно привлекают Тормиса. Кроме представленных здесь циклов, кроме десятков произведений малой и крупной формы, основанных на эстонском материале, им написаны «Водские свадебные песни» и «Ижорский эпос», также составленные из рунных песен, бытовавших не только у эстонцев, но и у других прибалтийско-финских народов (финны, карелы, ижоры, водь). Само слово «руны» (не смешивать о письменами, от древнескандинавского «гйп»— «тайна») происходит от финского «гипо», и ныне на этом языке означающего «стихотворение», «песнь».
Тампере считает, что дошедшие до нас рунические мелодии, как. н само рунопение, возникли примерно на рубеже нашей эры, а кбрнями своими уходят в песенное искусство еще более ранней эпохи. При этом, хотя стихотворная форма рунной песни едина, в напевах имеются существенные различия, что нашло отражение и в «Эстонских календарных песнях».
Для северного побережья Эстонии характерны более архаичные рунные песни, с удлиненным последним звуком строки. Таковы записанные неподалеку от родных мест композитора «Песни Мартова дня» и «Красавица на качелях»; в соседних уездах родились песни «Вистель-вастель», «Качели требуют подарков» и «Боязливая на качелях»; песня «Узкие качели» пелась на острове Муху.
Хотя Эстония невелика и от северной ее равнины лишь немногим более двухсот километров до холмов на границе с Россией и Латвией, песни южной Эстонии несколько иные: они мелодичней и обычно имеют слова-припевы: «кадри-KQ, кадрнко», «раскачай, раскачай», «яаннке, яанисте» и т, п. Т»аких песен в сборнике примерно половина. Место записи каждой приведено при названии (в скобках, на эстонском языке).

Устный народный календарь отмечал различные периоды трудовой деятельности человека в связи с временами года — тут й день первой борозды, и день солнцеворота — Яанов день 24 июня (у славян языческий праздник Ивана Купала, Иванов день). Начало зимы отмечал Мартов день 10 ноября (Мартынов день), когда хлеба были уже убраны и обмолочены. Исчисление времени велось неделями: от Мартова две недели до Кадрина дня 25 ноября (Катеринин день), затем четыре недели до рождества, святок и т. д.
Первоначальной функцией рунных песен пилилось воздействие на силы природы и на жизнь человека. Древние руны но сути были зяклннанними, заговорами и часто сопровождались магическими ритуалами: например, а Мартов день, произнося заклинание, в комнате рассыпали зерно, чтобы призвать плодородие; глава ряженых парней, Мартов отец (п песне «Заговор»), стегал розгами хозяев н домочадцев, приговаривая: «Силы в жилы».

Ряженые, ходившие по хуторам, называли себя Мартынами (по-эстонски — Марти); в их песнях присутствуют и древние магические формулы (на грани речи — «Заговор»), и нагловатое выпрашивание подаянья. Подчас звучат реминисценции католицизма («Приветствие»), хотя влияние католической церкви о Эстонии невелико и его следы, пожалуй, сохранились лишь в таких песнях.
В музыке «Песен Мартова дня» имеются три тематических ядра: восклицательный мотив обращения к хозяевам; видоизменяющийся речитативный мотив (например, 3-я и 8*я части); трехдольный танцевальный мотив (4-я часть). В цикле эти мелодии чередуются в соответствии с ритуалом.
В Кадрин день по хуторам отправлялись колядовать девушки, именовавшие себя Кадри. Вся музыка этого цикла построена на одном мотиве.
Остальные три цикли, не имеющие единого сценария, выстроены по внутренней логике развития действия. По-музыкальной тематике здесь каждый хоровой номер самостоятелен. Мужские масляничные песни связаны с катанием на санях и ритуальными песнями о льне («Будь наш лен, как след от санок, долог»). Масленица — по-эстонски vastlad — здесь олицетворена неким мифическим существом Вастель, который ждет катающихся (песня «Вистель-вастель»). Лиричны н распевны девичьи «Качельные песни». Их характерный жанровый признак — своеобразный синкопированный ритм, свойственный
раскачиванию качелей.

Своего рода кульминацией «Календарных песен» Являются написанные для двух хоров (женского и мужского) «Песни Яанова дня»—точнее, ночи с 23 на 24 июня,— где призывают Яана, несущего плодородие нивам, благополучие стадам» дождавшимся сочных трив. Здесь композитором особенно широко разработаны акустические приемы, свойственные, впрочем, и циклу в целом, и многим другим произведениям этого автора. Тормнс чисто музыкальными средствами рисует место действия, дает картину Яановой ночи, с ее свежим воздухом, кострами, далекой перекличкой голосов. Человеку, не посвященному в технологию музыкального творчества, трудно себе представить, что все эти яркие и многослойные звуковые полотна родились на основе изначальных одноголосных попевок.
Текст рунных песен всегда имеет в основе четырехстопный хорей: это и естественно, поскольку в эстонском языке главное ударение в слова* подает на первый слог, а дополнительные — на третий и пятый. Но когда в строке имеются слова трехсложные, ударения как бы сбиваются, возникает эластичный переменный ритм, разнообразя хореические строки, что дало композитору дополнительные художественные возможности. Все такие места показаны композитором группировкой нот, которой' н был подчинен эквнритмнческий перевод текстов.
Эстонские исполнители в таких случаях могут скандировать, перемещая ударения в словах в угоду стихотворному ритму. Фольклористы считают скандирование древним и первичным явлением в эстонских рунах («Эстонский фольклор», Таллин, 1980, ив рус. яз.). Однако русскому языку скандирование несвойственно.

В древнем эстонском аллитерационном стихе организующую роль играет подбор в строке слов с одинаковыми начальными (следовательно — ударными) слогами. В таких начальных рифмах, отобранных веками, присутствует даже некоторая изысканность. Поскольку эстонская письменность близка к фонетической, а эстонский текст выписан под нотами, примеры легко найти на любой странице сборника. К сожалению, в русском переводе передать этот эффект не удается, хотя аллитерации кое-где сохранены.
Конечной рифме в рунных песнях особого внимания не уделяется, она возникает лишь благодаря употреблению в параллельных строках одинаковых грамматических форм, чаше всего глагольных. В переводе роль таких рифм, привычных русскому уху, несколько усилена.
Изустно передавая pyны от дедов внукам и правнукам, исполнители неизбежно слегка модернизировали язык даже древнейших песнопений; поэтому тексты, записанные в прошлом веке, понятны эстонцу и сегодня, кроме отдельных слов, вышедших из употребления. При переводе на русский язык было решено отказаться от принудительной архаизации, сохраняя лишь верность реалиям и избегая новых оборотов речи.

Работа по переводу ведясь в контакте с Вельо Тормнсом; композитор достаточно хорошо владеет русским языком и ревниво следил за соответствием русских текстов содержанию и стилю оригинала.
Вал. Рушкис


1. ПЕСНИ МАРТОВА ДНЯ
1. Ряженые за дверью
2. Приветствие
3. Призывание изобилия
4. Такси
б. Заговор
6. Выпрашивание
7. Благодарение.
8. Пожелания
9. Заключение

II. ПЕСНИ КАДРИНА ДНЯ
1. Вступление и дом
2. Танец
3. Выпрашивание
4. Благодарение, пожелания и уход

III. МАСЛЕНИЧНЫЕ ПЕСНИ
1. Вистель пастель
2. Заклинание льна
3. Песня при катанки с горки

IV. КАЧЕЛЬНЫЕ ПЕСНИ
1. Узкие качели
2. Море под качелями -
3. Красавица на качелях
4. Качели требуют подарков
6. Боязливая ив качелях
6. Яблоня

V. ПЕСНИ ЯАНОВА ДНЯ
1. Приглашение к Яанову огню I
2. Приглашение к Яанову огню II.
3. В меня из ружья не попадешь
4. Почему ждут Яана
б. Яанов конь
б. Заклинание огня
7. Песня Яанова дня

В. Тормис  - ноты Скачать ноты для хора