Ноты, Аккорды - Поют драматические артисты



Ноты песен популярных актеров кино

 

 

Скачать ноты в сборнике

Песни из репертуара Андрея Миронова
ноты для голоса в сопровождении фортепиано, баяна
составитель Б. Фиготин
"Советский композитор", 1988г.
номер с8490к
(pdf, 5.12 Мб)

содержание:

 

От составителя

Этим сборником издательство «Советский композитор» открывает для любителей музыки новую серию под названием «Поют драматические артисты». Название серии говорит само за себя. В эти сборники будут входить песни в исполнении популярных артистов. В первый выпуск этой серии вошли песни в исполнении народного артиста РСФСР Андрея Миронова.
Сейчас, когда его нет с нами, я с болью в сердце вспоминаю, с каким энтузиазмом он поддерживал идею этого издания. По ходу работы мне довелось с ним часто встречаться, и каждая встреча с этим большим и замечательным актером доставляла мне огромную радость и удовольствие. Его неиссякаемый юмор, находчивость и высокий профессионализм очень помогали нам в составлении настоящего сборника. Я знаю, что многие гордились своей дружбой с Андреем Мироновым, а мне думается, что и любая страна гордилась бы, имея такого артиста.

Андрей Александрович с нетерпением ожидал выхода в свет этой работы, но, к сожалению, судьба распорядилась по-своему... Он ушел из жизни в расцвете огромного таланта, оставив яркий след как выдающийся артист театра, кино и эстрады. Поэтому редакция решила ввести в этот сборник новые страницы, страницы воспоминаний друзей Андрея Миронова.
В следующем выпуске этой серии (1989) для любителей музыки будут выпущены песни из репертуара заслуженного артиста РСФСР Николая Караченцова. В последующих изданиях мы будем продолжать знакомить вас с песнями, исполняемыми нашими любимыми и популярными артистами.
Борис Фиготин, композитор, заслуженный деятель искусств РСФСР

Скачать ноты Скачать ноты

 

Нотя для фортепиано

Песни из репертуара Николая Караченцова
ноты для голоса в сопровождении фортепиано (гитары - аккорды)
"Советский композитор", 1989г.
номер с8734к
(pdf, 3.73 Мб)

содержание:

 

Почему Караченцов хорошо поет?

Мои первые впечатления о живом вокальном искусстве - послевоенные нетопленые кинотеатры, где каждый раз перед началом сеанса пухлая дама в длинном крепдешиновом платье громко и нечленораздельно пела песни из репертуара Клавдии Шульженко.
Народ всегда взирал на это культурное мероприятие с молчаливо-равнодушным уважением, как бы слушая. Я тоже старался слушать, но недолго.

Многие годы я не мог себе представить, что вокальное искусство, вообще, имеет еще какие-то иные способы воздействия на психику и эмоциональный строй человека. Даже школьником, оказавшись в Большом театре, мне, увы, не дано было насладиться мастерством известных солистов: меня больше порадовало убранство зала и обилие светильников. Многие и в зрелые годы получают главную радость от прославленного и просторного помещения, но не признаются в этом, а я, как совестливый преступник, сразу выкладываю следователю все, как есть, на первом же допросе.
Впрочем, с появлением ненавистного для многих ветеранов микрофона и звукоусилительной аппаратуры оказалось, что вокальные возможности человека обладают еще какими-то неведомыми прежде пределами. И я стал свидетелем иного контакта со зрителями-слушателями. Однако во времена Бернеса, Трошина, не говоря уже про Утесова, я все равно не мог допустить мысли о том потрясающем душу энергетическом феномене, который явил миру Владимир Высоцкий. Его неистовый и одновременно задушевный контакт с человеческой болью, сидящей во всех нас, вероятно, оказал немалое воздействие на молодого артиста Московского театра имени Ленинского комсомола Николая Караченцова. Но это мой субъективный домысел, как, впрочем, и все остальное.

В 1974 году Н. Караченцов, принятый в театр за восемь лет до моего назначения, „бренчал" на гитаре, напевал что-то такое, что напевали другие артисты, не хуже - не лучше. А потом, получив роль Тиля Уленшпигеля, вдруг преобразился. Обыкновенный молодой артист начал на наших глазах довольно быстро превращаться в незаурядную творческую личность.

Я не был его непосредственным учителем и на свои педагогические способности всегда взирал с иронией. Конечно, я старался быть всем - организатором, интендантом, ассистентом, зазывалой, призывалой, суфлером и репетитором.

Чтобы не умалять собственного значения в воспитании „звезд", скажу, что я привлек сильную компанию сочинителей, необходимых при рождении любого неординарного явления, будь то актер или спектакль: драматург Григорий Горин, композитор Геннадий Гладков, автор текстов песен Юлий Ким.
После „Тиля" Н, Караченцова стали наперебой приглашать в кинематограф, в ответ на это он стал все точнее и лучше работать на сцене. Увереннее, виртуознее, темпераментнее. Последнее качество он вскоре развил до очень высоких энергетических ступеней, до удивительного насыщения.
Вообще, как развить в себе темперамент - внутреннюю и внешнюю активность, усилить свой волевой потенциал, - я приблизительно догадываюсь. Нужна какая-то изначальная склонность. (Талант?) И счастливые условия, стечения обстоятельств. Такие условия оказались у Караченцова. Но только отчасти. Тут я приближаюсь к моим теоретическим разногласиям с труппой.
Многие у нас в театре считают, что виной всему режиссер. Он лепит артистов, как Всевышний старательно лепил Адама и потом Еву из подвернувшегося под руку материала. „Нет! - говорил я строго артистам и еще строже повторяю сейчас. - Режиссер может повлиять на благоприятное стечение обстоятельств - не более. Может подарить изначальный импульс и вовремя предостеречь, когда шальное актерское самозабвение выносит его в опасные, низкопробные сферы. Но артистом, творцом, сочинителем собственного „имиджа" - человек становится сам, используя с этой целью весь окружающий мир, включая режиссера". Интересно, что актерское обаяние, социальная и биологическая заразительность - такие же подвижные категории, как и многое другое в актерском мастерстве.

Николай Петрович Караченцов во многом самолично соорудил свое актерское естество и далее сделал самое загадочное, с моей точки зрения, - перестал бренчать на гитаре среднестатистическим способом, а вместо этого запел неординарным образом.
Восхищаясь его всевозрастающей певческой заразительностью, я долго не мог понять чисто вокальный уровень караченцовских постижений. То, что зритель в „Тиле", позднее - в музыкальных спектаклях „Звезда и смерть", „Юнона и Авось" поражен, взбудоражен, иногда опрокинут его энергетическим воздействием, я ощущал очень хорошо. Четко. Но какую ценность имеет его вокальное мастерство в отрыве от сценического действа?

Когда начались записи на пластинках, вокальное озвучивание в мультфильмах, - голос Караченцова зазвучал, уже не подкрепленный визуальным рядом, а тем волевым излучением, что не фиксируется нынешними приборами. Чисто вокальные достижения, очевидно, уступали по своим техническим характеристикам некоторым известным исполнителям, но следы этой самой караченцовской энергетики четко зафиксировала как отечественная, так и импортная звукозаписывающая аппаратура.
Как он научился этому, как укрепил и развил свое личностное волевое излучение, как „образовал" свои голосовые связки, я не знаю, хотя мы долгие годы работаем рядом и внимательно следим друг за другом. Он смотрит - не „похудшаю" ли я как режиссер. Я наблюдаю, - не заштампуется ли наша „звезда" в рычащих модуляциях. Но это отдельный разговор, и нам есть о чем поговорить с глазу на глаз.
Сейчас о другом. Почему он, как драматический актер, в своих вокальных взлетах обошел многих вокалистов-профессионалов? Одной трудоспособностью я этого объяснять не хочу. Скучно. Хотя Караченцов, возможно, образец настойчивости каждодневной, иногда почти тупой и потной работы, как в цирке. И талантом -родительским подарком - тоже не хочу объяснять. Мало ли на Руси талантов! Мечтаю найти третью составную величину - „философский камень". Старинные поэты мне бы сказали: „Не ломай головы, - здесь рука провидения". Но если начну всерьез развивать эту тему, - все написанное выше не напечатают. Начнутся подозрения в мистике.

Так вот. Талант и цирковая работоспособность вкупе с удачным стечением обстоятельств - еще не все. Мало ли ролей у многих других, тоже небесталанных!
Николай Караченцов, как и Владимир Высоцкий, и Андрей Миронов, - выразители наших душевных мук и духовных исканий. Для этого мало одного вокального прилежания - необходимо прозрение.
Я не могу знать, к какому разряду отнесут Караченцова его соотечественники. Актеров скоро забывают. Но в моей творческой судьбе, в моем личностном восприятии Николай Караченцов -гениальный артист Московского дважды орденоносного театра имени Ленинского комсомола системы главного Управления культуры исполкома Моссовета.
А теперь объективно и по делу. Н. П. Караченцов женился на любимой женщине и так любит свою жену, что все завидуют и ей и ему, он построил счастливую семью, у них родился очаровательный сын - вот поэтому и поет хорошо!
Народный артист СССР, главный режиссер Театра им. Ленинского комсомола
Марк ЗАХАРОВ

 

Песни Караченцова с нотами для фортепиано Скачать ноты