Ноты для фортепиано

Песни, мелодии из фильмов
Подборка нот по кино-композиторам и отдельно по кинофильмам, мультфильмам
В основном с голосом

Детские песни

Зарубежная музыка

Русские народные песни и романсы

Нотные сборники, песенники, самоучители и пособия
с нотами для голоса в сопровождении фортепиано в книжном формате pdf или DjVu

 

 

Сборники нот для фортепиано

 

 

 

 


РУССКИЕ КОМПОЗИТОРЫ

 

 
 


СОВЕТСКИЕ КОМПОЗИТОРЫ

 

 

 

 


ЗАРУБЕЖНЫЕ КОМПОЗИТОРЫ

 

 

 

 

Ноты к пьесам для фортепиано
Музыка отдыха
СБОРНИК
популярных пьес иностранных композиторов

для фортепиано
составители Н.Назаров, Ю.Комальков
"МУЗГИЗ", 1960г.
номер 28251

содержание:

 

Пьесы зарубежных композиторов- ноты Скачать ноты

Спасибо Шафаяту за сборник!

 


Немного об истории фортепиано

 

 

Практически всегда историю фортепиано приводят по такой простейшей схеме: клавикорд — клавесин — фортепиано. Но это говорит больше о возрасте каждого из клавишных инструментов. Практически, раньше всех появился клавикорд, затем клавесин, а самый современный инструмент — фортепиано. Если не брать хронологию и принять во внимание механизм основного узла, который передает механический удар с клавиш на струну, то убедимся, что предком фортепиано был не клавесин, а клавикорд. В отличие от фортепиано в клавикорде происходит удар по струне, а в клавесине струна защипывается. Из-за этого главный узел стал в фортепиано очень сложным, никак не похожим на тангент клавикорда, но принцип остался прежним — удар по струне. Поэтому классификация и клавикорда, и фортепиано выглядит так: струнно-клавишно-ударный инструмент. А клавесина — струнно-клавишно-щипковый.
Конструкция первой фортепианной механики системы Шрётера — была очень простой.
Появлению фортепиано связывают с именем флорентийца Бартоломео Кристофори. Но не он один причастен к рождению фортепиано. Когда идея носится в воздухе, обычно ее реализуют почти одновременно и независимо друг от друга разные люди. Так произошло и с фортепиано. Во Франции Жан Мариус, в Германии Готлиб Шрётер предложили свои идеи нового инструмента.

Трудно с позиций нашего времени оценивать самые первые модели фортепиано. Первый инструмент был настолько несовершенным, что о немедленном и безоговорочном его признании не могло быть и речи. Жан Мариус, например, не сделал глушители для струн. Во время исполнения их звучание сливалось в сплошной гул. У инструмента Шрётера все было наоборот: струны заглушались так быстро после удара, что певучая мелодия не получалась. Поэтому инструмент Кристофори и оказался более удачным если не сам по себе, то хотя бы в сравнении с другими. А кроме того, он был продемонстрирован публике раньше, чем инструменты Мариуса и Шрётера.
Бартоломео Кристофори служил хранителем и реставратором музея музыкальных инструментов во дворце флорентийского герцога Медичи. Как то раз гостям герцога объявили, что их ждет сюрприз. Придуманное Кристофори пианино и было тем сюрпризом. Хотя желаемой радости не получилось. Фортепиано не понравилось гостям — его звучание показалось очень грубым в сравнении с клавикордом и клавесином. Вряд ли кто-нибудь из гостей мог предположить, что присутствует при рождении инструмента, которому уготовано столь блестящее будущее.

Но не будем обвинять вельможных визитеров герцога в недальновидности и отсутствии вкуса. Звучание первого фортепиано, продемонстрированного в 1709 году, действительно было грубым. То, что инструмент стал способен даже в одной музыкальной фразе издавать то очень тихие, то громкие ноты, не спасало дела: сами звуки были маловыразительными и плохо складывались в музыку.
Поэтому в Италии эксперимент так и остался экспериментом, несмотря на то что одна из газет подробно рассказала о Кристофори и его изобретении. Фортепиано было забыто здесь на многие десятилетия, да и потом с большим трудом обретало популярность.
Намного Больше повезло фортепиано в Германии. Музыкальный специалист Готфрид Зильберман, державший в Дрездене клавесинную фабрику, наладил производство фортепиано, усовершенствованных и им самим, и его фабричными работниками. Эти инструменты звучали уже лучше первых моделей, но до более или менее приемлемых им было еще далеко. Многие композиторы и исполнители того времени отзывались о фортепиано неодобрительно. Зильберман показывал один из своих инструментов Иоганну Себастьяну Баху, но ожидаемой похвалы не получил. Бах откровенно сказал, что фортепиано звучит грубо и примитивно. Правда, через двадцать лет Зильберман вновь продемонстрировал фортепиано Баху, постаравшись выбрать при этом лучшие образцы, и великий маэстро на сей раз высказался значительно более мягко, но трудно судить сейчас, был ли он искренен или просто не хотел вторично огорчать Зильбермана.

Тем не менее фортепиано мало-помалу прокладывало себе дорогу к признанию. Долгой была эта дорога: почти сто лет фортепиано не могло конкурировать ни с клавикордом, ни с клавесином.
Но давайте последовательно проследим историю нового типа клавишеструнника.
Новаторство фортепиано заключалась в том, что по струне ударял деревянный молоточек, связанный с клавишей (нотой). Забывать о клавише нельзя, потому что просто удар молоточком по струнам был известен и раньше — так музицировали, например, на цимбалах. Исполнитель держал в каждой руке по молоточку и ударял ими по струнам, натянутым над деревянным резонатором. Понятно, что цимбалист способен был извлечь одновременно лишь две ноты, а музыкант, играющий на пианино, мог оперировать уже не просто двумя руками, а десятью пальцами, как и на других клавишных инструментах.
Молоточек был связан с нотами не так жестко, как тангент в клавикорде или стойка с перышком в клавесине. Между клавишей и молоточком были еще детали-посредники. Поэтому после нажатия на клавишу молоточек ударял о струну и отскакивал сам, не дожидаясь, пока клавиша будет отпущена. Причем сила удара о струну зависела от того, насколько мягко или сильнее нажималась нота.
Это усовершенствование очень значительно — именно оно дало жизнь фортепиано. Все остальное — корпус, рама, струны, колки, дека — было заимствовано у клавесина, во всяком случае на первых порах.
А дальше, примерно до середины истории фортепиано, шла «борьба за качество» — в данном случае за качество звука.

Поначалу много экспериментировали со струнами — считали, что звучание инструмента можно смягчить, сделать более благородным, если правильно подобрать струны. Эксперименты в этом направлении не принесли заметных успехов, струны остались в основном такими же, какими были и в клавесине.
Тогда решили, что звучание станет более полным, насыщенным, мощным, если увеличить натяжение струн. Но в старых конструкциях фортепиано нельзя было сильно натягивать струны, потому что деревянная рама, на которой они держались, начинала коробиться и даже ломалась. Стали укреплять раму железными ребрами, но все равно жесткость оставалась недостаточной. И тогда попробовали отлить раму целиком из чугуна. Результаты сказались сразу же: сильно натянутые на чугунной раме струны зазвучали гораздо лучше, хотя некоторая грубость все же оставалась и теперь.
Чугунная рама появилась в фортепиано в 1825 году — приблизительно в середине его истории. И тут надо сказать, что это время было особенно насыщено усовершенствованиями.
Француз Себастьян Эрар дополнил молоточковое устройство так называемым репетиционным (то есть повторяющим) механизмом. До этого нововведения нужно было отпускать клавишу до конца, чтобы она подготовилась к новому удару, поэтому брать подряд быстрые короткие ноты одной высоты не удавалось. Репетиционный механизм при нажатой клавише не возвращало молоточек на свое место, а удерживало вблизи струны, и теперь можно было, чуть отпустив палец, нажать клавишу снова. Музыкантам стали доступны очень быстрые повторные звуки. И только когда клавиша отпускалась до конца, молоточек возвращался на свое прежнее место.

Прошло немногим более двадцати лет — и снова серьезное усовершенствование. Молоточек раньше был обтянут лосиной кожей, теперь же его покрыли фильцем — высококачественным войлоком. Тембр звучания стал значительно мягче.
И наконец далее, еще через 15 лет открыли, что если струны натягивать не строго параллельно, а так, чтобы они немного расходились от того места, где находятся молоточки, к заднему краю инструмента, ноты звучат лучше. Вслед за этим было внедрено и такое нововведение: струны натянули не в одной плоскости, а в двух. Басовые ноты пошли от левой части молоточкового устройства к заднему правому углу фортепиано, а тонкие расположились перекрестно к басовым и шли под ними — от правой части механизма к заднему левому углу. От этого улучшился резонанс деки.
Появилось теперь то фортепиано, к которому мы привыкли: с сильным, полным, благородным звуком. Усовершенствования продолжались и дальше, но они были уже не столь важными, хотя, конечно же, тоже улучшали ноты.
Так фортепиано, которое поначалу был отвергнуто слушателями как грубый и простой, обрел право на жизнь.

Для тех, кому не нравится фортепиано
Сейчас трудно представить себе классические музыкальные произведения без сонат Бетховена для фортепиано, к примеру, или музыка Шопена — этюдов, вальсов, мазурок, баллад, вальсов в фортепианном исполнении.
Не все любят музыку фортепиано. Это из-за того, что не слушали настоящего звучания живого инструмента.
Давайте объясним, в чем дело (объяснять, по идее не нужно, надо просто послушать хорошее живое исполнение).
Каждая нота фортепиано отчетливо можно разделить на две части: начало в момент удара молоточка по струне и далее продолжение после удара, когда струна играет самостоятельно. Причем начало ноты всегда получается намного более громким, чем продолжение. Можно попробовать, взять тихий звук, но в этом случае продолжение ноты будет еще тише. Продолжение мы вообще часто не слышим, если слушаем фортепианное произведение по записи, посредственному радиоприемнику или с пластинки на проигрывателе или даже CD проигрывателю. Как бы ни был хорош микрофон, он не позволит записать музыку так как слышит его человеческое ухо. Певучие продолжения нот «срезаются», оставляя только начала, от этого меняется и сама мелодия, она становится теперь стучащей, дребезжащей. Любить такую музыку действительно невозможно, можно сказать даже вредно.
Орган вообще не записывается полноценно ни на какой носитель, а фортепиано еще можно слушать и с помощью электроники, но только хорошей, которая точно и без искажений передает все тонкости звучания нот.

Есть еще одна причина неприязни к фортепианной музыке — редкость талантливого исполнения. Очень часто мы слышим домашнее музицирование, любительскую игру, и даже с профессиональной концертной сцены не всегда звучит музыка в исполнении популярного мастера. Здесь вопрос не просто в «лучше — хуже», как можно было бы сказать об игре на многих других инструментах, а кое в чем более важном.
У пианино есть существенный недостаток, который не исправлен изобретателями до сих пор. Точнее, он не решаем вообще, потому что, если вдруг от него удастся избавиться, появится уже совсем новый, другой инструмент. Недостаток этот нам уже известен — неуправляемость нот после нажатия клавиши. Молоточек ударил по струне, и далее нота звучит независимо от исполнителя, он может только в нужный момент прекратить звук, а изменить его силу и тембр не может.
Однако если нельзя воздействовать на ноты, когда они уже взяты, то можно скорректировать продолжение нот в момент их взятия. Один пианист, точно управляя при нажатии не только клавишей, но и педалями, добиваясь что бы струна и после удара звучала так, как ему хочется, а другой эти тонкости не исполняет. У первого пианиста продолжения нот будут богаты разными нюансами, оттенками, а если надо, и певучими, у дилетанта же останутся однообразными. Эта однотипность — частый спутник начинающих любителей исполнения на фортепиано, поэтому нельзя говорить об инструменте, не услышав хорошего, безукоризненного исполнителя в концертном зале.

Как устроено фортепиано
Теперь необходимо перейти от родового названия инструмента к видовому: нам известно не фортепиано, а пианино и рояль.
Пианино — инструмент компромиссный. Его звучание заведомо хуже мелодии рояля, и мастера пошли на это специально. Потеряли в качестве звука, зато сделали инструмент удобно-компактным.
Сделаем оговорку. Звучание пианино проигрывает пению рояля — это заложено в конструкции. Но если говорить об отдельных инструментах, такое заявление может быть и несправедливым, так как на стадии производства из-за каких-нибудь технологических ошибок все преимущества рояль может потерять. Поэтому встречаются замечательные пианино и весьма плохие рояли.
Рояль полнозвучен благодаря тому, что в нем использованы более длинные струны и большую резонансная дека. Подняв крышку у рояля не остается никакой преграды между окружающим пространством и струнами. А пианино легко поставить в маленькой комнате, и оно отлично расположится в ней рядом с типичной мебелью. Рояль же очень тяжело разместить в современной квартире.
Дека - очень важная деталь пианино и рояля. Струна сама по себе играет тихо, и если не будет деки, голос инструмента был бы очень слабым. Дека представляет собой деревянный щит, собранный, склеенный из отдельных деталей. В рояле дека расположена горизонтально под струнами, а в пианино, в котором струны расположены в вертикальной плоскости, дека тоже устанавливается вертикально.
Дека — важная деталь. Она не только усиливает ноты, но и формирует тембр инструмента, причем так активно, что от характерного звука струн мало что остается — мы слышим резонированные ноты дерева. Деку делают из специальной ели или сосны, причем материал специально подбирают, чтобы слои в нем были узкими, плотными и прямыми, чтобы не было дефектов. Древесина для деки должна быть сухой и выдержанной.

Правую педаль можно надавить не до конца, а чуть-чуть, чтобы глушители оставались недалеко от струн и в какой-то мере воздействовали на их мелодии. Но этот прием требует от музыкантов большого исполнительского мастерства. А кроме того, такое тонкое движение правой ногой настолько зависит от тугой или, наоборот, слишком легко поддающейся педали, что при концертах в другом городе или даже выступлениях в другом зале исполнителю необходимо несколько часов учится, тренироваться на незнакомом музыкальном инструменте.
Когда исполнитель, играющий на рояле, давит левую педаль, вся молоточковая система сдвигается немного в сторону. А поскольку струны остаются на своем месте, молоточек ударяет уже не на все три струны, предназначенные для данной ноты, а только на две. Если для каких-то нот предусмотрены всего две струны, молоточек бьет теперь только по одной. Звук будет более мягким и тихим.
У пианино устройство левой педали сконструировано по-другому. Молоточки не смещаются в сторону, а приближаются к струнам еще до нажатия клавиш. Удар с более близкого расстояния происходит слабее, чем обычно, а значит, и ноты тише.

Как быть, если необходимо долго учить гаммы, упражнения, арпеджио, а звукоизоляция в доме не настолько хороша, чтобы не мешать соседям? Для обучения игре на фортепиано предусмотрен модератор. Он включен между молоточками и струнами разместится лента тонкого фетра или из другого материала, и игра инструмента станет тихой и глухой. Регулировка модератора назначена на третью педаль, которая фиксируется в нажатом состоянии, или на специальный рычаг, размещенный сбоку от клавиатуры.
В некоторых современных фортепиано третья педаль имеет другое назначение — она освобождает от глушителей не все струны вместе, как правая педаль, а только те, ноты которых были надавлены до нажатия педали. Это позволяет исполнителю выборочно использовать разные глушители, легче пользоваться ими и при этом избегать педального шума.
Скажем об одном очень необходимо важном требовании к музыкальному инструменту. Мы привыкли, что любой работающее устройство извлекает какой-то шум. А в фортепиано, тоже представляющем собой сложную механику, это недопустимо. Никаких щелчков, стуков, скрипов не должно быть. Слышна должна быть только музыка.

 

В мире музыкальных инструментов. С. Газарян, 1989г.

М.Бражников - Фортепиано