Детские пьесы зарубежных композиторов - ноты для фортепиано

ПЬЕСЫ



Ноты для фортепиано в pdf

 

 

Скачать ноты
Детские пьесы канадских композиторов

для фортепиано
младшие и средние классы детских музыкальных школ
"Советский композитор", 1979г.
(pdf, 2.51 Mb)

Содержание:

 

Б. БЕРЛИН. Семь пьес:
1. Марш поросят
2. Пони по кличке Звёздочка
3. Сонный котёнок
4. Весёлый щенок
5. Кроличья колыбельная
6. Обезьянки на дереве
7. В гроте
X. ВИЛЛАН. Две пьесы:
1. В стиле марша
2. В темпе менуэта
А.-Р.ГИЛЛИ. Тихоокеанские пираты
Т.КЕНИНС. Пять пьес:
1. Маленький марш
2. Нежность
3. Рондино
4. Маленький романс
5. Прогулка верхом
Д. КОУТС. Мазурка
У. ЛИ. Пять пьес:
1. Поджариваем кукурузу
2. Ореховый человечек
3. Спрыгни, спрыгни, медвежонок
4. На горе стоит девица
5. Раз, два, три!
Г. РИДУ. Прелюдия
Р. ФЛЕМИНГ. Весёлый марш
У. ФРАНС. Две пьесы:
1. Траурный марш
2: Матросская песня
К.ШАМПАНЬ. Три пьесы:
1. Маленький канон (До мажор)
2: Маленький канон (Фа мажор)
3: Скерцино

 

Скачать ноты

Детские пьесы композиторов Армении
для фортепиано
"Музыка", 1976г.
(pdf, 1.63 Mb)

Содержание:

 

Г. Чнтчян. Марш, октябрят.
Г. Читчян. Круговой танец
Р. Меликян. «Ладушки-ладушки»
Л. Манукян. Веселый танец
Г. Сараджян. Грустная песенка
Ю. Геворкян. Обидели
Г. Читчян. Прелюд
А. Манукян. «Эй, джан!»
Армянская народная песня (Обр. Г Сараджяна).
Р. Меликян. Красный воин
Г. Мелик-Мурадя'Н. Жалоба малыша
Т. Сараджян. Танец
Э. Мирзоян. Танец кукол
Э. Пашинян. Мелодия
С. Нагдян. Танец пастухов
В. Тигранян. Этюд
В. Тмгранян. Пьеса
В. Араратан. Весна
В. Тигранян. Этюд
Э. Абрамян. Маленькая инвенция
Э. Абрамян. Марш пионеров
Э. Абрамян. Вальс
Г. Чеботарян. Танец
Г. Сараджян. Песня без слов

 

Скачать ноты
Детские пьесы композиторов Грузии
для фортепиано
"Музыка", 1974г.
(pdf, 3.77 Mb)

Содержание:

 

Туманишвили К. Зимний вечер
Тактакишвили О. Танец
Габичвадзе Р. Простая инвенция
Гудиашвили Н. Прелюдия
Мачавариани А. Караван
Шаверзашвили Т. Прялка
Кокеладзе Г. Лирическая
Габичвадзе Р. Инвенция (№11)
Баланчивадзе А. Прелюдия
В. Куртиди. Скерцо (из сонатины № 3)
Чхеидзе Д. Прелюдия
Мамисашвили Н. Развалины храма (Прелюдия)
Цагарейшвили В. Скерцо
Эксанишвили Э. Прелюдия
Габуния Н. Посвящение
Мачавариани А. Экспромт

 

Скачать ноты для фортепиано
Библиотека юного пианиста
Детские пьесы композиторов Украины
для фортепиано
"Советский композитор", 1976г.
(pdf, 5.29 Mb)

Содержание:

 

Л. РЕВУЦКИЙ. Веснянка (соль мажор)
Колыбельная
Веснянка (ля минор)
А. ШТОГАРЕНКО. Плясовая
Н. СИЛЬВАНСКИЙ. Родной напев.
Накормлю воробышка
И. БЕРКОВИЧ. Рассказ учительницы
Г. МАЙБОРОДА. Размышление
М. ТИЦ. Украинский танец
Ю. РОЖАВСКАЯ. Лебедь
М. КАРМИНСКИЙ. Носорог
Ж. КОЛОДУБ. Зебра.
И. ХУТОРЯНСКИЙ. На горной поляне
С. ЛЮДКЕВИЧ. Листок из альбома
А. КРАСОТОВ. Скерцо
М. СКОРИК. Шуточная пьеса
Лирник
Простенькая мелодия
Народный танец
Н. КОЛЕССА. Миниатюра
Л.ДЫЧКО. Кошечка
Разговор фарфоровых кукол.
В. КЛИН. Украинская дума
Музыкальная шкатулка.
Л. ГРАБОВСКИЙ. Скерцино

 

Скачать ноты


Композиторы Украины - детям

для фортепиано
"Музыка", 1975г.
(pdf, 4.98 Mb)

Содержание:

 
 

Скачать пьесы с нотами

Библиотека юного пианиста
Детские пьесы эстонских композиторов
для фортепиано
"Музыка", 1973г.
(pdf, 4.81 Mb)

Содержание:

 

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Фортепианное творчество советских эстонских композиторов, в частности произведения малой формы в качестве художественно-педагогической литературы для детских музыкальных школ опубликованы Эстонским отделением Музфонда СССР в сборниках «Фортепианные пьесы эстонских композиторов», тетради I и II. Кроме этих сборников, издан ряд авторских тетрадей и циклов фортепианных произведений. Широкую известность в Советском Союзе получили тетради Э. Каппа «Картинки Таллина» и Э. Тамберга «Детский альбом», фортепианные пьесы и обработки народных песен эстонских композиторов можно встретить в фортепианных «Школах», хрестоматиях и репертуарных сборниках, предназначенных для педагогической практики.
Пьесы, вошедшие в настоящий сборник, по степени трудности соответствуют уровню средних классов детских музыкальных школ. Они подобраны из циклов фортепианных пьес современных авторов и являются образцами эстонского фортепианного творчества, передающими слушателю как характерный звуковой колорит, так и интонационное своеобразие эстонской народной музыки. Многие из этих произведений приобрели большую популярность среди учащихся, упрочились в педагогической практике детских музыкальных школ Советской Эстонии.
Составитель надеется, что настоящий сборник поможет возбудить живой интерес к эстонской фортепианной музыке среди педагогов и учащихся, а также любителей музыки братских республик и будет служить дальнейшему обмену музыкально-культурными ценностями между народами Советского Союза.

X. Леммик. Рожечная
X. Леммик. Обомшелые камни
К. Силлакиви. Дятел
Л. Веево. Рассказ
X. Леммик, Тийна
Я. Коха. Тартуская волынка
Б. Кырвер. Танец мальчиков.
Ю. Цейгер — К, Силлакиви. Вийре такка
Л. Пярт. Танец утят
Э. Арро. В народном духе
X. Эллер. Пьеса.
Э. Ялаяс. Танец с платком
Э. Тубин. Пастушеская колыбельная
Б. Кырвер. Звучи, каннель!.
X. Отса. Прелюдия л фуга № 1
Э. Тубин. Вечерняя песня пастушка
Э. Ялаяс. Кивикасукас.
А. Пярт. Красная Шапочка и волк
Б. Кырвер. Сетуская шуточная песня
Я. Коха. Сетуская...
Э. Тубин. Стадо, в лес!
Э. Тубин. Стадо, домой!
А. Пярт. Бабочк

 


Избранные пьесы польских композиторов
для фортепиано
"Государственное музыкальное издательство", 1958г.
(pdf, 3.37 Mb)

Содержание:

 

ФОРТЕПЬЯННОЕ ТВОРЧЕСТВО СОВРЕМЕННЫХ ПОЛЬСКИХ КОМПОЗИТОРОВ

В творчестве польских композиторов фортепьянные произведения всегда занимали почетное место. Великий основоположник польской музыкальной классики Шопен изучил и глубоко постиг не только народные истоки отечественной культуры, но и обширный опыт, накопленный его учителем Юзефом Эльснером, его предшественниками и старшими современниками — Францишком Лесселем, Михалом Клеофасом Огиньским, Феликсом Островским, Марией Шимановской и многими другими композиторами, сочинявшими фортепьянную музыку.
С давних пор эта музыка отличалась национальной самобытностью. В ней отразились тяжелые переживания и гордые стремления вольнолюбивого польского народа, запечатлевшего в песнях, как выразился Мицкевич «свои мысли и цветы своих чувств». Польские композиторы вдохновлялись как песнями, так и танцами родного народа, творчески развивая, например, такие жанры, как мазурка, краковяк, полонез. Как известно, у польского, так же как и у других славянских народов, песня и танец обычно неотделимы друг от друга: многие песни построены на ритмической основе какого-либо танца, исполнители которого поют его мелодию.

Такое сочетание мелодического начала характеризует многие польские фортепьянные пьесы и недаром у Шопена, наряду с возвышенной героикой, потрясающим трагизмом, поэтичнейшей лирикой и драматизмом встречаются сочинения, воспринимающиеся как жанровые сцены из народного быта. Такие сцены мы находим также и в операх и сравнительно немногочисленных фортепьянных пьесах Станислава Монюшко.
На рубеже XIX и XX столетий начался новый период расцвета польской фортепьянной музыки, связанный с именем такого блистательного мастера, как Кароль Шимановский. Его сонаты, этюды, прелюдии, мазурки для фортепьяно принадлежат к числу значительнейших достижений польской музыкальной культуры, причем уже ранние произведения композитора свидетельствовали о его преемственных связях с шопеновскими традициями, к которым был близок и наш Скрябин, оказавший несомненное влияние на формирование творческого облика Шимановского. Нельзя не сказать здесь попутно о том, что еще Глинка говорил о некоторых чертах, роднящих его с Шопеном («Это наша с ним родная жилка»), и что общность многих черт в творчестве русских и польских композиторов объясняется исторической общностью братских славянских народов.
Шимановский входил в содружество мастеров, возникшее в 900-х годах и получившее название «Молодая Польша в музыке» (по аналогии с группой писателей «Молодая Польша»). Из этих мастеров дожил до провозглашения Польской Народной Республики лишь Аполинарий Шелюто, произведениями которого открывается наш сборник.
Шелюто родился 23 июля 1884 года в Петербурге. Музыкальное образование он получил в Варшавской консерватории под руководством известного композитора Зыгмунта Носковского, ученика Монюшко. Начиная с 1905 года он на протяжении трех лет совершенствовался в игре на фортепьяно под руководством Леопольда Годовского и завоевал после этого известность как пианист и композитор. Автор нескольких опер, балета «Свитезь», нескольких симфонических, камерно-инструментальных и вокальных сочинений, Шелюто, тем не менее, всегда особенно тяготел к различным жанрам фортепьянной музыки. Он создал концерт, несколько сонат и множество пьес для фортепьяно, свидетельствующих о свободном владении средствами выразительности этого инструмента и о несомненном даровании. Правда, творческий облик композитора не лишен черт эклектичности.

Ноктюрн, который входит в ор. 54, содержащий два ноктюрна, написан композитором еще в середине 20-х годов. К 1927 году относится цикл полонезов, отражающий впечатления от четырех времен года. Из этого цикла в наш сборник вошли два первых полонеза: «Весенние настроения» и «Летние настроения».
К числу наиболее выдающихся современных польских композиторов относится Болеслав Войтович, автор известной советским слушателям кантаты «Пророк» для баса, оркестра и хора, написанной на пушкинский текст в переводе Юльяна Тувима. Родился Войтович 5 декабря 1899 года в украинском городке Дунаевцы (недалеко от Каменец-Подольска). После окончания Варшавского университета он получил степень доктора филологии, защитив диссертацию, посвященную русской литературе, любовь к которой композитор сохранил на всю жизнь. Войтович окончил также Высшую музыкальную школу имени Шопена в Варшаве по классу известного пианиста и композитора Александра Михаловского (1851—1938), у которого на протяжении шестидесяти лет его педагогической деятельности учились и многие другие польские пианисты.
Среди них Войтович вскоре занял одно из первых мест. С 1924 года он на протяжении пятнадцати лет был профессором воспитавшей его Высшей музыкальной школы. В том же году началась и концертная деятельность Войтовича, с неизменным успехом выступавшего почти во всех европейских странах. Во время гитлеровского нашествия композитор перенес тяжелые испытания. Множество его произведений, в том числе рукописи балета, фортепьянного концерта, сюиты и концертино для оркестра, а также ряда камерно-инструментальных сочинений, погибли в те дни, когда фашисты громили и жгли польскую столицу.
В 1945 году Войтович вернулся к творческому труду, создав Вторую симфонию, за которой последовали и другие произведения, в том числе большой цикл «12 этюдов для фортепьяно» (1948). Четыре этюда из этого цикла печатаются в нашем сборнике. В том же 1945 году композитор возобновил и свою педагогическую деятельность, будучи назначен профессором Государственной Высшей музыкальной школы в Катови-цах, где он ведет классы теории композиции и фортепьяно.
Произведения Войтовича, среди которых выделяются кантаты «Пророк» (1950) и «Мир» (1951), а также Второй струнный квартет (1953), отличаются высоким мастерством, ярким своеобразием и красотой музыкальных образов. Фортепьянные этюды композитора, в которых разнообразие техники сочетается с глубокой поэтичностью содержания, завоевали признание далеко за пределами Польши.
Широкой известностью пользуется творчество Витольда Лютославского. Он родился 25 января 1913 года в Варшаве, в которой вырос и получил музыкальное образование под руководством профессоров Ежи Альберта Лефельда (ученика Михаловского) и Витольда Малишевского (ученика Римского-Корсакова). Творческие интересы Лютославского удивительно многообразны. Он пишет музыку к фильмам, драматическим спектаклям и радиопостановкам, сочиняет камерно-инструментальные ансамбли, романсы и массовые песни, великолепно владея в то же время оркестровым письмом. Наибольшую известность завоевали созданные им в последние годы «Маленькая сюита», «Десять польских танцев», Концерт для оркестра и «Си-лезский триптих» для сопрано с оркестром. Все эти произведения свидетельствуют о прочных связях композитора с самобытными традициями отечественной музыки и, вместе с тем,— о смелости его творческих исканий.

Цикл миниатюр «Буколики» Лютославского, включенный в наш сборник, возник в 1952 году. Это — изящные лирические пьесы, которые так же, как и «Народные мелодии» (1945) Лютославского, вошли в концертный и педагогический обиход польских пианистов.
Витольд Рудзиньский известен в нашей стране не только как композитор, но и как выдающийся музыковед. Родился Рудзиньский 14 марта 1913 года в России, в городе Себеже. Учился он в Вильнюсе, окончив там консерваторию имени Мечислава Карловича по классу композиции профессора Тадеуша Шелиговского и университет, где специализировался в области славянской филологии и получил в 1936 году степень магистра философии. После войны Рудзиньский был некоторое время профессором Лодзиньской консерватории, на протяжении нескольких лет возглавлял Союз польских композиторов и Варшавскую филармонию, редактировал журнал «Музыка», а затем получил профессуру в Варшавской консерватории, где он ведет курс истории музыки.
Рудзиньский написал оперу «Янко-музыкант» на сюжет рассказа Генрика Сенкевича, две симфонии, «Балтийскую увертюру» для оркестра, несколько камерно-инструментальных ансамблей, вокальных циклов и фортепьянных пьес, много массовых песен и радиокомпозиций. В творчестве своем композитор последовательно развивает реалистические традиции отечественной музыки, о чем свидетельствует, в частности «Курпёвский танец» из его «Польской сюиты» (1948), которым завершается наш сборник. Приверженность к этим традициям, верность идеям народности искусства характеризует и музыковедческую деятельность Рудзиньского, создавшего ценнейшие работы об основоположнике польской национальной оперы Станиславе Монюшко и подготовившего к печати его письма. В этих работах привлечено громадное количество неопубликованных материалов, позволивших автору по-новому осветить жизненный и творческий путь автора «Гальки» и добавить немало страниц к истории русско-польских музыкальных связей.

Наряду с теми четырьмя композиторами, творчестве которых представлено в публикуемом сборнике, в области фортепьянной музыки успешно работают и другие польские мастера. Так, композитор Тадеуш Шелиговский, опера которого «Бунт жаков» с успехом шла в Москве во время гастролей Познаньского театра имени Монюшко, создал концерт, сонату и ряд пьес для фортепьяно. Две сонаты, сонатину и большой цикл этюдов написала Гражина Бацевич, соната, вариации и ряд детских пьес для фортепьяно входят в список сочинений Казимежа Сероцкого.
Многие из этих произведений по своим художественным достоинствам и своеобразию могут быть причислены к неоспоримым творческим достижениям музыкальной культуры Народной Польши, и следует пожелать, чтобы лучшие фортепьянные сочинения современных польских композиторов получили заслуженное признание и распространение в нашей стране. Содействовать этому призван первый сборник этих сочинений, публикуемый Государственным музыкальным издательством.
Игорь Бэлэа
Москва, 1958 год

А. Шелюто. Соч. 54 № 2. Ноктюрн № 2
А. Шелюто. Соч. 58 № 1. Полонез I «Весенние настроения»
А. Шелюто. Соч. 58 № 2. Полонез II. «Летние настроения».
Б. Войтович. Каприччио (Этюд)
Б. Войтович. Сицилиана. (Этюд)
Б. Войтович. Скерцино. (Этюд)
Б. Войтович. Колыбельная (Этюд)
В. Лютославский. Буколики
В. Рудзиньский. Курпёвский танец из Польской сюиты

 

Скачать ноты

Композиторы Татарии - детям
для фортепиано
"Музыка", 1975г.
(pdf, 4.98 Mb)

Содержание:

 

Сборник фортепианных сочинений композиторов Татарии ставит перед собой задачу познакомить юных исполнителей с самобытной татарской музыкой. Он включает сочинения, написанные уже давно и пользующиеся большой популярностью в педагогическом репертуаре (Сказка Н. Жиганова, «Шурале» А. Ключарева), а также пьесы недавно прозвучавшие на концертной эстраде («Маленькая импровизация» «и «Секунда» из «Десяти пьес» для фортепиано Н. Жиганова, пьесы из цикла «Пять лирических картинок и марш» А. Монасыпова и другие).
В эмоцюжально-образном строе татарской музыки, особенно в сфере лирики, много своеобразного. Как всякая национальная музыкальная культура, татарская фортепианная музыка воплотила особенности национального характера татарского народа. Эти особенности мы находим в лирических образах, глубоких по содержанию, но сдержанных и строгих в выражении чувств. Отсюда некоторая созерцательность, присущая татарским лирическим темам (Н. Жиганов — «Сказка», тема «Адажио» Р. Еяикеева).
Множество нитей связывает творчество композиторов Татарии с национальным фольклером. Здесь и цитирование народных мелодий, и обращение к исконным жанрам народного творчества, и претворение общих закономерностей народного музыкального мышления— ладового его своеобразия (пентатонич-ность), принципов мелодического развертывания (плавность, неторопливость, поступенность движения, о-певание мелодических устоев), вариантно-вародационных методов развития ИТ. д.
Одной из самобытных стилевых черт татарской фортепианной музыки является мелодически развитая орнаментика («Маленькая импровизация» Н. Жиганова, Адажио Р. Бникеева, «И в дождь, и в ведро...» А. Монасыпова). Искусство орнаментирования неотделимо от импровизационной манеры исполнения протяжных мелодий. Каждый талантливый народный певец как бы заново творит мелодию, внося в нее свой вариант мелодического орнамента. Импровизационность сохраняется и в характере исполнения орнамента на фортепиано. Он играется ритмически гибко, непринужденно, с небольшим расширением в начале орнаментальной группы.
Исполнение орнамента народными певцами, у которых преобладают высокие подвижные голоса, производит впечатление легкого «скольжения», хотя все звуки интонируются точно и глиссандирование не_ допускается. На фортепиано орнамент должен звучать мелодично и одновременно легко. Звуковая насыщенность, полнозвучие ему чужды. Нельзя превращать его и в виртуозный пассаж. Орнамент, как правило, укладывается в одну аппликатурную позицию. Следует избегать ее смены внутри орнаментальной группы.

В трактовке орнамента в татарской музыке последнего десятилетия наблюдаются новые интересные явления. Вместе с расширением круга образов в национальных инструментальных сочинениях проявляется тенденция драматизации орнамента. В кульминационном разделе Адажио Р. Еникеева, например, орнамент приобретает декламационность.
В лирических темах слышится своеобразное звучание курая — татарского народного инструмента типа флейты, обладающего красивым чистым тембром, подвижностью, мягкой переливчатостью звучания, органично сочетающейся с волнистыми контурами национальных мелодий. Светлое, прозрачное звучание, в стиле мелодий, исполняемой на курае, достигается чутким прикосновением кончиков пальцев, что создает хрустальный, чистый звук.
Скерцозно-танцевальные темы фортепианных сочинений близки жанру народных быстрых песен, которым свойственны простые четные размеры (чаще 2/4), четкость ритмического рисунка., повторность мотивов, акцентирование окончаний фраз. Задор, энергия, жизнерадостность этих песен и такмаков-частушек — воплотились в остроте ритмической пульсации, упругости синкоп Скерцо и «Секунды», в теме среднего раздела «Сказки» Н. Жиганова, «Шурале» А. Ключарева.
Татарской фортепианной музыке присуща красочность гармонического языка. Наряду с аккордами терцового строения в ней велика роль характерных для пентатонического лада кварто-квинтовых и секундовых созвучий. Колоритны секундовые -фоны в лирических тема« покоя, созерцания («Тайны лесного озера» А. Ключарева). Красочно звучат наложения квинт в первой теме, тритонов и секунд в среднем разделе «Утра» Н. Жиганова. Остроту, характерность придают секунды токкатным, скерцозным темам (Скерцо Н. Жиганова, Каприччио Р. Белялова). Динамические свойства этого диссонанса широко используются в качестве акцентного средства («Секунда» Н. Жиганова).

Своеобразие пианистических задач в национальных фортепианных сочинениях в том, что в них почти отсутствуют классические формы одноголосной пальцевой техники, гам-мообразные пассажи, арпеджио и т. д. Интонационное строение пассажей определяется пентатонической ладовой основой татарской музыки. С этим связана их аппликатурная «нестандартность». Преобладает позиционная аппликатура, причем характерны четырехпалые позиции с пропуском одного из средних пальцев (1, 2, 4, 5; 1, 2, 3, 5), а также позиции с частым употреблением 1 и 5 пальцев на черных клавишах. Для восходящих пентатонических пассажей характерен прием перекладывания через 5-й палец при соединении позиций. Употребление подобной аппликатуры приносит ощутимую пользу в развитии гибкости рук, приспособляемости их к различным положениям на клавиатуре, воспитывает позиционное аппликатурное мышление. Значительную, пианистическую трудность в татарских фортепианных сочинениях представляет кварто-квинтовая интервалика двойных нот.
Тесные творческие контакты татарской музыки с музыкой других народов нашей многонациональной Родимы, непрерывное расширение круга традиций, получающих преломление в национальной музыкальной культуре, способствуют интенсивной эволюции татарской музыки. Это сказывается в обновлении ее интонационного строя и гармонического языка, в развитии ее ладовой основы. Татарская музыка давно уже вышла из рамок пентатонической пятиступенност». Пентатоника активно взаимодействует в ней с другими ладовыми образованиями, в то же время сохраняя значение важнейшего стилистического фактора. На пентатонической ладовой основе возникли тонально-модуляционные закономерности современной музыки. «Чистота» пентатониче-ского строя нарушается альтерацией ступеней пентатоники. Нередкой стала тональная самостоятельность пентатонических пластов фортепианной ткани и, особенно, наложения пентатонических последовапий на черных и белых клавишах («И в дождь, и в ведро...» А. Монасыпова, Сонатина Р. Еникеева).

Плодотворно сказывается на развитии национальной фортегстайной литературы влияние важнейших стилевых явлений в мировом пианизме XX века — (импрессионизма, неоклассицизма, динамичного прокофьевско-бартоковского пианизма. Возрастание интереса композиторов Татарии к колористическим свойствам фортепиано сказалось не только в лирических сочинениях, но проявилось, например, во второй теме пьесы А. Монасыпова «И в дождь, и в ведро...», написанной в стиле импрессионистской токкаты. Интенсификация ритмики, обострение гармонического языка заметны в токкатном тематиэме задорных «Считалок» А. Монасыпова и энергичной Токкаты Р. Белялова. В Адажио и Сонатине Р. Еникеева нашли отражение неоклассицистские тенденции татарской музыки. Графичность рисунка, прозрачность фактуры свидетельствуют о влиянии клавирной музыки XVIII века. Классические приемы органично сочетаются в произведении с современными выразительными средствами. В побочной партии, например, вслед за традиционным классическим изложением — мелодия в сопровождении гармонической фигурации (альбертиевы басы), композитор возвращается в сферу линеарной самостоятельности голосов и политональности звучания.
В. Спиридонова

 

Скачать ноты

Библиотека юного пианиста
Пьесы композиторов Узбекистана
для фортепиано
составители А. Соловьева и Х. Азимов
“Советский композитор”, 1974г.
(pdf, 2.14 Mb)

Содержание:

 
 

Скачать ноты
Пьесы кубинских композиторов
для фортепиано
“Музыка”, 1979г.
(pdf, 3.13 Mb)

Содержание:

 

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Предлагаемый сборник содержит произведения кубинских композиторов нескольких поколений. Публикуемые сочинения принадлежат к разным школам, отразившим различные стили и направления развития национальной музыкальной культуры.
Творческое наследие основоположников музыкального направления «афрокубанизма» Амадео Рольдана (1900—1939) и Алехандро Гарсиа К а тур л ы (1906—1940) является -вершиной, достигнутой кубинской музыкой XX века, и заслуженно считается национальной музыкальной классикой. Произведения -Рольдана и Катурлы пользуются мировой известностью и входят в репертуар многих оркестров и исполнителей в Америке и Европе. Главное внимание оба композитора уделяли симфоническому и камерно-инструментальному жанру, однако и в фортепианную -музыку они внесли значительный вклад.
Наиболее характерной для фортепианного стиля Рольдана является его пьеса «Мулат», написанная в 1934 году и синтезирующая лучшие черты зрелого стиля композитора. Сочинение рассчитано на концертное исполнение и -весьма трудно в техническом отношении. Напротив, «Танец „дьяблито» и «Колыбельная маленькому негритенку» (1937) «предназначены для детей —отсюда и -простота изложения музыкального материала. Тем не менее в обеих [пьесах присутствует характерный авторский почерк и типичные элементы афро-кубинской музыки: пентатоника, подчеркнутая лине-арность мелодии, обилие синкопированных ритмо-формул, остинатньге фигурации басовых голосов. (Сюжеты пьес также -принадлежат -к миру национальной народной музыки; «дьяблито» — название главного персонажа праздничной негритянской танцевальной процессии, так называемой «компарсы».)
Наследие рано умершего Катурлы включает множество фортепианных произведений, большинство которых либо осталось в незавершенном виде, либо еще не приведено в порядок и не издано (до сих пор опубликована лишь сравнительно незначительная часть фортепианных сочинений «композитора). Вошедшая в настоящий сборник пьеса «Компарса», сочиненная а 1936 году, представляет собой авторскую редакцию для фортепиано части из незаконченной Второй оркестровой сюиты кубинских танцев и является образцом вполне зрелого стиля Катурлы. «Компарса» чрезвычайно трудна для исполнения, однако она заслуживает внимания со стороны пианистов. Это монументальное сочинение, свежее, сочное, исполненное стихийного темперамента, глубоко национальное и очень типичное для творчества композитора.

Хосе Ардеволь (род. в 1911 г.)—уроженец Барселоны, с 1930 года живущий на Кубе. Композитор и пианист, дирижер и -педагог, музыкальный критик и активный общественный деятель, возглавлявший «в 60-х годах. Генеральную дирекцию музыки Министерства просвещения, Ардеволь принадлежит к числу -ведущих кубинских композиторов старшего поколения. Творчество его весьма обширно и разнообразно в жанровом отношении (балет, симфонии, инструментальные концерты, камерная музыка, кантаты, хоры, романсы). Среди фортепианных произведений Ардеволя три концерта, три сонаты, две сонатины и ряд других сочинений. Композиторский почерк Ардеволя отмечен лапидарностью, графической четкостью мелодических линий, тяготением к полифоническому письму. Эти черты присущи, в частности, (помещенной в сборнике Сонатине (1934). Во многих произведениях композитора явственно ощущаются специфические кубинские черты, проявляющиеся либо в отдельных характерных элементах мелоса и ритмики, как в «Трех маленьких прелюдиях» (1945), либо в непосредственном использовании традиционных народных жанров и форм, как в «Соне» и «Румбе» из цикла -«Шесть пьес для фортепиано» (1949), публикуемых в настоящем сборнике.
К старшему поколению принадлежит и Архельерс Леон (род. в 1918 г.)—композитор и музыковед, один из ведущих специалистов в области музыкального фольклора Кубы. В его фортепианном цикле «Акорин» (1956), две пьесы из которого вошли в настоящий сборник, воспроизведены подлинные ритуальные напевы кубинских негров различных этнических групп (само слово «акорин» на диалекте негров йоруба обозначает главного певца, солиста-запевалу, возглавляющего ритуальные церемонии). Так, «лубе-лубе» представляет собой песнопение негров конга, обращенное к божеству, а напев «уэмба» негров а-бакуа (или ньяньиго) исполняется во время освящения специального помещения, в котором происходит ритуальный обряд. Композитор передал записанные им песнопения в очень простом, преимущественно двухголосном изложении, стремясь максимально сохранить мелодические и ритмические контуры оригинала.

Композитор и дирижер Фабио Ланда (род. в 1924 г.) основное внимание уделяет оркестровым и камерным инструментальным сочинениям, среди которых выделяются отмеченные национальным колоритом «Тема и фугато» для струнного оркестра, Квинтет для духовых инструментов, «Черная песнь» для виолончели и фортепиано (последняя удостоена первой премии на национальном конкурсе по композиции в 1972 году). Значительное место в творчестве композитора занимает революционная, гражданская тематика; оркестровая пьеса «Памяти павших в Монкаде», посвященная героической атаке группы революционеров во главе с Фиделем Кастро на казармы «Монкада» 26 июля 1953 года; балет «Славная высадка», рисующий высадку повстанцев с «Гранмы» в горах Сьерра-Маэстра, положившую начало кубинской революции. Токката (1959)—одно из сравнительно немногочисленных сочинений Фабио Ланды для фортепиано.
Карлос Фариньяс (род. в 1934 г.). Лео Брауэр (род. в 1939 г.) и Хорхе Лопес Марин (род. в 1949 г.) представляют новое поколение кубинских композиторов, чье творческое формирование проходило в основном уже после победы кубинской революции 1959 года.
Фариньяс много экспериментирует в сфере алеаторики и сонористики, однако у него есть сочинения, принадлежащие к традиционному направлению, как, например, публикуемые в сборнике «Три простых сона» (1955).

Брауэр, проявивший себя и как композитор, и как концертирующий гитарист широкого исполнительского диапазона, и как -музыкальный критик, работает в самых разнообразных жанрах — от балета и музыки к кинофильмам до фортепианной миниатюры. Брауэр умеет сочетать современный музыкальный язык с естественной выразительностью и национальным колоритом, что проявляется, в частности, в его многочисленных пьесах для гитары.
К этому же направлению примыкают и его - «Два эскиза» для фортепиано (1961).
Самый молодой из представленных в сборнике кубинских композиторов Лопес Марин первоначальное музыкальное образование получил в Национальной шкоше искусств в Гаване, где занимался у Хосе Ардеволя, а затем окончил Киевскую консерваторию «по классам композиции у Л. Н. Колодуба и дирижирования у М. М. Канер-штейна и аспирантуру при Московской консерватории у А. И. Хачатуряна. Лопес Марин — автор концертов для флейты и для трубы с оркестром, Сонаты для скрипки и органа, Сонаты для тромбона и фортепиано, Вариаций в кубинских ритмах для струнного квартета и других сочинений. Композитор следует в овоем творчестве национальным традициям, в которых выдержана и его пьеса «Памяти Алехандро Гарсиа Катурлы» (1977), заключающая сборник. Композитор избрал для нее форму национального кубинского танца дансон (трактованного достаточно свободно) и в среднем разделе пьесы в качестве «музыкального автографа» провел в басах в увеличении тему из хоровой «Песни кофейных плантаций» Катурлы.

Публикуемые произведения взяты из зарубежных печатных изданий (за исключением пьесы «Памяти Алехандро Гарсиа Катурлы» Лопеса Марина, написанной композитором специально для настоящего сборника) и публикуются в соответствии с ними. Составителем внесены лишь некоторые изменения в нотную орфографию с целью приближения ее к принятой в нашей стране, а также выправлены явные опечатки.
Все произведения, вошедшие в сборник, публикуются в СССР впервые.
П. Пичугин

Амадео РОЛЬДАН
Мулат
Танец „дьяблито"
Колыбельная маленькому негритенку Алехандро
ГАРСИА КАТУРЛА Компарсо
Хосе АРДЕВОЛЬ
Сонатина
Три маленькие прелюдии
Сон
Румба
Архельерс ЛЕОН
Лубе-лубе
Напев уэмба
Фабио ЛАНДА
Токката
Карлос ФАРИНЬЯС
Три простых сона
Лео БРАУЭР.
Два эскиза
Хорхе ЛОПЕС МАРИН
Памяти Алехандро Гарсиа Катурлы

 

Скачать ноты Скачать пьесы -
10 сборников (zip 32 Мб)