М. Тероганян - Леонид Афанасьев

Музыкальная литература

Л. Афанасьев (ноты)



Музыкальная литература, книги о музыке, композиторах, песнях, ноты

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

 

К 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне в Центральном Доме актера имени А. А. Яблочкиной проходили вечера из цикла «Люди из легенды». Один из таких вечеров с участием, как значилось в пригласительном билете, «композитора, заслуженного деятеля искусств РСФСР, лауреата Государственной премии СССР JL Афанасьева» состоялся 21 февраля 1985 года. Надо полагать, что, выразив согласие выступить, композитор приблизительно представлял, кто и зачем окажется вместе с ним на вечере. Но когда увидел пригласительный билет, то буквально опешил.
Повторим ранее сказанное: вторую часть военной биографии Леонида Афанасьева иначе как героической назвать трудно. Вместе с тем, так уж устроен мир, что, зная кого-либо много лет, совсем забываешь о его прошлых ратных подвигах и уж тем более не можешь вообразить, что он-то и есть «человек из легенды».
Война оставила в душе Афанасьева глубокий след и нашла отражение во многих—при этом очень разных—его произведениях. Но она не огрубила самой души и не сделала его музыку пессимистической. О том, что он добрый и отзывчивый человек, хорошо знают не только родные, друзья и товарищи: в этом убеждает массового слушателя и само творчество Афанасьева. Но музыки в последние годы он пишет, к сожалению, не так и много: время распыляется и безжалостно уходит на всякие общественные дела. Разумеется, они полезны и необходимы людям, но, может быть, их следовало бы и сократить? Здесь авторские концерты, сольные и в содружестве с коллегами по искусству—назовем поездки хотя бы с С. Кацем, М. Таривердиевым и Я. Френкелем (при этом трудно сосчитать, сколько из этих концертов приходится на долю шефских); здесь также бессчетное количество всевозможных заседаний, которые уже поглотили уйму времени и, видимо, будут поглощать впредь, интервью с журналистами, выступления по радио и телевидению (а ведь последнее для трехминутной экранной жизни похищает у своей «жертвы» порою долгие часы)— то есть здесь все, из чего слагаются будни большинства творцов искусства, включая сюда и композиторов.

За военные заслуги и за заслуги в советском искусстве Леонид Афанасьев награжден рядом орденов и медалей. Назовем ордена: Красного Знамени (1944), два Отечественной войны I степени, Александра Невского (1945; кстати, он единственный из всех композиторов Советского Союза, удостоенный этой награды), Трудового Красного Знамени (1971) и Дружбы народов (1980). Отметим и серебряную медаль имени А. В. Александрова, присужденную Афанасьеву в 1983 году Министерством культуры СССР, Союзом композиторов СССР и Главным политическим управлением Советской Армии и Военно-Морского Флота за активную работу в области военно-патриотической темы. В 1975-м году он получил звание заслуженного деятеля искусств, а в 1986-м—народного артиста РСФСР.
В творчестве композитора затронуты многие музыкальные жанры. Подавляющее число его произведений приходится на песни (счет здесь идет на сотни) и на киномузыку (счет ведется на десятки). Сравнительно скромно численно выглядят инструментальные концерты, вокально-симфонические, симфонические и камерные сочинения. К опере и балету композитор так ни разу пока не обратился. Но, независимо от своего расположения к тому или иному жанру, композитор стремится писать музыку правдивую—в плане ее образного содержания. Это достигается тем, что стилистика его произведений никогда не выглядит архаичной—она современна. Потому так интонационно «точны по времени» квартет «Молодежный», Скрипичный концерт, симфония «Друзьям-однополчанам», симфоническая поэма «Коммунисты, вперед!», музыка к целому ряду кинокартин и многие другие его сочинения. Леонид Афанасьев всегда остается самим собой. Ему уже больше шестидесяти, но в нем масса энергии и его лучший музыкальный опус—можно в это верить—еще не написан!

Завершая книгу, нам захотелось привести мысли ряда лиц, хорошо знающих Афанасьева-человека и Афанасьева-композитора, Р.Щедрин: «.вот человек, жизнелюбие которого одержало верх над всеми невзгодами». Г. Цыпин: «Были, есть и будут композиторы, неудержимо устремленные вперед, композиторы, предпочитающие неизвестное известному, рискованное общепринятому; они— пионеры новых миров в художественном творчестве. Почетна, однако, задача и других художников, тех, кто призван «обжить» и укрепить завоеванные рубежи, откликнуться на смелые начинания и горячо поддержать их своим искусством, донести до массового слушателя; тех, кто тропу расширяет в путь. Афанасьев принадлежит именно к таким мастерам».
Вот три остальных высказывания. Режиссер Т. Лиознова: «Я безошибочно угадываю, когда звучит его музыка, своеобразие его мышления и способ выразить себя в музыке»3. Это Т. Лиознова в первую очередь связывала с тем, что человеческий и творческий облик композитора сформировала война, сделавшая из него личность. С. Батеньков, летчик, ныне Герой Советского Союза, в давние времена занимавшийся с Л. Афанасьевым в семипалатинском аэроклубе и в Оренбургском военно-авиационном училище имени И. Полбина: «Твоя музыка—от пережитого». Поэт Л. Куксо, соавтор многих произведений композитора: «Его музыку не спутаешь ни с чьей».

Да, это верно: не новаторство определило импульс творческой мысли Леонида Афанасьева, не оно стало направляющей его музыкальной фантазии. И с давней поры появления рецензии Г. Цыпина на симфонию «Друзьям-однополчанам» ничего в кредо композитора принципиально не изменилось, да и вряд ли могло измениться. И это хорошо ощущалось в «монографическом» юбилейном вечере, с рассказа о котором и началась эта книга. Но не следует забывать о благородной роли мастеров—«не пионеров», к числу которых, бесспорно, принадлежит и Леонид Афанасьев, И разве прекрасные слова Т. Лиозновой, Р. Щедрина, С. Батенькова и Л. Куксо—не высшая похвала такому мастеру, музыка которого ценима широкой музыкальной общественностью прежде всего за свою необыкновенную искренность, мужество и жизнелюбие?
Музыка Леонида Афанасьева истинно национальная, а свою любовь к Родине он способен выразить глубоко и. без фанфар; лучшее тому доказательство—грустная и всех приворожившая песня «Гляжу в озера синие».