Б. Асафьев - О народной музыке

Часть II
Фрагменты работ, посвященные русскому крестьянскому песенному искусству

Б. Асафьев (книги)



Книги, ноты, литература о музыке

 

ИЗУЧЕНИЕ НАРОДНОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА СЕВЕРНОГО КРАЯ

 

 

Не говоря уже про обязательство, вытекающее из территориально-географического положения ленинградской музыкально-исследовательской работы, самая сущность и значение северной области русской бытовой музыки требуют напряженно спешного сосредоточения внимания на себе. Причины конкретны: вымирание образцов старинного творчества под ударами нового быта. Нельзя забывать, что на Севере некоторые формы народной музыкальной интонации достигли высокого совершенства и стали искусством высокого мастерства, хотя большей частью и не выходя из сферы обряда. Можно еще многое спасти, записав или сфонографировав, ибо то, что сделано (напр., А. Д. Григорьевым в его Архангельских былинах), нельзя даже считать за немногое: просто капля! Моя недавняя поездка на Север убедила меня, что музыкальная старина ушла в подполье, но что, тем не менее, люди нового быта (крестьянская молодежь) понимают культурное значение старинных форм песни, былинных напевов, причитаний и т. п. и сознают необходимость записи безвозвратно уходящих интонаций. Сами они не могут этого сделать. Но пойти навстречу и помочь готовы. Записать же есть что: от колокольного звона до причета на погосте, от краткой своеобразно переработанной современной частушки до раскольничьего стиха. Еще сохранился с песнями свадебный обряд, причем (любопытная подробность) его справляют как следует по старине, минуя церковный обряд (что метко угадал и воплотил Стравинский в своей «Свадебке»). Обособленность Севера способствовала живучести, сохранению и отбору наиболее ценных форм музыки крестьянского быта и наиболее архаических. Впрочем, там музыкальному исследователю интересны не только остатки песен и былинных сказов,— там ритм, темп и колорит бытовой речевой интонации равно поражают напевностью и музыкальной осмысленностью. Скажу еще, что наблюдения мои не раз открывали упорство традиционной старинной и, прибавлю, вполне естественной для Севера системы интонирования в простейших архаических ладах: даже продукты современной городской «жанровой» уличной музыки преобразовываются в диатонически архаизованные напевы. А буде какой не поддается, из него выкидывают те такты, которые своим нелепым хроматизмом оскорбляют слух певца!
Призывом к спешному фиксированию и изучению этого искусства, и если, кто не боится трудностей пути, к изучению там на месте, среди соответствующей обстановки (ибо народная песня тесно связана со всем строем интонаций окружающей ее среды), кончаю я статью, в полной надежде на пышный расцвет русской музыки и на дружную посильную работу всех исследователей ее, в союзе с исследователями остальных областей русского искусствознания.