С.Хентова - Рассказ о Лунной сонате

Рождение

Бетховен - ноты

Бетховен - книги

Лунная соната



Произведения композитора, творчество, биография, ноты

 

1 2

 

 

1801 год.
Бетховен в Вене. Он молод, полон сил.
Позади, в маленьком провинциальном Бонне, трудное детство, юность, омраченная заботами, потеря любимой матери, невзгоды, унижения, постоянная неудовлетворенность собой и упорное самовоспитание. Много горя и совсем мало радости.

Вена — центр мировой музыкальной культуры, где жил Моцарт, где в эти годы продолжал творить Гайдн,— открывает перед Бетховеном безграничные творческие просторы.
Он сочиняет здесь много, в разных жанрах: трио, квартеты, квинтеты, балет, септет, симфонию, песни. Но главная сфера его художественных интересов — сочинения для фортепьяно. Бетховен проявляет сильнейшее тяготение к этому, тогда еще новому инструменту, всего лишь полтора-два десятилетия назад вытеснившему клавесин и клавикорд. В Вене начинается полоса смелых опытов Бетховена в фортепьянной музыке.

Старое далеко не во всем его удовлетворяет. Многие каноны и правила, выработанные предшествующими поколениями, стесняют его волю, силу, проницательный ум, предвосхищающий будущее многих художественных явлений.
Каждая новая соната,— а Бетховен создает в Вене за четыре года (1796—1799) десять сонат —свидетельствует о неустанных поисках в различных направлениях.4 Форма, мелодика, динамика — все претерпевает заметную и интересную эволюцию.
Не удовлетворяясь формой четырехчастной сонаты, Бетховен постепенно отходит от нее, изменяя смысловое соотношение частей. На месте I части, обычно писавшейся в сонатной форме, с несколькими контрастными темами, появляются то вариации, то фантазия. Фантазия дает простор богатому тематизму, особенно в разработках. Появляется потребность в расширенных кодах, которые нередко становятся кульминацией части.

К 1800 году, в результате непрестанных поисков, Бетховен останавливается на форме I части как своеобразном введении в действие. Мысль словно бы нащупывается, оформляется на эстраде и постепенно! обретает уверенность. Если в первых сонатах основное внимание уделяется начальной части, то в дальнейшем идейный центр все чаще перемещается к финалу — таков путь поисков молодого Бетховена.
Он ищет свободные формы и соотношение частей, которое может наиболее естественно выразить развитие чувства. Он стремится к драматургической цельности сонатного цикла.
Новое появляется и в трактовке инструмента. Ничего внешнего, рассчитанного на эффект, демонстрацию виртуозных достижений исполнителя или технических возможностей фортепьяно! Скупее становится орнаментика, исчезают фигурационные пассажи, все элементы ткани насыщаются мелодической выразительностью. Расширяются границы динамики, обостряются динамические контрасты, увеличивается значение педали как специфического средства фортепьянного колорита. Бетховен добивается выразительности и пластичности материала, умело используя на фортепьяно оркестровые краски и эффекты. И все это с величайшим отбором и чувством самокритики, все более сжато и лаконично.

Соната Бетховена
Молодой Бетховен

Совершенно естественно, что эволюция фортепьянного творчества Бетховена оказывается связанной с искусством Бетховена-пианиста, которое достигает расцвета к 1800 году. Именно в это время он особенно охотно выступает как исполнитель. Артистическая слава прельщает его, но и здесь Бетховен не уступает господствующим вкусам. Как писал слышавший его еще в боннский. период пастор Юнгер, «он прокладывает свой, особый путь». Его игра не похожа на благородное, тонкое, гармоничное исполнение Моцарта, к которому Вена привыкла и которое стало образцом для подражания. У Бетховена мощный пианизм, угловатый, не без жесткости, мало считающийся с внешним техническим совершенством, предельно выразительный, с выпуклыми, связными и текучими мелодическими контурами, контрастной динамикой, свободой ритмических оттенков, богатыми красками. Игра Бетховена ошеломляет современников как явление какого-то другого, нового мира. Впервые за фортепьяно появляется пианист-оратор. Устоять перед его воздействием невозможно: Бетховен-пианист полностью подчиняет себе слушателей, безраздельно овладевает их чувствами.

Он довольно редко выступает с исполнением уже готовых и записанных сочинений, в том числе своих опубликованных сонат. Его страсть — непосредственное, зажигающее творчество на эстраде, радость созидания музыки тут же, на глазах у ошеломленных слушателей. В импровизации он не знает себе равных. Вдохновенно импровизирует Бетховен во всех формах, с поразительным богатством и разнообразием идей, так, словно сочинение давно сложилось в его голове. Импровизация оказывает огромное влияние на творчество Бетховена, можно сказать, что на некоторых этапах она становится методом творчества. «Как игра его является актом творчества, но только видимым и направленным вовне, так, наоборот, идея свободной игры оказывает влияние на творчество,— пишет Пауль Беккер — один из исследователей музыки Бетховена. —. Импровизация, введенная в границы формы, облагороженная сочленяющей силой ее, форма, окрыленная вдохновенным полетом импровизации,— вот основные элементы бетховенекой фортепьянной музыки».

Тесное единение строго логического мышления и свободной, ничем не скованной импровизации у 30-летнего Бетховена находит свое высшее выражение в двух сонатах «Quasi una fantasia» (в духе фантазии) соч. 27— Ми-бемоль мажор и до-диез минор, в особенности во второй из них — «Лунной».

1 2