Ежегодник пямятных музыкальных дат и событий 1983г.

Р.Вагнер



О композиторах, музыкантах - юбилейные даты

 

 

13 февраля
100 лет со дня смерти
Рихарда ВАГНЕРА
(1813—1883)

 

 

«Угасла великая личность! Имя, оставляющее могучий след в истории искусства», — так откликнулся на смерть Р. Вагнера другой великий оперный драматург XIX века — Дж. Верди.
Вагнер вошел в историю как реформатор музыкального театра, новаторские идеи которого вызывали бурную полемику не только на протяжении его жизни, но н полвека спустя после смерти. Разносторонне одаренный, он прославился прежде всего своими тринадцатью операми, созданными на собственные либретто, многочисленными эстетическими трудами (литературное наследие Вагнера насчитывает около двадцати томов, не считая свыше пятнадцати томов переписки), а также дирижерскими выступлениями (в том числе в России в 1863 году).

Вагнер прожил бурную, полную противоречий, насыщенную взлетами и падениями жизнь романтического художника. Он вырос в театральной семье (его отчим— актер, художник и драматург, близкий друг основателя национальной немецкой оперы К. М. Вебера, две сестры — актрисы, третья— певица, брат — певец и режиссер). С двадцати лет Вагнер посвятил себя театру — в качестве дирижера провинциальных театров (Вюрцбург, Магдебург, Кенигсберг, Рига), оперного композитора, музыкального писателя и критика. Первые три оперы 1830-х годов свидетельствовали о поисках своего пути, усвоении достижений различных национальных культур. В «Феях» (по пьесе-сказке итальянского драматурга К. Гоцци «Женщина-змея») он опирался на традиции немецкой романтической оперы, в «Запрете любви» (по комедии У. Шекспира «Мера за меру») — итальянской и французской комической оперы, в «Риенци» (по роману английского писателя Э. Бульвер-Литтона) — французской романтической большой оперы. Последнюю композитор предназначал для постановки в Париже, куда он приехал в 1839 году и где провел три года, полных нужды, борьбы за существование, так и не добившись успеха. Эти годы завершили формирование Вагнера как национального художника, преисполненного ненависти к буржуазному обществу и его продажному, блестящему, пустому, развлекательному искусству.

1840-е годы — первый период зрелости композитора, связанный с его работой в качестве дирижера Дрезденского театра (1842— 1849). В операх «Летучий голландец» (законченной еще в Париже) , «Тангейзер», «Лоэнгрин» Вагнер начал воплощать свои новаторские замыслы. Отныне он обращается не к историческим сюжетам, заимствованным из пьес или романов зарубежных авторов, а к старинным народным сказаниям и легендам. Композитор трактует их свободно, раскрывая наиболее глубокие, вечные, общечеловеческие идеи, которые в то же время перекликаются с волнующими, остро современными проблемами. В музыкально-выразительных средствах он отдает предпочтение декламационному началу, избегая виртуозных мелодий, стремится превратить арию в монолог, а дуэт в диалог и добиться непрерывности сквозного развития в отличие от традиционных замкнутых структур отдельных номеров; большая роль при этом отводится оркестру, способствующему симфонизации оперы.
В Дрездене Вагнер активно выступал как дирижер и критик, сблизился со многими передовыми деятелями, принимал непосредственное участие в восстании 1849 года. После разгрома революции, разыскиваемый полицией, под угрозой ареста и заключения в крепость, он воспользовался помощью Ф. Листа и по подложным документам бежал в Швейцарию, где прожил десять лет.

Период «швейцарского изгнания» был трудным, но плодотворным. Здесь Вагнер написал свои основные теоретические труды («Искусство и революция», «Опера и драма», «Обращение к друзьям», «Художественное произведение будущего»). Здесь же он осуществил большую часть грандиозного замысла, над которым работал в общей сложности более четверти века (1848—1874), — тетралогию «Кольцо Нибелунга», состоящую из четырех опер: «Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид», «Гибель богов». Прервав работу над «Зигфридом», Вагнер под влиянием трагической любви к жене своего покровителя Матильде Везендонк создал одну из самых оригинальных опер - «Тристан и Изольда». В этих произведениях композитор полностью завершил свою реформу музыкального театра. Он исходил из положения, что в таком синтетическом жанре, как опера, целью является драма, а музыка— лишь средство для ее воплощения. В «Кольце Нибелунга» он свободно обработал древнегерманский эпос, нарисовав грандиозные картины рождения и гибели мира, над которым тяготеет проклятие золотого кольца, — символ современного Вагнеру капиталистического общества.

Однако все эти новаторские произведения не получали воплощения на сцене, а «Тристан» в Вене был признан вообще неисполнимым; к этому добавились скандальный провал новой редакции «Тангейзера» в Париже и травля реакционной критики. Материальное положение Вагнера было катастрофическим, он находился в полном отчаянии и даже думал о самоубийстве, но внезапно в его судьбе наступил крутой перелом (1864): вступивший на престол король Баварии Людвиг II предложил Вагнеру свое покровительство и дружбу. Став его придворным композитором, получив возможность поставить в
Мюнхене «Тристана», только что законченных «Нюрнбергских мейстерзингеров» и две завершенные к.тому времени первые части тетралогии, Вагнер пытался вмешиваться даже в государственную политику, что нашло отражение в ряде его статей.

Вершиной признания Вагнера стала торжественная постановка тетралогии «Кольцо Нибелунга» в специально построенном театре в небольшом баварском городке Байрейте летом 1876 года, с участием лучших исполнителей, съехавшихся со всей Германии. Это был триумф композитора и одновременно свидетельство краха тех идей и мечтаний, которые вдохновляли его накануне восстания 1849 года. Вместо бесплатного театра для всего немецкого народа, подобного античному и возникшего в результате всемирной революции человечества, Байрейтские торжества превратились в модное развлечение для избранных — великосветской космополитической публики, богачей и банкиров, обладателей того самого золотого кольца, против губительной власти которого восставал композитор в тетралогии. Для Байрейта предназначалась и последняя опера Вагнера— мистерия «Парсифаль», поставленная за полгода до смерти композитора; на протяжении тридцати лет она не могла быть исполнена ни на какой другой сцене.
В нашей стране новаторские устремления Вагнера получили признание еще при его жизни. Восторженные статьи посвятил Вагнеру А. Н. Серов. Композиторы «Могучей кучки» и П. И. Чайковский, не соглашаясь со многими положениями вагнеровской реформы, высоко ценили его музыку, особенно многочисленные симфонические эпизоды. Русские исполнители вагнеровских ролей достигали мирового уровня, иногда предлагая их новую, нетрадиционную трактовку, как Л. В. Собинов и А. В. Нежданова в «Лоэнгрине», И. В. Ершов в тетралогии и другие.
А. Кенигсберг