Ежегодник пямятных музыкальных дат и событий 1983г.

А. Хачатурян



О музыке, композиторах, музыкантах - знеменательные, памятные, юбилейные даты

 

 

6 июня
80 лет со дня рождения
Арама Ильича ХАЧАТУРЯНА (1903—1978)

 

 

В 1983 году Араму Хачатуряну исполнилось бы 80 лет. Он, вероятно, создал бы еще немало произведений, упрочивающих память о нем, но и то, что уже создано им, составляет знаменательные страницы в истории музыки, ставит его имя в ряд незабываемых имен мировой культуры.

Судьба композитора сложилась счастливо. Воспитателями его были такие педагоги, как М. Ф. Гнесин и Н. Я. Мясковский, талант его развивался вблизи С. С. Прокофьева и Д. Д. Шостаковича, сочинения его играли лучшие оркестры и солисты, критика сразу же заметила и оценила талант композитора. Его композиторская и общественная деятельность была удостоена высших наград, он с успехом применял свои способности педагога, его путь лежал через все музыкальные центры мира, он общался с И. Стравинским, Ч. Чаплиной, Э. Хемингуэем, постоянно был окружен вниманием и заботами друзей и почитателей.
С первых же шагов своей деятельности композитор находит отклик и поощрение у концертных организаций у нас и за рубежом, популярность его произведений огромна: от Японии до стран Латинской Америки он находит широкую аудиторию восторженных слушателей. Оркестры, скрипачи, пианисты, виолончелисты, балетные труппы не обходятся без его сочинений.

Уехав из Армении в юные годы, он возвращается через полстолетия на Родину, чтобы быть похороненным на ее земле со славою одного из великих музыкантов мира.
Жизнь в своей исторической многогранности и неповторимости была настежь открыта перед композитором: пламенные годы Октября, дыхание Ленинских дней, первые пятилетки, созидание основ социализма, Великая Отечественная война, годы восстановления, пафос строительства, возмужалость страны и народа, весь героизм и трагизм современности был перед ним: вникай, понимай, чувствуй, твори! И композитор-коммунист отозвался на призыв всей силой самобытного, стихийного, неукротимого таланта, осветив события музыкой, которая крепко войдет в память современников и их потомков и составит незабываемые страницы музыкальной летописи века.

Фортепианный и скрипичный концерты, Первая и Вторая симфонии, балеты «Гаянэ» и «Спартак», музыка к драме М. Ю. Лермонтова «Маскарад» — вехи творческого гения Хачатуряна.
Необычайны свойства таланта композитора. Он преобразует почти все основы музыкального сочинения: форму, мелодику, ритмику, полифонию. Он художественно и духовно близок многим композиторам прошлого и еще более нынешнего века: ему родственны — Комитас и Спендиаров, Балакирев и Римский-Корсаков, Равель, Прокофьев и Барток. Он постоянно решает реформаторски проблему Востока и Запада в музыке. Но (это творческое, диалектическое «но»!) при этом не взрывает основ музыки, как, например, композиторы нововенской школы, а пластично трансформирует; не подчиняется власти близких ему по духу композиторов, не комментирует их, а сотворяет; не определяет «удельные веса» Запада и Востока, а творчески сочетает их свойства, получая новое качество; он всегда сохраняет и утверждает свое «я», не нарушая, однако, объективности и зоркости своего взгляда на мир. Все это зиждется на ясной й крепкой мировоззренческой основе композитора. Он видит мир, слышит его в потоке торжествующей музыки (вспомним его желание «залить мир своей музыкой»). Ему подвластен и мир трагического — образы войны во Второй симфонии, гибель восстания в балете «Спартак». Но он по-шекспировски достигает здесь эффекта катарсиса, победы света и сознания.

Поучительно войти в творческую лабораторию такого музыканта, как Хачатурян. Примечательны его приемы выбора и трансформации материала. Он бесспорно романтик по методу и сути освоения музыки. Убежденный сторонник свободы от застойных канонов и уставов музыкальной композиции, он привержен к гармоническому построению, продуманной архитектонике целого, эмоциональной наполненности мелодики, жизненно пульсирующей ритмике, красочной, пряной гармонии, осмысливающей материал целого.
Хачатурян народен по самой природе своего творчества: он не фольклоризирует, не обрабатывает народные мотивы — он творит вместе с народом, сублимирует его музыку, не растворяется в ней, а в огне своего горнила обжигает и кует новый материал, еще более крепкого закала.
Композитор смело вторгается в разнообразные интонационные сферы музыки: различные национальные танцы в балете «Гаянэ», образы древнего Рима в «Спартаке», Испания в «Валенсианской вдове», мир Лермонтова.

Композитор А.Хачатурян
А. И. Хачатурян

 

Поразительно его вникание в существо лермонтовской драмы «Маскарад». Музыка вальса конгениальна ей. Лермонтовское начало здесь раскрыто до потайной его сути. Вальс этот можно сравнить только с магическим вальсом-фантазией М. И. Глинки. Он передает дух и характер эпохи с той же глубиной и силой, как, скажем, «Хованщина» дух эпохи стрельцов и раскола. Знаменательно, что Хачатурян завещал свое погребение сопровождать музыкой бессмертного лермонтовского вальса.
Все соприкасающиеся с музыкой Хачатуряна ощущают приход в искусство художника необычайной силы, принесшего нечто близкое чувствам и мыслям эпохи Возрождения: движение больших масс, крупные образы, пылкость и страстную темпераментность высказывания, размашистость жеста, накаленность эмоций. Его герои — люди трагических судеб, цельных характеров. Его сюжеты — события большого исторического масштаба, большой поэтической наполненности.

Хачатурян современен всем существом своего творчества — мелодико-образным строем и ритмической порывистостью музыки, новизной ее народной интонационной основы, на которой построено музыкальное «здание» интернациональной емкости и высоты.
Личность Хачатуряна была необычайна. Властность суждений, поведения, сознание своей миссии, сосредоточенность в своем творческом «я» — все это делало общение с ним не всегда легким, но всегда содержательным и плодотворным.
К этому композитору неприменимы слова Толстого — «свойства таланта — скромность, простота, не напущенная, смирение, неверие в себе». Хачатурян не был таким. Никакого смирения, полная уверенность в ценности создаваемого им. Все это не ослабляло привлекательности его натуры, включающей в себя и черты детскости, наивности.
Искусство Хачатуряна — словно вспышка, возникшая от соприкосновения «полюсов» музыки Востока и Запада. Жизненность его сочинений все возрастает. И долго еще широчайшие слои слушателей во всех концах света будут находить в музыке Хачатуряна ответы на свои духовные запросы.
С. Аксюк