Ежегодник пямятных музыкальных дат и событий 1983г.

 



О музыке, композиторах, музыкантах - знеменательные, памятные, юбилейные даты

 

 

25 сентября
300 лет со дня рождения
Жана Филиппа РАМО (1683—1764)

 

 

Жан Филипп Рамо — крупнейший французский музыкант XVIII века. По масштабу художественного дарования его можно присоединить к блестящему созвездию великих ровесников, составленному И. С. Бахом, Г. Ф. Генделем и Д. Скарлатти, которых он был старше всего двумя годами. Но почему же сейчас даже подавляющее большинство профессиональных музыкантов знакомо лишь с небольшой частью обширного творческого наследия Рамо?

Объясняется это тем, что Рамо явился единственным из великих композиторов первой половины XVIII столетия, сосредоточившим свои главные интересы в области так называемого «серьезного» оперного жанра, оказавшегося в ту пору в состоянии тяжелого сюжетно-драматургического кризиса. Кризис этот по-своему выразился на родине оперы — в Италии и по-своему — во Франции, где национальная оперная школа сформировалась в 1670—1680-е годы в творчестве Ж. Б. Люлли. Люллистская героико-мифологическая опера с ее основополагающей разновидностью — «лирической трагедией» — родилась как помпезный придворно-аристократический театральный жанр. Это произошло в годы успешно проводившейся внутренней политики и серии военных побед Людовика XIV, сделавших его монархию могущественной державой. Но уже к концу XVII века началась длительная неуклонная деградация французского абсолютизма, особенно усилившаяся в царствование Людовика XV, на время правления которого пришелся основной период творческой деятельности Рамо. При таких обстоятельствах героика французской оперы потеряла под собой историческую почву. Ее содержание измельчало и стало все больше и больше склоняться к гедонистической развлекательности при особом увеличении роли пышных балетных дивертисментов. Формальная же музыкально-драматургическая конструкция и постановочные приемы, сложившиеся у Люлли, были канонизированы, превратившись в штампы.
Вместе с тем помпезная официозность сложно переплелась в операх Люлли с опорой на широкую народно-национальную основу. Это сказалось и в связях с народно-бытовыми песенно-танцевальными истоками, и в сфере речитативно-декламационного вокального интонирования, восходившего к традициям французской классицистской трагедии, а также в яркой зрелищности и стройной общей композиции спектакля. Благодаря таким качествам оперно-балетный жанр занял важное место в развитии французской художественной культуры.

Этот аспект традиций Люлли и сама природа оперы, как жанра, обращенного к широкой аудитории, с юных лет страстно увлекли Рамо. Родившись в Дижоне, он первую половину своей долгой жизни провел почти исключительно во французских провинциальных городах, где служил церковным органистом. Однако у него рано определился особый интерес, с одной стороны, к музыкальному театру и, с другой — к музыкально-теоретическим исследованиям. Когда Рамо в начале 1720-х годов навсегда переселился в Париж, он уже был там известен как автор «Трактата р гармонии» и быстро приобрел авторитет выдающегося музыкального ученого. Написав еще свыше двадцати трудов, Рамо поднялся до ряда крупных музыкально-теоретических обобщений, заложив основы современного учения о гармонии. Вскоре по переезде в Париж он опубликовал два сборника сольных клавесинных пьес (первый сборник появился еще в 1706 году). Вместе с созданными позднее концертно-ансамблевыми сюитами (1741) они, наряду с произведениями Ф. Куперена, составили вершинные достижения французского клавесинизма. Однако во многих пьесах Рамо чувствуется, что их автор стремился к выходу за рамки камерно-миниатюрной специфики клавесинного стиля, органично претворяя экспрессивные и динамические. достижения современного итальянского инструментализма.

Но лишь в 1733 году Рамо удалось выступить со своей первой лирической трагедией «Ипполит и Арисия» в парижской Королевской академии музыки. И этот дебют пятидесятилетнего (!) музыканта буквально потряс стены монопольного оперного театра Франции, разделив его завсегдатаев на люллистов и рамистов, яростно полемизировавших друг с другом в течение многих лет. Начиная с той поры Рамо создал около трех десятков опер. Среди них наиболее значительны лирические трагедии «Кастор и Поллукс», «Дардан», «Зороастр», оперы-балеты «Галантная Индия», «Празднества Гебы», лирическая комедия «Платея», одноактный «Пигмалион». Эти произведения составили целую эпоху в истории французского музыкального театра и в ряде важных отношений подготовили оперную реформу Глюка. Во времена же Рамо исторические условия для осуществления такой реформы еще не сложились, и ему пришлось силой своего дарования совершать лишь отдельные смелые прорывы сквозь толщу либреттно-постановочной «галантной» рутины к музыкальному воплощению глубоких человеческих переживаний. Зависимые в общедраматургическом смысле от этой рутины оперы Рамо сошли со сцены вскоре после его кончины и теперь возобновляются изредка и ненадолго. Таким образом в их партитурах как бы погребены многочисленные музыкальные сокровища, рожденные вдохновением великого французского композитора, творчество которого известно в основном только по его клавесинным пьесам.

В наши дни ряд музыкантов стремится по частям извлекать эти сокровища из оперных партитур Рамо — словно из трюмов не поддающихся подъему затонувших кораблей. Это ведет к обогащению современного концертного репертуара ариями, объединяющими тонкость речитативной декламации с глубиной лирико-драматической экспрессии, монументальными динамичными хорами, красочными звукописными оркестровыми эпизодами, то опоэтизированной изящно-пластичной, то искрящейся народно-плясовым задором танцевальной музыкой.

В. Брянцева