Ежегодник пямятных музыкальных дат и событий 1988г.

ИЮНЬ



О музыке, композиторах, музыкантах, исполнителях - знеменательные, памятные, юбилейные даты

 

 

11 июня
75 лет со дня рождения
Реваза Кондратьевича ГАБИЧВАДЗЕ

 

 

"Резо Габичвадзе - талантливый композитор и превосходный, культурный музыкант. Высокий профессиональный уровень, отличное владение всеми слагаемыми музыкального искусства убеждают в том, что Габичвадзе является интереснейшим композитором". Эти слова Дмитрия Дмитриевича Шостаковича очень точно характеризуют индивидуальность народного артиста Грузинской ССР, профессора Реваза Кондратьевича Габичвадзе.

Габичвадзе родился в Тбилиси. С детства его окружала атмосфера уважительного отношения к искусству. В тринадцать лет Реваз сочинил на собственные слова песню, ставшую символическим истоком его творчества: и песня, и журнал, где она была напечатана, назывались "Ручеек". Счастливыми для Габичвадзе стали годы учебы, прошедшие в Тбилисской и Ленинградской консерваториях. Культурная жизнь Ленинграда в то время была на подъеме, и общение с такими замечательными музыкантами и педагогами, как В. В. Щербачев, П. Б. Рязанов, Б. А. Арапов, а позднее и Д. Д. Шостакович (у него Габичвадзе несколько раз консультировался), необычайно расширили кругозор молодого композитора, воспитали его вкус. От своих учителей Габичвадзе унаследовал высокую культуру, прекрасный профессионализм, живое ощущение современности. Тогда же, в годы студенчества, состоялась и знаменательная встреча Габичвадзе с С. С. Прокофьевым. Одобрение великим композитором ученической работы начинающего автора стало для него своеобразным благословением, напутствием, которое он помнит всю жизнь.

С 1938 года Габичвадзе ведет преподавательскую деятельность в Тбилисской консерватории. В этом же году появляется сочинение, ставшее для композитора этапным, - одна из первых советских ораторий "Витязь в тигровой шкуре" по бессмертной поэме Ш. Руставели. Здесь окончательно определились не только национальный характер музыки Габичвадзе, но и оставшийся на всю жизнь интерес к "вечным", философски значительным темам. В то же время композитор нередко шел "против течения", вразрез со многими сложившимися в грузинской музыкальной классике традициями. Так, например, случилось с его первой оперой "Нана" (1959), написанной по мотивам знаменитой арбузовской "Тани". Заостренный психологизм, камерность оперы, столь необычные для привыкшей к монументальным эпическим полотнам грузинской оперной сцены, не сразу были поняты слушателями.
Неожиданно сложилась судьба композитора в годы войны. За несколько дней до отправки на фронт по указанию ЦК Компартии Грузии ему было поручено организовать первый в республике эстрадный оркестр, который он возглавлял в течение двух лет (1941 -1943). За это время оркестр сложился в по-настоящему профессиональный спаянный музыкальный коллектив с интересным патриотическим репертуаром.' В процессе работы композитору пришлось создать и обработать для оркестра много песен; некоторые из них стали классикой в своем жанре.

Особенно интенсивно развернулась деятельность Габичвадзе с середины 50-х годов. Именно за эти тридцать лет появляются его наиболее значительные крупные работы - симфонии, оперы, балеты, кантатно-ораториальные сочинения, камерные ансамбли. Однако, несмотря на то, что композитор прекрасно владеет всеми жанрами и формами, у него есть и свои, излюбленные, в которых его талант раскрылся наиболее полно. К их числу принадлежат прежде всего камерно-симфонические сочинения.

Впервые Габичвадзе обратился к этой сфере в начале 60-х годов, когда в советской музыке необычайно усилился интерес к симфонии камерного плана, в новом виде возрождающей инструментальные формы старинной музыки. В то же время композитор развивает и другую линию советского симфонизма, обращаясь к вокальной симфонии (Вторая симфония - для хора и оркестра - на стихи Н. Бараташвили, Девятая - для сопрано, баритона и камерного оркестра - на стихи Р. Рождественского).
Первая симфония Габичвадзе (1963) была написана для струнного оркестра, фортепиано и литавр. Именно с нее началась мировая известность композитора. "Превращение традиционного темпераментного грузинского фольклора в симфоническое полотно с помощью методов современной музыки сделало исполнение произведения Габичвадзе волнующим событием", - писала о симфонии западногерманская пресса.

Дружба с музыкантами ГДР, продолжающаяся около двадцати лет, -это особая страница творчества Габичвадзе. В Ростоке состоялись премьеры очень многих его сочинений. Наибольший успех выпал на долю Второй симфонии, посвященной 750-летию Ростока и обошедшей эстрады разных стран мира. Композитор назвал ее "Концерт для нонета", тем самым подчеркнув в ней элемент концертности, "игры", где каждый инструмент - не только необходимый спектр в общей гамме ансамбля, но одновременно и солист, "персонаж" со своим неповторимым лицом. В камерных симфониях Габичвадзе ярче всего отразилась, быть может, самая главная черта его стиля -сочетание национальной окраски звучания (проявляющейся не в цитатах, а в оригинальных ритмо-мелодических формулах, приемах развития, тембровых нюансах и т. д.) с остросовременным музыкальным языком, техникой письма.

В 1979 году в Ростоке состоялась премьера оратории Габичвадзе "Cantus humanus" ("Поэма о человеке") на стихи поэта-антифашиста Курта Б ар теля, прошедшая с триумфальным успехом. И не случайно в финале оратории звучит цитата из Девятой симфонии Бетховена. По замыслу композитора, слова шиллеровской "Оды к радости" должны звучать как "призыв к свободе и братству людей". За свой вклад в развитие музыкальной культуры ГДР Габичвадзе первым из советских композиторов был удостоен Государственной премии ГДР.

К лучшим страницам творчества Габичвадзе относятся и его балеты — "Гамлет" (1971) и "Медея" (1975), также поставленные в ГДР. Заложенные в них "вечные" проблемы бытия, к которым постоянно тяготеет композитор (что характерно и для грузинской традиции в целом), выражены в яркой, динамичной сценической форме, образность насыщена подлинным драматизмом и трагедийностью.
В конце 70-х годов Габичвадзе переезжает в Москву, обращается к новым сферам деятельности - ныне он художественный руководитель Всесоюзного Дома композиторов. Все так же интенсивна и его композиторская работа. В 80-е годы появляются новые симфонии (Восьмая и Девятая), концерт для тромбона с оркестром, пьесы для камерных - ударных и духовых -составов. Ждет своей постановки третий балет композитора - по роману В. Гюго "Человек, который смеется", созданный для прославленного ленинградского МАЛЕГОТа. А впереди - новые планы, новые замыслы.
Г. Жданова