Ежегодник пямятных музыкальных дат и событий 1988г.

МАРТ



О музыке, композиторах, музыкантах, исполнителях - знеменательные, памятные, юбилейные даты

 

 

12 марта
100 лет со дня рождения
Ганса КНАППЕРТСБУША (1888 - 1965)

 

 

Среди многих блестящих представителей немецкой школы дирижеров одно из самых почетных мест принадлежит Г. Кнаппертсбушу. Выдающийся мастер, современник таких замечательных дирижеров-романтиков, как Вальтер, Фуртвенглер, Клемперер, Блех, Вейнгартнер, Краус, Б ем, он прославился прежде всего как интерпретатор сочинений великих немецких композиторов ХIХвека -Бетховена, Брамса, Вагнера, Брукнера. Его трактовки симфоний Брамса и Брукнера, записанные на пластинки, были признаны классическими образцами. Значительна и роль дирижера в истории исполнения опер Вагнера: он был участником Байрейтских фестивалей в 1910 - 1912 годах (как ассистент сына Вагнера - Зигфрида и главного дирижера фестивалей Ганса Рихтера) и Вагнеровских фестивалей в Нидерландах в 1913 - 1914 годах, а затем неизменно украшал своим участием Байрейтские фестивали 1951 -1957 годов, которыми руководил уже внук Вагнера - Виланд Вагнер. Огромным событием фестивалей явилось исполнение "Парсифаля" под управлением Кнаппертсбуша (нам известна изданная в СССР запись оперы, сделанная во время фестиваля 1962 года). А когда в 1955 году было восстановлено разрушенное войной здание Берлинской оперы (ГДР), на его открытие был приглашен Кнаппертсбуш для исполнения тетралогии "Кольцо нибелунга".

Ганс Кнаппертсбуш родился в Эльберфельде. Проучившись некоторое время в Боннском университете на философском факультете, он, вопреки желанию родителей, оставил философию и поступил в Кельнскую консерваторию, где учился дирижированию у Штайн-баха. С 1910 года Кнаппертсбуш работал оперным дирижером в театрах разных городов Германии - Мюль-гейма, Эльберфельда, Лейпцига, Дессау, пока в 1922 году не обосновался в Мюнхене, сменив Бруно Вальтера на посту генерал-музик-директора Мюнхенской оперы. Непримиримое отношение Кнап-пертсбуша к фашистскому режиму вынудило его в 1936 году уехать в Вену, где он стал дирижером Государственной оперы и филармонического оркестра. В 1945 году дирижер возвратился в Мюнхен, и хотя его выступления становились все более редкими, они продолжались до конца жизни.

Будучи абсолютно бескомпромиссным человеком, Кнаппертсбуш не признавал никаких образцов в трактовках исполняемых им произведений: единственным критерием для него был сам нотный текст. Но несмотря на то, что многие интерпретации дирижера казались необычными и порой вызывали горячие споры, для большинства слушателей Кнаппертсбуш олицетворял лучшие черты уходящей традиции старой дирижерской школы. Его исполнительскую манеру отличала скупость жестов, сдержанность поведения на эстраде, но в то же время его трактовкам были свойственны большой размах динамического развития, переходы от длительных фрагментов нежной звучности к ярким, мощно звучащим, экспрессивным кульминациям, что безусловно являлось выражением романтической природы искусства Кнаппертсбуша. Известно, что он не любил репетировать, но оркестранты знали, что дирижер всегда посвящает максимум времени самостоятельной работе с партитурой, что оправдывало себя на концертах.

Кнаппертсбуш предпочитал выступать со своим оркестром в Мюнхене и мало гастролировал. Тем не менее его имя на протяжении полувека было широко известно всему миру, а редкие гастрольные турне неизменно приносили ему триумфальный успех. Так было в 1937 году в Лондоне, где он дирижировал оперой Р. Штрауса "Саломея" в театре "Ковент-Гарден". Принять приглашение из Англии Кнаппертсбуш смог только после отъезда из Германии, так как гитлеровские власти запрещали ему выезд из страны.
Огромный успех имели концерты Кнаппертсбуша в СССР, где он побывал трижды в 1926 - 1929 годах. Критик Н. Малков писал тогда в журнале "Жизнь искусства": "Очень своеобразный, необычный, чрезвычайно гибкий и тонкий язык иногда еле уловимых, но выразительных движений лица, головы, всего корпуса, пальцев рук. Кнаппертсбуш горит во время исполнения глубокими внутренними переживаниями, которые материализуются во всей его фигуре, неминуемо передаются оркестру и заражают его неотразимо. В Кнаппертсбуше мастерство соединяется с огромным волевым и эмоциональным темпераментом. Это ставит его в ряды наиболее выдающихся современных дирижеров"
В. Тропп-Уланов