Р. Лейтес - Песни Грига

Э.Григ (ноты)

 



Ноты для голоса и фортепиано к песням Эдварда Грига

 

 

Глава вторая

ВЕСЕННИЙ РАСЦВЕТ

1 2 3

 

 

В «Сердце поэта» ощущается значительное мастерство двадцатидвухлетнего композитора, проявляются черты его творческого облика зрелых лет: динамизм сквозного развития, тонкое варьирование куплетов, умение отразить в музыке смысловые детали текста, слияние в мелодии декламационности (возгласы, соответствие слога звуку) и песенности (широта и волнообразность мелодических контуров, в конце — распев). Полная романтического пафоса и по-григовски искренняя, эта миниатюра — первая вершина камерной лирики композитора.
Вслед за «Сердцем поэта» идет восторженная песня-признание «Люблю тебя», чрезвычайно популярная во всем мире. Какая здесь яркая выразительность! Песня дышит упоением страсти. Эмоциональный «заряд» дает краткое вступление фортепиано: широкая музыкальная фраза идет на едином дыхании, неуклонно повышаясь, — как повышается человеческий голос в минуту радостного возбуждения. Хроматизированная, неустойчивая гармония поддерживает тонус эмоционального напряжения:

пример нот

Как и в «Сердце поэта», выразительна и тесно связана с текстом сама структура песни. Плавно течет первая половина куплета. Чувство еще очень сдержанно. Вторая половина начинается будто бы так же, но вдруг вырвавшаяся наружу эмоция ломает форму, «рвет» ее на отдельные возгласы-секвенции («Люблю тебя, люблю тебя и буду век с тобой»). Эти ликующие возгласы становятся все продолжительнее (от полутакта — до двутакта), все шире по диапазону (от кварты до малой сексты), словно от восторга ширится дыхание; они Поднимают мелодию к высокой кульминации, в которой страстное признание звучит как клятва нерушимой верности. «Песнь торжествующей любви» — так хочется назвать это произведение. Особая выразительная роль в этой песне принадлежит гармонии. Своей напряженностью («вязкие» хроматические линии в средних голосах фортепиано, задержания, эллипсисы, нонаккорды) гармония «выдает» волнение там, где оно пока еще скрыто (в начале песни), а в середине и конце — когда чувство вырывается с неудержимой силой — она способствует экстатическому звучанию. В «Сердце поэта» новаторство Грига почти не затронуло гармонической сферы, — здесь же впервые в его вокальной лирике раскрылись своеобразие и новизна его гармонического стиля. Все в этой песне — и характерные гармонии, и особая композиция, симметрию которой «взрывает» прорвавшееся изнутри волнение, и возгласы-секвенций — становится отныне типичным для григовских образов светлой восторженности.

Заключительная песня цикла — «Могучие горы — мысль моя» — тяготеет к картинной изобразительности. Поэтическое сопоставление человека и природы дано в сдержанно-величавом тоне.
Итак, в цикле «Мелодии сердца» ясно прочерчивается замкнутая динамическая «волна», придающая ему цельность и единство: от безмятежной и простодушной первой песни, через смятенную лирику второй, к кульминации— страстному признанию — в третьей и к спокойному заключению. Эту драматургию создал Григ: у Андерсена в цикле семь стихотворений, композитор же выбрал четыре и сам расположил их в таком порядке.
Так в орбиту григовской вокальной лирики вошла поэзия родной ему Скандинавии. И примечательно, что именно великий Андерсен раскрыл ему эту поэзию во Всем ее своеобразии. Ибо с цикла «Мелодии сердца» начинается период творческой зрелости Грига как автора песен.
Претворяя в музыке стихотворения Андерсена, Григ соприкоснулся с широким кругом тем и образов. Любовная лирика и пейзаж («В лесу», «Избушка»), философские размышления об искусстве («Поэзия»), образы фольклора («Лангеландская народная мелодия»); особенно интересна баллада «Солдат» с ее социально-заостренным замыслом (сюжет близок песне Беранже «Старый капрал»); в ней Григ впервые обратился к драматической декламации, которая разовьется в дальнейшем его вокальном творчестве.

Широко известны песни «Избушка», «В лесу», созданные после отъезда из Дании, по свежим датским впечатлениям. «В лесу» — жанровая картина и в то же время лирический монолог-призыв влюбленного юноши. В широкой, привольно льющейся мелодии выражено светлое любовное чувство. Пейзаж дан скупым, но выразительным штрихом-намеком—«щебечущие» триольные фигурки в фортепианной партии (они проникают и в вокальную мелодию). Песня проста, сердечна, ласкова и впечатляюща. Еще более колоритна «Избушка»—окрашенная в мягкие тона северная пастораль. «Колышущаяся» остинатная фигура аккомпанемента передает покачивание волн, с мерным шумом набегающих на берег, и создает спокойную эмоциональную атмосферу песни. Примечательно: та же норвежская триольно-пунктирная ритмоформула J^J J JT] , которая в быстрых и бурных песнях звучит энергично-напористо, — здесь (в темпе Allegretto, в мажоре) становится мягким «колыханием». И сама мелодия — непринужденная, гибкая — переливается широкими спокойными волнами в плавном баркарольном покачивании. Григ умел рисовать не только бурное море! Как и всегда у Грига, пейзаж слит с человеческим чувством. В «Сердце поэта» бурная стихия ассоциировалась с неистовой душой. Здесь, среди безмятежной природы, цветет идиллия беззаботной счастливой жизни. Эти две песни так же противоположны, как противоположны пейзажи Даля (сумрачно-грозные) и Гуде (приветливо-ясные).

<В период тесного общения с Андерсеном Григ создал также ряд превосходных романсов и на стихи других поэтов. Романтическое стихотворение датского поэта Рикардта вызывает к жизни вокальную поэму «Осенняя буря»
(создана в Копенгагене в 1865 году, опубликована позже в 1870, опус 18). Своеобразно и необычно сквозное развитие этого большого — непривычно масштабного для григовской вокальной лирики — произведения. Фортепианное вступление вводит в сумрачный, напряженный образный мир первой части романса. Вступительный мотив — интонационное «зерно» поэмы — концентрирует в себе значительный «заряд» выразительности: упругий взлет мелодии, активная ритмика (вновь «норвежский» ритм), энергичная концовка. Этому образу противостоит другой — грозное тремоло и отвечающие ему жалобными «стонами» полутоновые нисходящие задержания:

ноты для голоса и фортепиано

Колорит всего вступления «оркестровый» (позже Григ на материале этой песни создал симфоническую увертюру «Осенью»). Первый куплет. Интонационный конфликт вступления развивается здесь в столкновении двух контрастных образов. Широкая и энергичная мелодия с норвежскими квартовыми интонациями-«кличами», выросшая из первого элемента вступления, обрисовывает мир светлого прошлого («мотив ушедшего лета»):

ноты к песням Грига

Оглушительный вихрь: тремло с Драматической гармонией (уменьшенный септаккорд), «холодными» и резкими интонациями вокальной партии («Но буря песнь запела свою») рисует мглу осенней ночи. Мрачно звучит речитатив сначала на одном звуке (вспоминаются аналогичные моменты в операх), а потом с нисходящей хроматической линией на фоне резких, отрывистых аккордов («Ночь осенняя с бурей пришла»). Возвращается на миг первая тема. Но от воспоминания о жгучем солнце лета тоска еще острее. Страстные возгласы сникают, а затем «застывают» в почти трагедийной речитации на одном звуке крупными длительностями («Лета не стало»). В фортепиано, как последние отблески, мелькают обрывки «мотива ушедшего лета», но их «сметают» многократно повторяемые «стоны» (также выросшие из вступления). Все замерло — кажется, кончена сама жизнь. (Как напоминает это окончания трагических оперных монологов!) Но нет — мягкие гармонии постепенно рассеивают сумрак (переход от минора к мажору), светлеет колорит, словно из-за туч выглядывают первые лучи солнца; вновь слышится, «тема ушедшего лета». В мажоре, в радостном «хоре» фортепианных подголосков, которые вторят ей гулким эхом, она становится все светлее, то нарастая в ликующих секвенциях, то тихо погружаясь в низкий регистр голоса перед новым взлетом.
Восторгом дышит заключительный раздел песни («И знает каждый»). Мотив «ушедшего лета» звучит в фортепианной партии, в вокальной «рождается» новая тема — полная молодой энергии, звенящая светлыми кличами:

нотные сборники композитора Грига

Эти кличи тонут в торжествующем тремоло, а затем с новой силой вспыхивают в стремительной коде, утверждая победу весны и счастья. Поэма охватывает широкий психологический диапазон. Это не столько картина природы (от сковывающей зимней стужи до весеннего расцвета), сколько выражение целой гаммы человеческих чувств: грусть об ушедшем лете, душевная бодрость и энергия, вспоенные суровой зимой, жажда весеннего обновления, призыв к свету и счастью, которое несет с собой северянину весна. Из глубин скорби к вершине радости — вот смысл песни. Как отмечает О. Левашева, замысел этой драматической поэмы символичен: «пафос возрождения», одухотворивший ее, рожден был эпохой национального возрождения Норвегии.

В Копенгагене Григ впервые обращается к норвежской поэзии: романсы на стихи норвежского поэта-романтика Андреаса Мунка (опус 9). Среди них наиболее интересны баллада «Отплытие» и «Колыбельная». «Отплытие» — драматическое повествование о двух влюбленных, умчавшихся «в синюю даль», навстречу счастью; но в далеком чужом краю возлюбленная угасла. Музыка песни передает радость и надежды: скорбь в конце выражена сдержанно; это — один из первых примеров типичной для Грига «просветленной скорби», григовского «печального мажора» (баллада кончается в до мажоре).



1 2 3