Ю. Хохлов - Оркестровые сюиты Чайковского

ПЕРВАЯ СЮИТА

Чайковский (книги, литература)

Ноты



Библиотека слушателя концертов

 

 

 

 

Первая сюита создавалась П. И. Чайковским с августа по ноябрь 1878 года в Браилове, Вербовке и Каменке. Над инструментовкой произведения композитор начал работать в конце ноября того же года во Флоренции, закончил же ее в середине апреля 1879 года в Каменке.

Ранее всего возник замысел скерцо, вначале как самостоятельного оркестрового произведения. В письме к Н. Ф. фон Мекк от 25 августа 1878 года Чайковский писал: «.в Браилове мне пришлось отметить на бумаге эскиз оркестрового скерцо. Как только я это сделал, у меня в голове зародился целый ряд пиэс для оркестра, из которых должна образоваться сюита на манер Лахнера. Приехавши в Вербовку, я почувствовал, что решительно ие в состоянии противиться своему внутреннему побуждению и поэтому поспешил положить иа бумагу эскизы этой сюиты. Я работал с таким наслаждением, с таким увлечением, что буквально не замечал, как текли часы. В настоящее время три части этой, будущей оркестровой пиэсы готовы, четвертая слегка намечена, а пятая сидит в голове. Сюита будет состоять из пяти частей:
1) Интродукция и фуга,
2) Скерцо,
3) Анданте,
4) Интермеццо (Echos de bals),
5) Рондо».

В процессе работы над сюитой названия частей и их порядок неоднократно менялись; в некоторых случаях менялся и сам замысел отдельных пьес. В письме к М. И. Чайковскому от 13 ноября 1878 года в качестве трех последних частей композитор называет Andante melanconico, «Марш лилипутов» и «Пляску великанов». В конце концов Andante melanconico получило название «Интермеццо», четвертая часть — «Миниатюрный марш», заключительная, пятая часть — «Гавот».
Когда сюита уже гравировалась, Чайковский заметил, что все ее части идут в двухдольном размере. «Это невозможно,.—написал он издателю П.И.Юргенсону 12 августа 1879 года.—А так как № 4 («Миниатюрный марш».—Ю. X.) — сомнительного достоинства, то я поспешил написать вместо него другую вещь в ритме вальса, которая несравненно лучше». Эта часть вошла в сюиту в качестве второго номера под названием «Дивертисмент», скерцо же (бывший второй номер) было передвинуто на четвертое место. В первом издании партитуры, вышедшей в свет в конце ноября 1879 года вместе с оркестровыми голосами и выполненных самим композитором четырехручным переложением, «Миниатюрный марш», по совету П. И. Юргенсона и С. И. Танеева, не был совсем выпущен, но прилагался в виде отдельного вкладыша под номером 4а. Сюита была негласно посвящена П. И. Чайковским Н. Ф. фон Мекк.
Еще работая над четырехручным переложением, Чайковский писал П. И. Юргенсону 19 апреля 1879 года: «Или я очень ошибаюсь, или эта вещь должна иметь успех и способна быстро (распространиться. Она очень скромно и легко инструментована».

Первое исполнение сюиты состоялось 8 декабря 1879 года в Москве в шестом симфоническом собрании Русского музыкального общества под управлением Н. Г. Рубинштейна. «В субботу играли сюиту с большим успехом,—сообщал композитору П. И. Юргенсон. — Первая часть прошла без горячих заявлений восторга. Вторая, видимо, понравилась. Andante очень понравилось, но марш вызвал нескончаемые аплодисменты, до тех пор, покуда не повторили. Скерцо приняли очень хорошо. Гавот застал публику уже утомленной и горящей желанием удрать.»

Теплыми были и отзывы прессы о новом сочинении П. И. Чайковского. Так, критик О. Левенсон писал в «Русских ведомостях» от 15 декабря 1879 года: «Этой сюитой Чайковский завоюет себе то, что называется популярностью. Нисколько не унижая своего достоинства, он сумел в этом произведении достигнуть той ясности и рельефности, которые делают его общедоступным для массы».
В следующем 1880 году сюита с большим успехом исполнялась и в Петербурге (25 марта, под управлением Э. Ф. Направника). Вскоре она сделалась одним из наиболее любимых публикой оркестровых сочинений Чайковского, была одобрительно принята и за рубежом.
Первая сюита Чайковского — произведение яркое, красочное. С большой свободой, непринужденностью в ней соединяются части лирического характера, связанные с выражением личных чувств, переживаний, и музыкальные картинки «объективного», жанрового плана. «Лирическим центром» произведения служит «Интермеццо»; после него жанровость всецело господствует. В этом можно видеть известное сходство со схемой симфонического цикла, в котором песенно-танцевальные элементы наиболее широко используются в заключительной части, финале. Однако в сюите нет такого «драматического центра», каким в симфоническом цикле обычно является первая часть; все части в ней относительно равноправны и самостоятельны. Да я самое количество частей (шесть) говорит об известной «рассредоточенности» музыкальной драматургии.

Для придания единства целому Чайковский прибегает в сюите к принципу обрамления — одна из тем первой части (тема фуги) проходит и в заключительной части (гавот). Важно и то, что тональность последней части — одноименная к тональности первой. Сюиту отличают тонкие интонационные связи — некоторые темы отдельных ее частей родственны темам первой части, порой вырастают из встречавшихся в предыдущих частях интонаций. Это сообщает произведению значительное единство.
Очень своеобразна и тонка инструментовка сюиты. В особенности примечательно использование деревянных духовых инструментов. Чайковский рассматривает их не как второстепенную группу, но как группу, по значению во многих случаях не уступающую струнной. Нередко деревянные духовые инструменты выступают здесь на первый план; встречаются важные эпизоды, целикам порученные им. Такое использование деревянных духовых инструментов, связанное со стремлением к характеристичности, к обогащению колористической палитры, было в свое время новаторским. Не случайно оно вызвало возражения со стороны некоторых музыкантов, в том числе и Н. Г. Рубинштейна, упрекнувшего композитора в чрезмерной «трудности» произведения для исполнения. Жизнь, однако, вскоре же показала, что эти упреки были необоснованными.