Е. Матутите - Песня и время

 



Ноты к песням, литература, книги, пособия по музыке

 

ЛИРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ

 

 

Лирические песни, как правило, передают тонкие и проникновенные переживания людей. В них запечатлены эмоциональные состояния — восторженности, радости, печали, задумчивости, горечи. На V съезде композиторов СССР (1974 г.) назывались такие лирические произведения, как «Мелодия», «Нежность» и «Кто отзовется?»
A. Пахмутовой, «Любовь останется» и «Кони скачут» B. Гаврилина, «Журавли» Я. Френкеля. При всем различии их тематики и особенностей авторского почерка эти сочинения показывают, что сложился новый тип песенного романса, песни-признания, полной душевного волнения и красоты.
В лирических песнях «Нежность», «Я тебя люблю», «Ненаглядный мой», «Мелодия», «Кто отзовется?» А. Пахмутова развивает традиции различных жанров народного песенного творчества. Однако не следует думать, будто лирическая тема непременно несет с собой безоблачную, чувствительную интонацию. На самом деле в этом жанре сплав самых различных настроений: от полушутливых до трагических, от проникновенно-трепетных до сильных, страстных.
Например, песня «Нежность» вся пропитана ароматом поэтического вдохновения. Как тонко и целомудренно выражено здесь музыкальными средствами переживание разлуки, которое несет в себе и ощущение томительной пустоты и предвкушение встречи. Спокойно и пластично развертывается здесь мелодический рисунок, поднимаясь вверх, мелодия передает состояние обнаженного душевного страдания, выстраданной нежности.

Характерно, что для многих своих лирических песен Пахмутова избирает строгий маршевый метр. Композитор стремится переосмыслить интонации традиционной любовной лирики, которая зачастую пользовалась приемами открытого, подчеркнуто чувствительного выражения. Прибегая к обнаженности лирического переживания, Пахмутова одновременно передает ощущение сдержанности, целомудренности сберегаемого чувства. Это соединение открытости и некоторой скупости в демонстрации лирических настроений усиливает эмоциональное воздействие песен Пахмутовой. Мелодии этих сочинений суровы, взяты из арсенала походных маршей.
Лирические песни, как правило, посвящены любви, дружбе, верности, примечательным событиям в жизни человека. В них поется о зарождении нежности, о встречах и разлуках, о дальних дорогах. Они рассказывают также о разочаровании, о грусти, о невозвратимом, прошумевшем времени, о тревожном воспоминании. Но какой бы ни была лирическая песня — задорной, веселой, величальной, задумчивой, грустной,—она нередко пронизана поэтичностью, передает эмоциональное состояние человека, его душевное переживание, охватившее его настроение.
Песни этого жанра зачастую построены в форме внутреннего монолога героя или героини, прямого обращения или признания, вопроса или исповеди.
В своих лирических песнях композиторы сосредоточивают внимание на раскрытии внутреннего мира человека. Поэтому в этих сочинениях преобладают эмоционально-субъективные элементы. По сравнению с песнями драматического, героического или эпического характера лирические произведения более задушевны, певучи.
Весьма характерно для любовно-лирического жанра настроение «страданий». Оно выражается обычно в поэтичных, лукавых, грустных сетованиях по поводу «робости», «непонимания», «недосказанности». В 30-е годы и позже очень популярной была, например, песня В. Захарова и М. Исаковского «Провожание».
«А что такое страданья? — писал тогда композитор.— Это песни о сердечной тоске, разлуке, о радости свидания, о тайных думах». В. Захаров сумел передать в музыке интонацию вздоха, он добавил в начале каждой фразы запева междометие «ох», которое звучит в низком регистре и тем самым подчеркивает состояние томления. С помощью этих музыкальных приемов достигается эффект некоторого преувеличения в изображении «тоски» героя. Именно это и придает песне неповторимость, оригинальность в решении лирической темы.
Многие лирические песни имеют сюжет, то есть определенное развитие события, которое может быть пересказано, изложено последовательно. Это присуще таким известным песням, как «Катюша» М. Блантера, «Шел со службы пограничник» и «О моряках» В. Захарова, «Я на подвиг тебя провожала» Н. Богословского (слова В. Лебедева-Кумача), «Парень кудрявый» Г. Носова (слова А. Чуркина).
В песнях военного времени советские композиторы стремились углубить лирические черты в самом образе героя, в его обрисовке. Сложилась, в частности, особая разновидность лирического творчества — «песни-собеседования». Это своеобразные раздумья о самом заветном, о том, что объединяет советских людей, о чувстве локтя, о сердечной привязанности и верности. У костра, в землянке, в окопе люди с нежностью думали о близких. Несмотря на общий оптимистический тон, эти песни передавали зачастую мучительное настроение тоски.
Например, в пеане Н. Богословского «Темная ночь» использована интонация меланхолического танго. Однако выразительная и эмоциональная мелодия снимает возникающий отчасти эффект жестоких романсовых страданий, «слезы». Она подчеркивает искренность переживания, передает ощущение надежды на встречу. Общая трактовка содержания песни позволяет композитору преодолеть некоторый оттенок чувствительности, присущий этому лирическому сочинению.
В первое послевоенное десятилетие большую популярность завоевали лирические песни В. Соловьева-Седого, Г. Носова, Д. Прицкера, И. Дунаевского. Например, с 1951 по 1955 год И. Дунаевский создал на стихи М. Матусовского лирические поэмы, вальсы: «Летите, голуби», «На фестиваль», «Школьный вальс», «Не забывай». Новые художественные возможности раскрыл композитор в использовании старинной формы вальса.
В песне «Не забывай» плавное движение мелодии сопровождается своеобразными повторами, которые создают впечатление ответа, отклика на сердечное признание:
Когда умчат тебя составы За сотни верст в далекий край, Не забывай родной заставы, Своих друзей не забывай!
Жанровый диапазон песенной лирики чрезвычайно широк. Немало поэтических песен посвящено, например, Родине. В этих сочинениях нередко воссоздаются картины русской природы, ее бескрайних просторов. Отображая неповторимые пейзажи, дороги, пролегающие через моря и горы, возделанные поля и нивы, композиторы стремятся выразить слитность лирического героя с жизнью нашей страны. По своим музыкальным интонациям такие песни восходят к мелодиям старинной крестьянской песни. Прославление Родины во многих песнях помогает раскрыть сокровенные чувства советского человека, его патриотизм, спаянность его переживаний с судьбой страны.
Соединение лирической стихии с величальными интонациями способствовало появлению песен, которые нередко называют «лирическими гимнами». Вот, например, песня А. Новикова «Россия» (стихи С. Алымова), Она построена на широких, раздольных интонациях, напоминающих популярную городскую песню «Всю-то я вселенную проехал». Однако каждая фраза «России» как бы развернута в плавном неторопливом движении. Величественный мажорный запев создает настроение праздничного ликования.
Где найдешь страну на свете Краше Родины моей?
Припев песни написан в минорном ладу. Мягкие певучие интонации окрашены ласковым поэтичным настроением.
Светит солнышко на небе ясное,
Цветут сады, шумят поля.
Россия вольная, страна прекрасная,
Советский край, моя земля!


В лирических песнях последних десятилетий все больше утверждается новый строй разговорной речи, новые интонации. Этим отличаются, в частности, многие произведения этого жанра, созданные В. Мурадели: «Сердечная песенка» (слова С. Острового), «Посидим, помолчим», «Когда со мною ты» и «Услышь мою песню» (слова Я. Халецкого), «Русская гармонь» (слова Е. Савинова), «Ракита» (слова В. Фирсова).
Одна из популярных лирических песен композитора — «И на Марсе будут яблони цвести». Ее начало носит чуть ли не разговорный характер — настолько бытовой, сердечной воспринимается неторопливая интонация песни.
Жить и верить — это замечательно!
Перед нами небывалые пути!
Развертывание мелодии в самом начале песни ведется по нисходящей линии. Она льется спокойно, уравновешенно, создавая ощущение лирического, слегка как бы «отрешенного» вступления. Но вот уже следующая фраза подчеркнуто эмоциональна. Пластичная гибкая мелодия словно взлетает вверх:
Утверждают космонавты и мечтатели,
Что на Марсе будут яблони цвести.

Музыка в этом произведении весьма выразительна, а сопоставление контрастных интонаций помогает передать различные чувства: задушевность, удивление, сдержанный восторг, победную гордость.
За последние годы значительно расширилась сфера собственно лирического начала в творчестве советских композиторов. Происходит заметное обогащение самого музыкального языка. Все более ощутимо стремление к углубленной психологической разработанности жизненного материала, желание максимально разнообразить лирические образы.
Однако потребность в лирической песне по-прежнему остается очень большой. Слушатели, любители музыки Чутко реагируют на каждый новый шаг, на все попытки композиторов найти контакт с аудиторией, передать ей свою душевную взволнованность.
Сошлемся, скажем, на бытовую жанровость в творчестве Островского. Он сумел ввести в тематику советского песенного искусства новые стороны жизни, внутреннего мира людей. Возьмем, к примеру, цикл песен под названием «А у нас во дворе». Первая песня из этого цикла прозвучала по радио в апреле 1962 года. Это произведение (на слова Л. Ошанина) рассказывает о зарождении первого чувства нежности к девушке. Пробуждение любви показано на выразительно схваченном бытовом фоне.
Слушая эту песню, нетрудно представить себе атмосферу московского двора, где отдыхают пенсионеры, доносятся звуки пластинки. Во вступлении композитор как бы воспроизводит наигрыш баяна, гитарный аккомпанемент. Мелодия песни — простая, незатейливая, с характерным танцевальным ритмом:
А у нас во дворе есть девчонка одна, Среди шумных подруг неприметна она. Никому из ребят неприметна она. Я гляжу ей вслед: Ничего в ней нет, А я все гляжу, Глаз не отвожу.
Она весьма достоверно передает настроения лирической увлеченности, тяги к искусству «бардов» и «менестрелей».
Трогательный бесхитростный рассказ о юноше, влюбленном в девчонку, вызвал многочисленные отклики. Многие радиослушатели просили написать продолжение этой песни. Композитор и поэт Л. Ошанин решили создать еще одно произведение в развитие темы, которая получила признание у любителей искусства. В ноябре 1962 года по радио прозвучала вторая песня — «И опять во- дворе». Мелодия этой песни напевная, плавная, развивается в темпе вальса. А по содержанию — это уже не зарождение нежности, а признание в любви.
В туфлях на гвоздиках,
В тоненьком свитере,
Глупая, все тебя мучит одно:
Как бы подружки тебя не увидели
Да старики, что стучат в домино.


Вслушайтесь в музыкальное сопровождение этой песни. Вы почувствуете, что подголоски аккомпанемента имитируют здесь звучание играющей пластинки. Такой эффект достигается в припеве с помощью ряда приемов, создающих целую жанровую картину. Под музыку патефона герои закружились в стремительном вальсе. Они не могут справиться с волнением. Разговаривают на «придыхании», едва' сдерживая нахлынувшие чувства.
И опять во дворе
Нам пластинка поет,
И проститься с тобой
Все никак не дает.

Еще одна любопытная деталь. Две первые песни — это монолог от лица паренька.
Третья песня — «Я тебя подожду» — ответное признание девушки. Во вступлении к произведению звучит своеобразный отголосок первой песни этого цикла. Композитор как бы напоминает о завязке сюжета, о встречах юноши и девушки. Авторы песни стремятся выразить чередование нескольких настроений — печаль, озорство, увлеченность. По своему интонационному строю вокальная партия этой песни приближается к речевой стихии. Сопровождение, поддерживая голос, в то же время как бы перекликается с ним. В песне есть элементы звукописи. Так, фраза «А за окном то дождь, то снег» своим мерным, «маятниковым» ходом передает ощущение длящейся непогоды.
Четвертая песня «Вот снова этот двор» вновь ведется от лица юноши, который вернулся в родной дом после разлуки. Здесь его ожидают знакомые картины. Те же впечатления, те же люди. Нет только любимой девушки, которая не дождалась его возвращения. Впрочем, изменился и сам двор. Другая музыка звучит у дома. Вступление к песне напоминает ритмы летки-енки. На этот новый музыкальный фон накладывается знакомая цитата из начала цикла, ее мелодический рисунок с озорной, бесшабашной «гитарной» концовкой. В грустное размышление о пролетевшем времени вплетается «приятное» воспоминание.
В этой песне, особенно в последнем сочинении цикла— «Детство ушло вдаль», передано душевное возмужание героев, вступивших уже в пору молодости. Поэтичная мелодия раскрывает переживания девушки, вспоминающей первую любовь. Интонационно она похожа на бытовой романс. Но в трактовке лирической темы здесь возникают уже новые акценты. Нет той удали, душевной раскованности и озорства. Изложение более сдержанное, психологически углубленное. Это достигается, в частности, использованием музыкальных перекличек, Воскрешающих темы предыдущих песен цикла.
А. Островский создал оригинальное многочастное лирическое произведение, имеющее сюжетное развитие, внутреннюю «скрепленность», интонационно-тематическую общность. Несомненно, реализация такого замысла стала новым явлением в советском песенном искусстве.
Сочетание душевной открытости и сдержанности, умение соединить недосказанность с лирической полнотой выражения составляет особенность многих песен А. Островского. Это позволяет ему придать своим произведениям ощущение постепенно раскрывающегося чувства. Помните эти строчки?
Ночью звезды вдаль плывут по синим рекам,
Утром звезды гаснут без следка.
Только песня остается с человеком,
Песня — верный друг твой навсегда.

«Песня остается с человеком» (слова С. Острового) —так называется это произведение. На фоне гитарных наигрышей постепенно, как бы через вынужденные паузы развивается мелодия. Скорее это напевание мотива, сдержанные подступы к психологическому раскрытию внутреннего мира. В припеве мелодия становится шире, она захватывает почти все звуки гаммы, придавая музыкальному развитию наполненность, насыщенность. А сдержанность в передаче состояния сменяется жизнеутверждающим, безоглядно-радостным настроением. Сочетание грустной мелодии с подвижным ритмом движения приобретает особое качество эмоциональной заразительности.
Песне ты не скажешь: «До свиданья!»
Песня не прощается с тобой!

Глубина лирического самовыражения достигается в песнях не только многоплановостью изложения, чередованием и сопоставлением различных настроений. Иногда композиторы преднамеренно отказываются от развернутых контрастов, демонстрирующих сплав тех или иных состояний и чувств. Напротив, в некоторых песнях авторы стремятся передать мимолетное впечатление, возникающее воспоминание, неповторимое ощущение какой-то жизненной ситуации.
Разумеется, такое сознательное «обуживание» замысла требует от композитора большого мастерства, психологической глубины, умения оттенить в незаметном нечто душевно-индивидуальное, эмоционально-достоверное. Погружение в контекст «жизненно-скромной» ситуации требует более тщательной проработки деталей, особого дарования.
Первоистоки такой жанровой разновидности лирического творчества можно видеть у И. Дунаевского в музыке к фильму «Моя любовь», у В. Соловьева-Седого в лирических песнях из кинофильма «Первая перчатка», у Т. Хренникова в песнях «Светлана», «Что так сердце растревожено», у А. Островского в цикле «Полутона», особенно в песне «Круги на воде». В наши дни Андрей Петров, Микаэл Таривердиев создали своеобразные психологические зарисовки, поэтичные сцены, песни-настроения. Как правило, в этих произведениях описывается одна ситуация, одно состояние. Однако образная символика, жанровая характерность придают их песням свежее звучание, оригинальность и выразительность.
Песня А. Островского «Как провожают пароходы?» рассказывает о разлуке. В ней нет неожиданных сюжетных поворотов, побочных мотивов. Композитор вслед за поэтом К. Ваншенкиным стремится передать неповторимое настроение эпизода расставания.
Как провожают пароходы?
Совсем не так, как поезда.

Однако скромность замысла вовсе не оборачивается примитивной простотой. Песня запоминается психологической обрисованностыо, выразительностью каждой детали. В произведение вводится, например, полифоническое изложение вступительной темы. Такая стилизация «под прелюдию» сразу создает ощущение сдержанного благородства, чистоты и серьезности.
В песне дано развитое гармоническое сопровождение, которое также подчеркивает психологическую напряженность ситуации. Однако композитор не пользуется излишней драматизацией, нагнетанием эмоционального подтекста. Ведь речь-то идет о простой разлуке, об эпизоде впечатляющем, но не масштабном. Поэтому А. Островский в припеве прибегает к приему, помогающему снять напряженность. Припев («Вода, вода, кругом вода.») передает известную психологическую расслабленность, «размытость» первоначального сурово-благородного настроения.

Лирические песий последних лет обогатили советское песенное искусство новыми интонациями и стилевыми приемами. Композиторы стали шире использовать различные музыкальные пласты — мелодический строй городского фольклора, бытовой песенной стихии. Незадолго до смерти И. Дунаевский пророчески говорил о том, что со временем массы слушателей отдадут предпочтение произведениям, которым присуща мелодичность. Широкая публика проголосует, по словам композитора, за напевность.
Желание слушателей ощутить в песенном творчестве русский лирико-романсный мелос в сочетании с элементами массовой песенности получило отражение в сочинениях В. Баснера, Я. Френкеля. Эти композиторы создали ряд красивых, широких напевов, раскрыли эмоциональные возможности щедрой мелодики.
Композитор Я. Френкель активно обогащает особое направление нашей лирической песенности, которое берет свое начало в поэзии городской окраины. Возрождение этого жанра в музыкальном творчестве последних десятилетий связано и с именем Н. Богословского. Произведения, созданные этими композиторами, поэтичны, эмоционально открыты, подчас даже отчасти чувствительны. Вспомните — «Текстильный городок» Я. Френкеля (слова М. Танича). Лиризм этой песни помогает ощутить атмосферу жизни городка, простые трогательные переживания незамужних девчат, которые в нем «составляют большинство».
Русский бытовой романс напоминает поэтичная песня Я. Френкеля «Русское поле» (слова И. Гофф). Она лишена широких декламационных интонаций. Это как бы внутренний монолог героя, осознающего свою «причастность» к неброской, но берущей за душу красоте русского поля. Выразительный «щемящий» напевный мотив этой песни несколько меланхоличен, окрашен светлой грустью.
Поле, русское поле,
Светит луна или падает снег.
Припев песни более подвижен, эмоционален. Здесь возникает интонация открытого признания любви к Родине, повествовательное изложение сменяется наплывом лирической стихии.
Не сравнятся с тобой
Ни леса, ни моря.

Многие лирические песни этой разновидности — своеобразные размышления о житейских ситуациях, о дружбе, о превратностях любви. Не случайно даже их названия содержат в себе вопрос, требующий раздумья — «А где мне взять такую песню?» Г. Пономаренко (слова М. Агашиной), «Зачем вы, девочки, красивых любите?» Е. Птичкина (слова И. Шаферана), «Какая ж Марья без Ивана?» — слова и музыка О. Анофриева.
За последнее время особую популярность приобрели лирические песни В. Баснера: «Березовый сок», «Старый пляж», «Это было недавно». Эти произведения несут на себе печать новой музыкальной стихии, новых мелодических интонаций. Баснер как бы синтезирует в своем творчестве несколько музыкальных слоев прошлого: мотивы, рожденные во фронтовой землянке, городской романс предреволюционной поры и 20-х годов, лирику городского рабочего района.
Исследователи творчества Баснера справедливо отмечают, что композитор обладает способностью чутко осваивать бытовые жанры. Он умеет обнаружить новизну и свежесть звучания в, казалось бы, истертых интонационных клише. Особенно часто он обращается к ритмо-интонациям вальса, достигая в лучших образцах подлинной поэтичности и одухотворенности эмоционального строя.
За последние годы многие советские композиторы почувствовали потребность аудитории не только в выборе лирических сюжетов, но и в задушевном мелодизме, без которого нельзя раскрыть поэзию чувств. Вновь, как и в послевоенные годы, особую популярность завоевывают песни напевные, раздумчивые, имеющие определенный национальный колорит. Вспомните, например, колыбельную Светланы Т. Хренникова из кинофильма «Гусарская баллада». Как спокойно и величаво льется в ней мелодия: «Спи, моя Светлана.»

Особенность многих лирических песен последнего времени состоит в усилении личностного начала. Это проявляется в том, что некоторые"сочинения строятся, как правило, в виде открытого прямого обращения к любимому или близкому человеку, в форме восторженного монолога. Нередко в лирический строй произведения вплетаются интонации признания, клятвы, убежденной верности.
В лирической пеоне рассказывается, естественно, не только о любви. В ней воспевается окружающий нас мир, природа, одухотворенная человеческим восприятием. Этими настроениями пронизаны, например, многие мелодии Б. Мокроусова, «Подмосковные вечера» В. Соловьева-Седого или «Течет Волга» М. Фрадкина. К числу песен, в которых пейзаж окрашен душевным состоянием, «очеловечен», можно отнести «Летят чайки» Ю. Рожавской, «Свети мне, Днепр» К. Доминчена.
Мы говорили лишь об одном песенном жанре — лирическом. Однако какой разнообразный мир тем, образов и художественных решений предстает здесь перед слушателем. Монологи, исповеди, признания, гимны отражают богатство красок, неповторимость интонаций, тонкие и проникновенные настроения.