Е. Матутите - Советская массовая песня

 



Книги о музыке, ноты, нотные сборники

 

НОВЫЕ ОБРАЗЫ И ГЕРОИ

 

 

60-е годы в жизни нашей страны — это новый этап строительств материально-технической базы коммунизма, совершенствования общественных отношений и формирования нового человека, период более полного использования огромных возможностей развитого социалистического общества для блага советских людей, для их духовного роста.

В этот период советская песня как бы обрела новое дыхание. Героем песенного творчества становится «человек беспокойного сердца», романтик, целинник, рабочий, таежник.
Появилась новая плеяда композиторов — А. Бабаев, В Баснер, Т. Колмановский, А. Пахмутова, А. Петров, А. Флярковский, Я. Френкель, А. Холминов, А. Эшпай и другие. Они по-своему развивали традиции, которые закладывали ветераны советской массовой песни.
Сфера песенного искусства в эти годы обогатилась различными музыкальными интонациями. Используя революционную и народную песенность, бытовую романсовую лирику, ходовые обороты песен городской окраины, композиторы не просто воссоздавали образный строй того или иного музыкального пласта, а творчески преобразовывали его. Обращаясь к современной тематике, они создали яркие произведения, разнообразные по содержанию и художественному языку.
В конце 50-х — начале 60-х годов большой успех выпал на долю Александры Николаевны Пахмутовой (р. в 1929 г.). В 1960 г. ее произведения «Песня о тревожной молодости», «Геологи», «Старый клен», «Хорошие девчата», «Главное, ребята, сердцем не стареть!» были удостоены премии Ленинского комсомола.
Многие ее произведения посвящены советской молодежи, ее жизни, трудовым подвигам и героическим делам. Эпиграфом к ее сочинениям могли бы служить строчки из «Песни о тревожной молодости»:
Меня мое сердце
В тревожную даль зовет!
Впервые эта песня прозвучала в 1956 г. в кинофильме «По ту сторону». Мелодия песни как бы соткана из контрастных интонаций двух родов. Она одновременно лирична и мужественна. Различными, музыкальными средствами композитор создает образ «тревожной дали», которой присуща мятежно-романтическая атмосфера. Маршеобразная мелодия легка, напевна. Она как бы окрылена устремленностью в мир напряженных героических будней. В песне нет той простоватой безоблачности, которая присуща многим произведениям, несущим настроения легковесного оптимизма.
-Выразительные средства, использованные композитором, очень просты. Они весьма точно выполняют образную функцию. Например, попеременные вступления солирующей трубы и малого барабана создают настроение тревожной сосредоточенности. Так, в образном строе песни проходят мотивы романтической устремленности, нежности, походной суровости. Они и придают песне такую эмоциональную силу.
А. Пахмутова уделяет большое внимание броским штрихам в инструментальном сопровождении. Краткая вступительная фанфара предваряет развертывание мелодии в другой ее песне «Геологи». Но этот прием сразу вводит слушателя в атмосферу произведения. Фанфара — это как бы суровый зов времени. Мелодия песни — в другом характере. Она лирична, несет в себе тему душевного тепла и дружбы.
Ты уехала в знойные степи, Я ушел на разведку в тайгу.
Еще одна особенность песни. Она лишена однообразия, ибо включает в музыкальном развитии постепенное нарастание мужественности, духовной силы.
А путь и далек, и долог, И нельзя повернуть назад. Держись, геолог! Крепись, геолог! Ты ветра и солнца брат!
Умение использовать необычные краски придают песням Пахмутовой особую актуальность. Многие ее произведения звучат как современные, написанные будто бы о людях нашего времени. Вспомним, например, «Песню о тревожной молодости» (слова Л. Ошанина), которая была написана композитором к кинофильму «По ту сторону». Она рассказывает о героях гражданской войны, но вместе с тем ее содержание шире. Это обобщенный образ советской молодежи, поэтическое олицетворение подвига. Тревожная барабанная дробь, суровая маршевая поступь, романтический зов засурдиненной трубы — все это содействует рождению своеобразного символа, символа отваги и беззаветной преданности.
Плавная вальсовая мелодия присуща песне «Девчонки танцуют на палубе». В ней нет героических интонаций, суровых походных призывов. Напротив, песня трогательна и непритязательна. В ней запечатлено одно душевное состояние — легкая печаль, навеянная «таежной тьмой», предстоящей дорогой. Но как достоверна и эмоциональна эта интонация!
Чуть охрипший гудок парохода
Уплывает в таежную тьму,
Две девчонки танцуют, танцуют на палубе,
Звезды с неба летят на корму.
А река бежит, зовет куда-то.
Песни А. Пахмутовой затрагивают большой круг тем. Но все они объединены мелодичностью и прекрасным композиторским почерком, высоко гражданской и глубоко лирической настроенностью. Творчество А. Пахмутовой заметно расширило тематику музыкального искусства, развив на новом уровне героические, гражданские, романтические черты в советской песне. Произведениям А. Пахмутовой свойственно тонкое ощу-.щение интонационного штриха, тембровых красок, гармонического колорита.
В 1962 г. А. Пахмутова и поэты С. Гребенников и Н. Добронравов, с которыми композитора связывает постоянная творческая дружба, побывали на линии электропередач Братск — Тулун. В результате этой поездки родилась песня «ЛЭП-500». Авторы принесли песню в редакцию. Они рассказали о людях, которые в жесточайшие сибирские морозы в непроходимой, тайге вырубают просеки, ставят могучие стальные опоры, тянут провода, чтобы энергия гидростанций пришла в города и села, чтобы зажглись электрические лампочки в далеких таежных поселках.
Позже поэты написали новый текст, в котором рассказали, что такое ЛЭП. Песня быстро нашла дорогу к любителям искусства.
ЛЭП — это просека в дикой тайге, Где люди шагают навстречу пурге, Где делим мы поровну песню и хлеб,— Вот что такое ЛЭП!
В песнях Пахмутовой ощутим голос молодого советского человека — борца, романтика, строителя. Это центральные образы всех ее сочинений. В круг ее песен входят героические песенные портреты советских людей: «Коммунист», «Надо мечтать!», «Слава впередсмотрящему!», «Песня о четырех героях», «Молодеет вся планета».
Некоторые ее произведения написаны для солдат и офицеров Советской Армии, рассказывают об их буднях. Это «Песня разведчиков» (слова Б. Яроцкого), «Письмо пограничника» (слова Д. Голубкова). После поездки на ударные комсомольские стройки Сибири появился песенный цикл, в который вошли такие произведения, как «Письмо на Усть-Илим», «Главное, ребята, сердцем не стареть», «Марчук играет на гитаре». Получили известность также ее песни для детей.
В песнях А. Пахмутовой отражена космическая тема. Вокальный цикл «Созвездие Гагарина» (слова Н. Добронравова) — это прекрасное музыкальное произведение, воссоздающее образ нашего замечательного современника.
Александра Пахмутова — признанный и любимый композитор советской молодежи. Дело не только в том, что она сочинила много песен, которые стали популярными, исполняются всюду солистами и ансамблями. Она создала и возглавила ( направление молодежной песни, обогатила традицию этого жанра.
Когда отмечалось 50-летие со дня рождения А. Пахмутовой, поэт Евгений Матусовский рассказал, что, бывая на стройках, он часто задавал юношам и девушкам вопрос, что привело их в Сибирь. Одна из девушек ответила ему, что для нее как путевка на стройку была песня об Усть-Илиме. А товарищи, присутствовавшие при разговоре, добавили, что это не исключительный и отнюдь не редкий случай активного участия песен, в частности песен Пахмутовой, в жизни нового поколения.
На V съезде композиторов СССР (1974) назывались такие лирические произведения, как «Мелодия», «Нежность» и «Кто отзовется?». Эти песни посвящены любви, дружбе, верности. В них поется о встречах и разлуках, дальних дорогах. Они рассказывают также о разочаровании, о грусти, о невозвратимом, прошумевшем времени, о тревожном воспоминании. Но какой бы ни была лирическая песня — задорной, веселой, величавой, задумчивой, грустной, — она пронизана поэтичностью, передает эмоциональное состояние человека, его душевное переживание, потрясение, охватившее его настроение.
Одна и та же тема может получить в песенном искусстве различное жанровое воплощение. Ведущая интонация произведения, его окраска, внутренний строй сочинения, выбор тех или иных выразительных средств, конечно же, зависят не только от того, о чем конкретно рассказывает эта песня. Не менее важно проследить, в каком жанре решена тема, ,как она осмыслена, как трактовано ее содержание.
Попробуем хотя бы на миг побыть в роли создателя песни. Мы, допустим, видели, как трогательно прощались друг с другом юноша и девушка. Этот эпизод, что называется, эмоционально захватил нас. Но какой будет песня, о чем она расскажет?
Событие, свидетелем которого мы стали, может
быть «прочувствовано» в лирическом жанре. Это будет, скажем, внутренний монолог героя или героини, остро переживающей тоску расставания.
Опустела без тебя земля.
Как мне несколько часов прожить?
Такая песня-признание «Нежность» есть у А. Пахмутовой. Однако прощание двух людей может быть осмыслено и в романтико-героическом ключе. В песне «Геологи» А. Пахмутова подчеркивает волевое начало, преодоление возникающих препятствий. Само понимание темы здесь иное, другая музыка, другой ритм, непохожая интонация.
В лирических песнях «Нежность», «Я тебя люблю», «Ненаглядный мой», «Мелодия», «Кто отзовется?» А. Пахмутова развивает традиции различных жанров народного песенного творчества. Однако не следует думать, будто лирическая тема непременно несет с собой безоблачную, чувствительную интонацию. На самом деле в этом жанре чередование самых различных настроений: от полушутливых до трагических, от проникновенно-трепетных до сильных, Страстных.
Так, песня «Нежность» вся пропитана поэтическим вдохновением. Как тонко и целомудренно выражено здесь музыкальными средствами переживание разлуки, которое несет в себе и ощущение томительной пустоты и предвкушение встречи! Спокойно и пластично развертывается здесь мелодический рисунок, поднимаясь вверх, мелодия передает состояние обнаженного душевного страдания, глубоко прочувствованной нежности.
Характерно, что для многих своих лирических песен Пахмутова избирает строгий маршевый ритм. Композитор стремится переосмыслить интонации традиционной любовной лирики, которая зачастую пользовалась приемами открытого, подчеркнуто чувствительного выражения. Прибегая к обнаженности лирического переживания, Пахмутова одновременно передает ощущение сдержанности, целомудренности чувства. Это соединение открытости и некоторой скупости в демонстрации лирических настроений усиливает эмоциональное воздействие песен Пахмутовой. Мелодии этих сочинений суровы, взяты из арсенала походных маршей.
Сегодня А. Пахмутова — один из ведущих авторов-песенников. «В ее творчестве особенно ярко раскрываются основные критерии, — отмечает народный артист РСФСР, композитор С. Туликов, — определяющие успех советской песни, превращающие ее в по-настоящему массовое явление современного музыкального искусства: это, во-первых, высокая идейность, гражданственность звучания; во-вторых, глубокая народность, прочные связи с музыкальным языком русского фольклора; в-третьих, высокий профессионализм».
В 1975 г. она удостоена Государственной премии СССР. Песни заслуженного деятеля искусств РСФСР А. Пахмутовой последних лег различны по сюжетам, темам,4по формам, но все они утверждают чувство патриотизма, формируют художественный вкус, выполняют большую воспитательную миссию. Нашу жизнь уже невозможно представить без «Песни о тревожной молодости» и «Старого клена», «Совести мира» и «Прощания с Братском», без «Хороших девчат» и «Нежности», без «Как молоды мы были» и «Горячего снега».
Пахмутова создала целую музыкальную галерею героев нашего времени — циклы «Таежные звезды» и «Обнимая небо» — геологов, первопроходцев, космонавтов, воинов, спортсменов, таежников, строителей. Сами названия песен говорят о том, что композитор хочет раскрыть внутренний мир людей разного призвания: «Геологи», «Машинист», «Книгоноша», «Звезда рыбака». Вот почему ее песни поют на стройках, в цехах, в палатках, в небесных высях.
Пахмутова владеет искусством каждый раз обнаружить новый интонационный строй, найти такой блик, который определяет очередное «удачное попадание». Вот эпическая «Смоленская дорога», окрашенная в светло-грустные тона (слова Н. Добронравова):
Все кажется, из. сказки На землю приходил. У неба отпросился, Да отпуск кратким был/
Мужественный, сурово-скорбный финал этой песни выражает глубокую мысль произведения. А пронзительный музыкальный вопрос: «Знаете, каким он парнем был?». Это о Гагарине. Или отзвуки «народных плачей» в трагическом произведении «Кто отзовется?».
А. Пахмутова создала немало произведений о Великой Отечественной войне, в том числе: «Если отец герой», «Песня-сказ о Мамаевом кургане», «Неизвестный солдат», «Малая земля», песня, написанная к 30-летию Победы над фашистской Германией и посвященная героям 18-й десантной армии. Примером своеобразного сплава эпоса и лирики может служить сочинение А. Пахмутовой «Песня-сказ о Мамаевом кургане». Тема войны решена здесь в былинно-героических традициях. Характер мелодики, форма песни, тип изложения — все это близко народно-хоровой песенной традиции - Композитор не прибегает к патетическому нагнетанию чувств, подчеркиванию скорби. Уже в самом тексте запечатлено это настроение. Чрезмерное усиление напряжения разрушило бы впечатление, привело бы, вероятно, к «перебору» эмоций. По мнению музыковеда Е. Добрыниной, эпическая русская традиция, несомненно, оказывает воздействие на замысел А. Пахмутовой.в тех произведениях, где имеется широко развитая партия хора. Здесь можно назвать такие произведения, в которых рассказывается о напряженных, а иногда драматически обостренных ситуациях. Это песни «Сидят в обнимку ветераны», «Ильич прощается с Москвой», «Прощание с Братском».
. В своем творчестве А. Пахмутова использует различные приемы музыкальной выразительности. В песне все важно — и мелодия, и сопровождение. Иногда мелодически яркая тема может получить у того или иного композитора бедное гармоническое оркестровое сопровождение. Или, наоборот, пышный музыкальный наряд станет оправой для весьма невыразительной основной мелодии. Словом, создание песни — это процесс, в котором важны все художественные ресурсы и средства. Оригинальность произведения, индивидуальность его определяются порою одной, существенной деталью. В хорошем музыкальном произведении всегда можно обнаружить такие детали, которые ускользают при поверхностном знакомстве. Но вот стоит вслушаться более внимательно, обнаружить к песне повышенный интерес, и вам откроются многие профессиональные тайны ее создания.
Обратите внимание, например, на песню «Геологи». Она начинается с инструментального вступления, и настроение произведения, его смысловое содержание расшифровываются еще до того, как прозвучали слова. Таинственный предостерегающий зов трубы — это уже начало рассказа, изложения темы, ибо душевное волнение, тревога пронизывают интонацию вступления.
«Помните эту сумрачную гармонию, — пишет музыковед В. Зак, — осторожно сползающую по полутонам? Потом — запев, целомудренный и чистый. «А путь и далек и долог, и нельзя повернуть назад.» Это уже припев. Разрослась мелодия, стала беспокойней. В оркестре появились голоса, усилилась динамика. И в еле* дующий момент на словах призыва «держись, геолог.» грянула взрывная волна. Но какая? Удивительно: это самый тихий, самый нежный эпизод припева. Да, именно тихий и нежный. И ты чувствуешь: с тобой доверительно говорит друг» 1.
Вслушайтесь в звучание оркестра. В начале вступления звучит мелодия песни. Эта тема исполняется аккордеоном. В припеве выделяется квартет саксофонов. Композитор использует здесь приемы эстрадного искусства, джаза. Но никакого разрушения стиля не происходит в результате такого сплетения, казалось бы, разнородных выразительных средств. Саксофоны звучат как живые голоса мужского хора! Так обнаруживается изначальная поэтическая основа песни, в которую органично входят интонации русской песенности и эстрадные приемы.
Лирическая мелодия песни звучит на фоне фанфары и маршеобразного ритма — остинато. Такое соединение приемов помогает выразить контрастное сплетение романтической мечтательности и суровой, героической мужественности. А. Пахмутова сознательно стремится к многообразию красок, к их затейливому сопоставлению. Именно так реализуется сложный замысел, рож* дается яркий художественный образ.
Суровая романтика — вообще ведущее свойство лирики А. Пахмутовой. Содержание ее творчества можно выразить метафорой «цветы на камне». Композитор добивается своеобразного мерцания мажорно-минорных красок. Эти разнопалитровые переливы помогают А. Пахмутовой передать богатство настроений, сложный спектр чувств. Мерная поступь, эпичность, повествовательность склада обнаруживаются в таких ее произведениях, как «Наша судьба», «Запевала звездных дорог» из цикла «Созвездие Гагарина», «Орлята учатся летать», «Надежда»г.«Ты пойми меня, родная».
А. Пахмутова нередко использует разнообразие музыкальных темпов, включает в марш инструментальный хорал («Горячий снег»), целую серию приемов, которые советские музыковеды обозначили как «комплекс мечты», то есть совокупность красок, подчеркивающих мечтательность, поэтичность темы, в то же время ее волевую собранность («Геологи»).
В последних песнях А. Пахмутовой ощущается специфическая выразительность белорусского фольклора. Характерная ладовая звучность придает ее песням свежесть, необычность звучания. Особое внимание уделяет композитор образам природы, часто стремясь воспроизвести в музыке своих произведений характерный ритм, движение. Неторопливо, несколько однообразно начинается песня А. Пахмутовой «Белоруссия». С первых же тактов ощутимы мелодические повторы, которые как бы воссоздают медленные взмахи крыльев: «Белый аист летит.».
А. Пахмутова и сегодня — признанный лидер советской песни. Она воплощает в своем творчестве разные стороны нашего бытия, ищет новой образности, новых интонаций. Молодежные, патриотические, нравственные темы по-прежнему привлекают ее внимание. Она продолжает и развивает традиции различных жанров народного песенного творчества. Пахмутова добивается сплава страстной публицистики с душевностью и лиризмом. Ей свойственна многоплановость настроений и чувств, мыслей и обобщений.
Так, на комсомольском конкурсе «Корчагинцы семидесятых» удостоена премии песня А. Пахмутовой «Яростный стройотряд». Другая ее песня — «Новая дорога» (слова М. Лисянского) пронизана порывистостью, моторностью. Четкая, пружинистая «дорожная» ритмика заражает, захватывает, как бы приглашает последовать за упругим движением.
Мы поем, и мне сияет Даль победным рогом, И с тобой соединяет Новая дорога.
Новые сочинения композитора по-прежнему содержат интересный мелодический, ритмический и1 гармонический материал.
Известность приобрели песни А. Пахмутовой — «Гимн земле», «Беловежская пуща», «Зову Икара», «Три товарища». Композитор наращивает силу, она стала писать по-новому. Сравним, например, «Беловежскую пущу» с «Геологами». Здесь та же продуманная вокальная партия, совершенная оркестровка. Но вместе с тем какое богатство новых интонаций, новых штрихов! Мы сразу вступаем в атмосферу одухотворенной лирической гимничности. Музыкальные фразы песни раздольны, поддерживаются широким дыханием, они протяженны и величавы. Произведению присуще такое же выразительное, поистине рахманиновское вступление. Глубокие «органные» басы подчеркивают значительность, суровость темы.
А. Пахмутова тяготеет в ряде песен к медленному развертыванию мелодии, к сказовой интонации. Торжественно-неторопливо начинается, например, песня А. Пахмутовой (слова Н. Добронравова) «Как молоды мы были»:
Ничто на земле не проходит бесследно,
И юность ушедшая все же бессмертна!

Этот эпический зачин, казалось бы, не предвещает такого открыто-эмоционального взлета, такого страстного напряжения, который возникает дальше: «Как молоды мы были.»
Другая песня А. Пахмутовой (слова Н. Добронравова) «Три товарища» — произведение необычное. Она стилизована под былину. Это мужественный сказ речитативного характера. Мелодия распевная, с мелодическими речитациями и подголосками. Песня развертывается неторопливо, с некоторой торжественностью. Она несет тему верности героическому прошлому, его связи с современностью.
Многие советские композиторы обращаются к спортивной теме. Песни А. Н. Пахмутовой о спорте мгновенно подхватываются и поются. Это «Звезды Мехико», «Город нашей славы», «Марафон», «Мне с детства снилась высота», «Богатырская наша сила», «Темп», «Команда молодости нашей», «Да разве сердце позабудет», «Стадион нашей мечты», «Мяч и шайба», «Трус не играет в хоккей», «Последний пас» и другие.
Вспомним дни Московской олимпиады 1980 г. Восьмиметровый великан Мишка, которого окружают танцоры и танцовщицы в русских костюмах, участники хореографической сюиты. Огромный Мишка плывет, держась в воздухе за воздушные шары. И такая неповторимая, грустная мелодия Пахмутовой на слова Н. Добронравова:
До свиданья, Москва, до свиданья!
Олимпийская сказка, прощай!
Пожелай исполненья желаний,
Новой встречи друзьям пожелай!

В 60-е годы, как уже говорилось, расцвел талант многих композиторов, и прежде всего Аркадия Ильича Островского (1914—1967). Тесная дружба связывает композитора с юным поколением нашей страны. Его песни любят и малыши («Спят усталые игрушки», «Кролик заболел»), и пионеры («Школьная полька», «Про Мишу и футбол», «Песенка юных читателей»), и комсомольцы («Мальчишки», «На то нам юность дана»).
Творчество Островского тематически разнообразно. Ему принадлежат массовые песни, получившие широкое распространение в 60-е годы. К какой бы теме ни обращался композитор — антивоенной, любовной, бытовой — всегда его произведения несут отпечаток индивидуальности, присущей ему творческой манеры. Например, о борьбе за мир написано весьма много произведений. Но в этом ряду песня «Пусть всегда будет солнце» (1962, слова Л. Ошанина) занимает особое место и по содержанию, и по неожиданности выразительных приемов, и по музыкальному языку.
Мелодия этой песни как бы воспроизводит интонацию детских напевов. Она просто и строго «сбалансирована». Вместе с тем ей в известном смысле «противостоит» припев, который интонационно более эмоционален, гимничен. Незатейливость музыкального движения, как бы сопоставленного с патетическим духом припева, придает песне особую выразительность. Все это стилистически объединено своеобразным характером интонационных повторов.
Отмечая эти особенности песни, поэт С. Островой заметил: «Надо было соединить в одно и песню ребенка, и песню народного гнева, и песню-призыв»;
Солнечный круг, Небо вокруг, Это рисунок мальчишки. Нарисовал он на листке И написал в уголке.
Музыка этой песни с короткими, тревожными возгласами запева и с оптимистическим, торжественным, припевом отразила и размышление, и предостережение, и призыв. Прозвучав впервые в радиопередаче «С добрым утром», эта песня затем заслужила популярность в Хельсинки на Всемирном фестивале молодежи, в Москве на Всемирном конгрессе женщин, на фестивале песни в польском городе Сопоте.
С творчеством А. Островского связано рождение песен-манифестов. Вспомним его произведение «Красная гвоздика» (слова Л. Ошанина) из задуманного композитором цикла, посвященного, полувековому юбилею Великого Октября. А. Островский хотел воссоздать в этом цикле образ советского человека, характер и суть такой личности, которая могла бы служить примером «жизнь делать с кого». Отсюда этический пафос выношенной темы, нашедшей свое отражение уже в первом произведении цикла.
«Красная гвоздика» (1965) по замыслу ее авторов должна была раскрыть героическое прошлое глазами современного молодого человека. Рассказывая о рождении этого произведения, А. Островский говорил: «Мы искали опоэтизированный образ пролетарского движения — им оказался красный цветок гвоздики». Овеянная романтикой революции, эта песня славит революционную отвагу и самоотверженность.
Смысловое содержание песни заключено в хоровом призыве, которым начинается и заканчивается произведение. Здесь композитор использовал характерные интонации старой рабочей революционной песни. Мелодия — спокойная, преисполненная внутренней силы и достоинства.
Красная гвоздика — спутница тревог, Красная гвоздика — наш цветок.
Своеобразное цитирование оборотов революционной песни композитор использует для тематического сопоставления с последующим музыкальным развитием, в котором воплощена современная интонация. В сольном запеве песни также по-своему контрастируют мерные ходы марша с патетическими всплесками.
Взгляни, мой друг, земля в расцвете, Живет, живет цветок огня, Тот, кто дороже всех на свете И для тебя, и для меня.
Ё том же году А. Островский написал песню «Голос Земли» (слова Л. Ошанина), которая также может служить образцом песни-манифеста. Вот что написал композитор сыну по Поводу замысла этого произведения. «Я к конгрессу мира (он будет в Финляндии с 10—17 июли 1965 года) по просьбе Комитета мира, Союза композиторов и просто сам сочинил песню. Она называется «Молитва земли». Это, как мне кажется, интересно, так как это современная молитва (конечно, не религиозного толка). Но там есть орган, хор, колокол. Солист — Муслим Магомаев. И все это на очень современной ритмической основе» г.
Песня представляет собой своеобразный призыв могучей природе, к человечеству сохранить Землю, спасти ее от военной катастрофы. Произведение с самого начала передает ощущение порывистого, учащенного движения, пульсирующее напряжение которого отражает нарастание скорости.
Небо, небо, небо, небо, небо,
Всюду, всюду, всюду, в каждом доме,
Повторяйте, люди, как молитву,
Мой призыв.
Интонации заклинания и призыва в этой песне опираются на величавое, торжественно-патетическое сопровождение. Оно воспроизводит мерные удары колокола. Такой характер музыкального развития подчеркивает здесь героический строй всего произведения.
Припев в «Голосе Земли» также пронизан пафосом утверждения, высокой убежденности и веры. Нарастающее напряжение здесь слегка ослабевает, мелодия становится более напевной. Ощущение сдерживаемого напора подчеркивает внутреннюю силу и динамику произведения. Ораторский, патетический облик этой песни напоминает первые антивоенные манифесты, рожденные в песенном творчестве конца 40-х — начале 50-х годов. Первым в этом ряду стоит «Гимн демократической молодежи» А. Новикова.
К произведениям эпического жанра в творчестве А. Островского можно отнести, вероятно, некоторые трудовые песни, в которых подчеркнуто обобщенно-повествовательное, «богатырское» начало. Напомним известную песню А. Островского «Лесорубы». Характерно, что это произведение не сразу получило признание. Поначалу композитор решил, что песня не удалась. Исполнители подчеркивали в ней юмористические детали, ее шутливо-незатейливый тон. Эти элементы содержались в песне, но не они выражали ее внутренний строй.
Вскоре талантливый певец Эдуард Хиль попытался оттенить в песне эпическое содержание. Произведение сразу «заиграло» новыми красками. В нем зазвучали интонации русских трудовых песен с их размахом, удалью и широтой. При такой трактовке более четко - выявились и некоторые изобразительные моменты в музыкальном содержании песни. Обрубленные концовки фраз (срезанные синкопы) стали восприниматься как метафорическое изображение трудового процесса. Лесорубы,
Ничего нас не берет — Ни пожары, ни морозы, Поселился наш обветренный народ Между елкой и березой. Э-ге-гей!
Привыкли руки к топорам! В песнях эпического склада нередко отражаются давние революционные события, овеянные дымкой времени. Героическое содержание в этих случаях зачастую облекается в форму сказа, легендарного предания. Например, песня А. Островского «Слышишь, Париж, это я» посвящена 95-летию Парижской коммуны. В начале этого произведения звучит группа медных инструментов, поддержанная барабанами. Музыка передает атмосферу эпохи, подчеркивая в то же время интонации романтической баллады.
И все же, на наш взгляд, наибольшую популярность сегодня сохраняют лирические песни А. Островского. Он сумел ввести в тематику советского песенного искусства новые стороны жизни, внутреннего мира людей. Возьмем, к примеру, цикл песен под названием «А у нас во дворе». Первая песня из этого цикла прозвучала по радио в апреле 1962 г. Это произведение (слова Л. Ошанина) рассказывает о зарождении первого чувства нежности к девушке. Пробуждение любви показано на выразительном фоне.
Слушая эту песню, нетрудно представить себе атмосферу московского двора, где отдыхают пенсионеры, доносятся звуки пластинки. Во вступлении композитор как бы воспроизводит наигрыш баяна, гитарный аккомпанемент. Мелодия песни — простая, с характерным танцевальным ритмом:
А у нас во дворе есть девчонка одна, Среди шумных подруг неприметна она. Никому из ребят неприметна она. Я гляжу ей вслед: Ничего в ней нет, А я все гляжу, Глаз не отвожу.
Она весьма достоверно передает настроения лирической увлеченности, тяги к искусству «бардов» и «менестрелей». Трогательный бесхитростный рассказ о юноше, влюбленном в девчонку, вызвал многочисленные отклики. Многие радиослушатели просили написать продолжение этой песни. Композитор и поэт Л. Ошанин решили создать еще одно произведение, развитие темы — «И опять во дворе». Мелодия этой песни напевная, плавная, развивается в темпе вальса. А по содержанию — это уже не зарождение чувства, а признание в любви.
В туфлях на гвоздиках,
В тоненьком свитере,
Глупая, все тебя мучит одно:
Как бы подружки тебя не увидели,
Да старики, что стучат в домино.
Вслушайтесь в музыкальное сопровождение этой песни. Вы почувствуете, что подголоски аккомпанемента воспроизводят здесь звучание играющей пластинки. Такой эффект достигается в припеве с помощью ряда приемов, создающих целую жанровую картину. Под музыку патефона герои закружились в стремительном вальсе. Они не могут справиться с волнением. Разговаривают на «придыхании», едва сдерживая нахлынувшие чувства.
И опять во дворе
Нам пластинка поет,
И проститься с тобой
Все никак не дает.

Еще одна любопытная деталь. Две первые песни — это монолог от лица паренька.
Третья песня — «Я тебя подожду» — ответное признание девушки. Во вступлении к произведению звучит своеобразный отголосок первой песни этого цикла. Композитор как бы напоминает о завязке сюжета, о встречах юноши и девушки. Авторы песни стремятся выразить чередование нескольких настроений — печаль, озорство, увлеченность. По своему интонационному строю вокальная партия этой песни приближается к речевой стихии. Сопровождение, поддерживая голос, в то же время как бы перекликается с ним. В песне есть элементы звукописи. Так, фраза «А за окном, то дождь, то снег» своим мерным «маятниковым» ходом передает ощущение длящейся непогоды.
Четвертая песня — «Вот снова этот двор» вновь ведется от лица юноши, который вернулся в родной дом после разлуки. Здесь его ожидают знакомые картины. Те же впечатления, те же люди. Нет только любимой девушки, которая не дождалась его возвращения. Впрочем, изменился и сам двор. Другая музыка звучит у дома. Вступление к песне напоминает ритмы летки-енки. На этот новый музыкальный фон накладывается знакомая цитата из начала цикла, ее мелодический рисунок с озорной, бесшабашной «гитарной» концовкой. В грустное размышление о пролетевшем времени вплетается «приятное» воспоминание.
В этой песне, особенно в последнем сочинении цикла— «Детство ушло вдаль», передано душевное возмужание героев, вступивших уже в пору молодости. Поэтичная мелодия раскрывает переживания девушки, вспоминающей первую любовь. Интонационно она похожа на бытовой романс. Но в трактовке лирической темы здесь возникают уже новые акценты. Нет прежней удали, душевной раскованности и озорства. Изложение более сдержанное, психологически углубленное. Это достигается, в частности, использованием музыкальных перекличек, воскрешающих темы предыдущих песен цикла.
Развивая традиции песенных циклов, заложенные Бетховеном, Шубертом, Шуманом и советскими композиторами, А. Островский создал оригинальное многочастное лирическое произведение, имеющее сюжетное развитие, внутреннюю «скрепленность», интонационно-тематическую общность. Несомненно, реализация такого замысла стала новым явлением в советском песенном искусстве. Композиторы и прежде обращались к созданию цикла. Однако эта традиция в творчестве А. Островского приобрела новые качества. Нередко прежние циклы некоторых советских авторов представляли собой чуть уплотненные сборники песен. Иногда даже сами авторы, например В. Соловьев-Седой, подчеркивали, что песни можно исполнять порознь или в виде цикла.
Что касается замысла Островского, то он значительно глубже именно как реализация формы цикла. Если слушатель не знает предыдущих песен, он вряд ли оценит по достоинству какое-нибудь «срединное» сочинение. Ему, в частности, не будет ясно, какую роль играют те или иные отыгрыши, повторяющиеся мотивы. А с другой стороны, если он знаком с циклом, очередная песня станет для него более насыщенным произведением, более многоплановым. Он сумеет осознать эволюцию героя, попомнить его судьбу, пережить забытое или почти утраченное чувство. Цикл в трактовке Островского открывает новые образно-драматургические возможности песенного жанра.
Сочетание душевной открытости и сдержанности, умение соединить недосказанность с лирической полнотой выражения составляет особенность многих песен Островского. Это позволяет ему придать своим произведениям ощущение постепенно раскрывающегося чувства. Помните эти строчки:
Ночью звезды вдаль плывут по синим рекам, Утром звезды гаснут без следа. Только песня остается с человеком, Песня — верный друг твой навсегда.
«Песня остается с человеком» (слова С. Острового) —так называется это произведение. На фоне гитарных наигрышей постепенно, как бы через вынужденные паузы развивается мелодия. Скорее это напевание мотива, сдержанные подступы к психологическому раскрытию внутреннего мира. В припеве мелодия становится шире, придавая музыкальному развитию наполненность, насыщенность. А сдержанность в передаче состояния сменяется жизнеутверждающим, безоглядно-радостным настроением. Сочетание грустной мелодии с подвижным ритмам движения приобретает особое качество эмоциональной заразительности.
Песне ты не скажешь: «До свиданья!» Песня не прощается с тобой!
Песня «Как провожают пароходы» рассказывает о разлуке. В ней нет неожиданных сюжетных поворотов, побочных мотивов. Вслед за поэтом К. Ваншенкиным композитор стремится передать неповторимое настроение при расставании.
Как провожают пароходы? Совсем не так, как поезда.
Однако скромность замысла вовсе не оборачивается примитивной простотой. Песня запоминается психологической обрисованностыо, выразительностью каждой детали. В произведение вводится, например,. полифоническое изложение вступительной темы. Такое воспроизведение прелюдии сразу создает ощущение сдержанного благородства, чистоты и серьезности.
В песне дано развитое гармоническое сопровождеиие, которое также подчеркивает психологическую напряженность ситуации. Однако композитор не пользуется излишней драматизацией, нагнетанием эмоционального контекста. Ведь речь-то идет о недолгой разлуке, об эпизоде впечатляющем, но не масштабном. Поэтому А. Островский в припеве прибегает к приему, помогающему снять напряженность. Припев («Вода, вода, кругом вода.») передает как бы психологическую расслабленность, «размытость» первоначального сурово-благородного настроения.
Традиции «дворовой» лирики, жанрового бытописания получили последующее развитие в советском песенном искусстве. И сегодня популярны многие произведения А. Островского: «Комсомольцы — беспокойные сердца», «Зори московские», «Девчонки-мальчишки», «Песня остается с человеком», «Песня любви», «Голос Земли». Обращаясь к вопросам, которые волнуют молодежь, композитор обогатил содержание советского песенного искусства. Он затронул темы, связанные с нравственными отношениями, с дружбой и любовью, трудом и поисками романтики.
Хорошо знают любители искусства творчество ленинградского композитора народного артиста СССР Андрея Павловича Петрова (р. в 1930 г.). Он автор оперы «Петр Первый» (1974), балетов «Берег надежды» (1958), «Сотворение мира» (1968), музыки к кинофильмам. Он выделился среди целой плеяды молодых композиторов, когда на протяжении каких-нибудь пяти-семи лет пришли в искусство В. Баснер, Э. Колмановский, А. Пахмутова, А. Эшпай, А. Флярковский, А. Холминов. Окончив. Ленинградскую консерваторию по классу профессора О. А. Евлахова, талантливого мастера, воспитанника Д. Д. Шостаковича, он сразу обратил на себя внимание.
«А. Петрову свойственны острое, точное чувство современности, подлинная социальная прозорливость в оценке эстетических потребностей «сиюминутной» действительности,— отмечает музыковед Ю. С. Корев, — и одновременно! — столь же острое и точное ощущение духовной причастности человека нашей эпохи к ценностям, накопленным всей историей человечества, в первую очередь— ценностям русской культуры, можно увидеть в работах совсем еще юного композитора».
В 60-х годах состоялся стремительный взлет А. Петрова-песенника. Стали входить в музыкальный быт мелодии из кинофильмов «Человек-амфибия», «Путь к причалу», «Я шагаю по Москве», «Берегись автомобиля». Ласковые, поэтичные, с оттенком романтической устремленности песни молодого композитора, такие, как «На кургане», «А люди уходят в море», «Земля людей» (посвящена Экзюпери), «Песня о друге», «Песня о моем отце», «Песня о голубых городах». Гирлянда этих лирических, шуточных, драматических, эпических песен полюбилась советским людям, А. Петров был удостоен Государственной премии СССР (1967).
Его песни невозможно спутать с произведениями другого автора. Лирика Петрова оригинальна. Ему присуще качество, которое обычно называют «фонтанирующим воображением». Созданные им герои живут в особой романтической среде. Поэтому об их переживаниях рассказывает музыка восторженная, подчас полуфантастическая.
«Песней-мечтой» назвал А. Петров свою песню «Звезды в кондукторской сумке» (слова Л. Куклина). Это, пожалуй, удачное обозначение особой разновидности лирики, развиваемой композитором. Героиня этой песни — простой трамвайный кондуктор. Но ей свойственно радостное, мечтательное отношение к жизни. В музыке выражен контраст между будничной повседневностью и ее романтическим переосмыслением. Задумчивый речитатив песни — это рассказ о работе девушки с кондукторской сумкой.
Припев песни носит другой, более активный характер. Музыка развивается широко, стремительно («Я лечу, лечу, лечу, лечу над землей»). Композитор использовал здесь яркие гармонические средства, фортепианное сопровождение отличается тонко разработанной фактурой.
В другой песне А. Петрова «Я шагаю по Москве» (слова Г. Шпаликова) раскрыто ощущение радости, передано настроение безотчетного восторга, упоения жизнью. Герой этой песни действительно, что называется, в пути. Но он продвигается не в ритме марша, не строевым шагом. Молодой человек ступает по улицам столицы. Короткие упругие интонации песий чередуются с более извилистыми и размашистыми. Произведение не утрачивает при этом характера декламационности.
Композитор использует своеобразный прием, позволяющий создать ощущение непрестанного движения, когда взору открываются все новые и новые панорамы. Это подчеркивается неустойчивым окончанием каждого куплета. В концовках музыка переходит в новую тональность.
Внешняя непритязательность песни, которая как будто исчерпывается тем, что воплощает радостное чувство путника, на самом деле несет в себе и дополнительный контекст. Разве не возникает в этом произведении образ нашего современника, влюбленного в жизнь, ищущего свое призвание?
А я иду, шагаю по Москве,
И я пройти еще могу
Соленый Тихий океан
И тундру, и тайгу.

Песня А. Петрова «Голубые города» (слова Л. Куклина) также содержит- в себе романтический образ. Мечтательная, дымчатая мелодия вводит слушателей в мир радостный, полуфантастической грезы. Произведению присущ доверительный тон, оно заражает непосредственностью лирического высказывания.
На стихи того же поэта композитор написал «Песню о моем отце». Это исповедь дочери, вспоминающей об отце, погибшем на фронте.
Безымянна солдатская слава,
Но я верю в отца своего.
И мне кажется, шепчут деревья и травы
Родимое имя его.
Музыка этой песни развивается плавно, воссоздавая по-своему пленительный, женственный образ девушки. Хотя песня звучит в миноре, она оставляет оптимистическое жизнеутверждающее настроение.
А. Петров — крупный мастер лирики. Даже обращаясь к драматическим темам, композитор избегает напряженных интонаций, ярко выраженных кульминаций. Он стремится к психологической обрисовке не только внутреннего состояния героя, но и к раскрытию его переживаний через описание пейзажа, общей атмосферы, в которой происходит действие.
.Молодые люди встречаются на кургане, где погребены солдаты. Песня «На кургане» (слова Ю. Друниной) передает трепетные, взволнованные чувства тех, кто помнит о погибших, чтит их подвиг.
Разве может? — Нет, не может.
Сердце здесь, на кургане, солгать.
Собранно, сосредоточенно звучит музыка «Песни о друге» из кинофильма «Путь к причалу» (слова Г. Поженяна). Пульсирующий ритм сопровождения подчеркивает в этом произведении интонацию размышления о ценности настоящей дружбы, о преданности близкого человека.
А. Петров развивает также жанр песни-баллады. Причем в его творчестве они посвящены не военной теме, как это свойственно другим советским композиторам. Можно назвать, например, две песни А. Петрова из музыки к спектаклю Ленинградского театра имени А. С. Пушкина «Легенда о Тиле Уленшпигеле». В этих песнях отражены исторические события. Но тема борьбы за свободу трактована как эпическая. А. Петров соединяет в ткани произведения современные пружинистые ритмы с архаическими гармоническими последовательностями. Все это помогает глубокому раскрытию темы баллады.
Романтизация образов, присущая творчеству композитора, нашла отражение в тех выразительных средствах, которые он использует. В частности, композитор стремится к контрастному сопоставлению настроений и тембров. Чтобы подчеркнуть оптимистическое звучание, А. Петров в мажорных песнях широко использует минорные краски. Этот прием помогает опоэтизировать образ, сделать музыкальное повествование более элегическим, нежным, задумчивым. Так, в песне «Голубые города» («В городах, где я бывал, по которым тосковал.») в русло мажора вкрапливается минорная интонация. Все это позволяет избежать отвлеченной веселости, безоблачной и безоглядной радости. Музыкальное настроение оказывается многослойным, доверительным.
Динамизация минора прослеживается также в песне А. Петрова «Мой добрый дядя». Она обнаруживается также и в музыке к кинофильму «Синяя птица», где в мажорной мелодике также оттенен минор. По мнению специалистов, такая оригинальная трактовка переменного лада становится отличительной чертой русского мелодического стиля композитора А. Петрова.
Песне А. Петрова «Ни дня без песни» (слова Ю. Берга) присуща взволнованная интонация. Это исповедь, пронизанная сердечностью, поэзией. Припев ее спокойная, мелодия ритмически острая, «под говорок». Композитор осваивает выразительные возможности устной речи. Он добивается «говорящей» мелодии. По мнению композитора, современная песня изменилась. Она теперь все чаще рассказывает об одной судьбе, об одном человеке, а через него — о времени, о жизни.
Как полагает А. Петров, современная поэзия оказывает воздействие на музыкальный строй песни. Он рассказывает о том, как, работая над спектаклем «Тиль Уленшпигель», слушал написанные для постановки стихи Е. Евтушенко. «Обычно я пишу мелодии плавные, мягкие, но здесь получился речитатив, потому что, сочиняя, я сознательно и бессознательно вспоминал авторское чтение. Там есть «Марш гёзов» с таким рефреном:
Когда шагают гезы, Шагают с ними слезы.
Евтушенко читал завораживающе, стихи произносил нервно, с эмоциональным зарядом на каждом слове. Это было скандированное чтение, даже с элементами исступления. Я написал речитатив, музыку, несвойственную мне, но работать было чрезвычайно интересно, да и результат был новым, необычным для меня».
А. Петров пишет не только отдельные песни. Он создал девятичастные симфонические «Песни наших дней» с эпиграфами из стихотворений Маяковского, Луговского, Межелайтиса, Твардовского. «Поэму памяти погибших в годы блокады Ленинграда» и «Патетическую поэму» для баритона с инструментальным ансамблем на стихи Сельвинского, Асеева, Брюсова, Пастернака, Вознесенского, Мартынова, Маяковского. «Песенное десятилетие» 60-х годов было завершено композитором балетом «Сотворение мира» (по рисункам Ж. Эффеля).
В 70-е годы А. Петров поставил оперу «Петр Первый». Этот спектакль был показан не только в Ленинграде, но и в ГДР, Греции, Швейцарии, ФРГ. Автор оперы был снова удостоен Государственной премии СССР. Недавно композитор написал вокально-хореографическую симфонию— «Пушкин. Размышление о поэте», а также Скрипичный концерт.
По справедливой оценке А. Пахмутовой, песни Андрея Петрова — «это произведения художника, наделенного волшебным даром создавать эпически одухотворенный пейзаж — все равно, идет ли речь о таежных картинах в «Голубых городах», о тишине над курганом боевой славы или о современных зарисовках, увиденных глазами шагающего по Москве паренька».
Ведущее место в песенном творчестве 60-х годов стала занимать патриотическая гражданская тематика, тесно слитая с лиризмом. Новые грани таланта обнаружили в эти годы такие известные композиторы, как М. Блантер, В. Мурадели, В. Соловьев-Седой, С. Туликов.


Песенное творчество Вано Ильича Мурадели (1908— 1970) несет в себе накал гражданских чувств. Ему сродни ораторский пафос, гимническая-нравственность и торжественность. Композитор написал более 250 песен. Они посвящены Родине, Ленину, партии, борьбе за мир, дружбе между народами. Среди них песни для солдат и матросов, молодежные, походные, лирические, детские. Некоторые из этих произведений удостоены многочисленных премий. Они получили известность во всем мире.
Вспомним лучшие песни В. Мурадели. Это «Бухенвальдский набат», «Партия — наш рулевой», «Россия — Родина моя», «Гимн демократического союза студентов», «Песня борцов за мир», «Песня молодежи», «Марш молодежи». Эти произведения отличает гражданская направленность, стремление композитора выразить пафос нашей жизни, воспеть подвиги советского человека.
В лучших сочинениях В. Мурадели проявился мужественный, здоровый талант композитора, далекий от сентиментальной слащавости. Вспомним, как сурово и величаво звучит мелодия Мурадели:
Под солнцем Родины мы крепнем год от года, Мы беззаветно делу Ленина верны! Зовет на подвиги советские народы Коммунистическая партия страны.
Песня В. Мурадели «Бухенвальдский набат» (слова А. Соболева) рассказывает о трагических событиях минувшей войны. Она была написана композитором в 1959 г., после того как Вано Ильич побывал вместе с польскими товарищами в бывшем лагере смерти Освенциме. Это посещение «фабрики смерти» потрясло композитора. Оно еще раз подтвердило, что невозможно вытравить из памяти газовые камеры и «душегубки», тысячи мешков с волосами умерщвленных женщин и колоссальные склады детской обуви.
Из этих мучительных, скорбных впечатлений родилась патетически-призывная интонация песни. Широкое мелодическое вступление, выдержанное на одном и том же звуке, имитирует звучание колокола. Ритмически-пульсирующий характер музыкального изложения, затаенная сдержанность, как бы грозящая в любой миг прорваться половодьем чувства, придает этому произведению внутреннюю силу и пафосность.
Люди мира, на минуту встаньте! Слушайте, слушайте, гудит со всех сторон. Это раздается в Бухенвальде Колокольный звон, колокольный звон.

Творчество В. Мурадели обогатило советское песенное искусство новой тематикой. Он сумел соединить в своих произведениях величавые патриотические настроения с глубоким лиризмом. Поэтому среди его сочинений особенно памятны песни о Родине, о партии, о В. И. Ленине, о народе. Чутко откликаясь на прогрессивные идеи нашего времени, композитор создал яркие произведения об освободительном движении, о борьбе за мир и дружбу народов.
Песня «Россия — Родина моя» (слова В. Харитонова) содержит в себе лирически переосмысленную тему патриотизма. По своему мелодическому рисунку она напоминает бытовой лирический романс. Но вальсообразный напев рождает ощущение простоты, близости и чарующей привлекательности родных полей. Общее развитие мелодии передает своеобразное динамическое нарастание, в ходе которого волнообразные музыкальные интонации раскрывают картину безбрежных просторов нашей Родины. Сочинение обретает широкое дыхание.
Россия, Россия, Родные вольные края. Россия, Россия, Россия — Родина моя!
Музыкально-драматическое построение произведений В. Мурадели имеет одну особенность. Как правило, он использует в песнях один образ, который обладает внутренне сложной структурой и получает всестороннее развитие. В песне «Россия — Родина моя» лирическое самовыражение пронизано настроением глубокой задумчивости, душевной сосредоточенности.
Лирическое начало в творчестве Мурадели разнохарактерно, богато оттенками. Иногда оно камерно, интимно, порою окрашено юмористическими интонациями, сплавлено с бытовыми штрихами, нередко пронизано пафосом.
В лирических песнях последних десятилетий все больше утверждается новый строй разговорной речи, новые интонации. Этим отличаются, в частности, многие произведения этого жанра, созданные В. Мурадели: «Сердечная песенка» (слова С. Острового), «Посидим, помолчим», «Когда со мною ты» и «Услышь мою песню» (слова Я- Халецкого), «Русская гармонь» (слова Е. Савинова), «Ракита» (слова В. Фирсова).
Одна из популярных лирических песен композитора— «И на Марсе будут яблони цвести». Ее начало ног сит чуть ли не разговорный характер — настолько бытовой, сердечной воспринимается неторопливая интонация песни.
Жить и верить — это замечательно! Перед нами небывалые пути!
Развертывание мелодии в самом начале песни ведется по нисходящей линии. Она льется спокойно, уравновешенно, создавая ощущение лирического, слегка как бы «отрешенного» вступления. Но вот уже следующая фраза подчеркнуто эмоциональна. Пластичная гибкая мелодия словно взлетает вверх:
Утверждают космонавты и мечтатели, Что на Марсе будут яблони цвести.
Музыка в этом произведении ярко выразительна, а сопоставление контрастных интонаций помогает передать различные чувства: задушевность, удивление, сдержанный восторг, победную гордость.
Еще одна жанровая разновидность песен драматического и героического содержания — песни гимнические. Это торжественные произведения, воспевающие нашу Коммунистическую партию, Родину, труд советских людей. Тема Родины, родной земли, социалистического Отечества получает воплощение в сочинениях открыто гимнического склада. Кто не слышал, например, величавых гимнических песен В. Мурадели: «Партия — наш рулевой» (слова С. Михалкова), «Мы любим Родину» (слова Э. Иодковского), «Поля России» (слова А. Коваленкова).
Мужественная, весомая поступь присуща песне В.
Мурадели «Партия — наш рулевой». Она звучит торжественно, величаво:
Долгие, тяжкие годы царизма Жил наш народ в кабале. Ленинской правдой заря коммунизма Нам засияла во мгле. Под солнцем Родины Мы крепнем год от года.
В. Мурадели принадлежат песни о В. И. Ленине. Решение такой темы всегда сложно. Автора подстерегает возможность сойти на путь внешней иллюстративности. Посмотрим, как воплощает свой замысел В. Мурадели в песне «Ленин в Шушенском» (слова Ю. Каменецкого).
Это произведение по своему интонационному и ритмическому рисунку напоминает целый песенный пласт — напевы революционного подполья, каторги, борьбы за социальное освобождение. Когда вы слушаете эту песню, в вашей памяти невольно возникают такие знакомые песни, как «Славное море, священный Байкал», «Смело, товарищи, в ногу». Но в произведении В. Мурадели нет прямых цитат, непосредственно мелодического воспроизведения революционных песен. Ощущение музыкальной близости возникает за счет мастерского претворение этих интонаций, которые создают впечатление исторической достоверности, документальности. Вместе с теш композитор добивается самобытности и глубины в раскрытии образа вождя.
Родная Россия
Зовет его сердце на помощь —
Он слышит Россию
Сквозь ветер и снег.
Мелодические формулы В. Мурадели родственны русской разговорной интонации. Она как бы выражает просьбу, передает эмоциональное состояние. Ведущая черта этой интонации — выразительное повышение тона на основной ударной гласной фразе. Такую мелодическую формулу мы слышим, в частности, в песне. В. Мурадели «Верю я твоей верности» (слова М. Садовского).
Лучшие произведения В. Мурадели публицистически броски. Это достигается использованием остроэкспрессионного ладового комплекса. Творческие традиции; В. Мурадели получают дальнейшее развитие в песнях современных советских композиторов. Особенно плодотиорно осваиваются те приемы, которые связаны с рождением патриотических"произведений.
Самые большие удачи за последние годы отмечены :именно в жанре гражданской патриотической песни. Это песни С. Туликова, Э. Колмановского, А. Петрова, Я. Френкеля, А. Флярковского, М. Таривердиева, В. Баснера, П. Аедоницкого.
Изменилась сама трактовка патриотической тематики в 60-е годы. В отличие от некоторых произведений прежних лет, в которых публицистичность подменялась декларативностью, многие гражданские сочинения теперь содержали в себе выстраданное, индивидуально окрашенное переживание. Это относится, например, к таким лирическим монологам, как «Моя Родина» А. Долуханяна (слова М. Лисянского), «Я родился на русской земле» Г. Носова (слова Л. Хаустова).
В это десятилетие продолжали появляться песни о прошедшей войне. Но, естественно, теперь их характер стал иным. Грозовые годы уходили в прошлое. Возникала потребность осветить эту тему по-другому, подчеркнуть в ней новые оттенки, новые смысловые мотивы. Прежде всего с этими песнями тематически были связаны произведения, посвященные борьбе за мир. Кроме ранее упомянутых «Гимна демократической молодежи» и «Бухенвальдского набата» В. Мурадели, можно назвать такие мужественные песни, как «Мы за мир» и «Марш советской молодежи» С. Туликова, «Песня борцов за мир» В. Мурадели.
Несколько позже появились песни-воспоминания, в которых получили отражение годы Великой Отечественной, войны, глубокий я незабываемый след прошедшей грозы. Эти сочинения тесно связаны с тематикой военных сражений, с рассказом о боевых событиях войны. Но в них возникают уже новые интонации. Они воспринимаются не как изложение вчерашних фактов, а как выстраданное воспоминание. По содержанию, по интонационному строю эти произведения отличаются от песен военных лет. Теперь в песнях воссоздаются не отдельные эпизоды прошедшей поры, возникает очевидное стремление к обобщенности, повествовательности.
Накануне 20-летия Победы впервые прозвучала песня Вениамина Ефимовича Баснера (р. в 1925 г.) «На безымянной высоте» (слова М. Матусовского). Как и многие другие сочинения этой темы, сама песня находится где-то на полпути между реальным фактом и волнующей поэтичной легендой. В самом деле эпизод, о котором рассказывает произведение, может показаться придуманным. Сколько безымянных высот на маршрутах от Бреста до Волги и от Волги до Эльбы пришлось защищать ценою жизни.
Дымилась роща под горою,
И в час ночной горел закат,
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.

По своему образному строю песня воспринимается как легенда. Мужественный пафос рассказа, движение мелодии, как бы приоткрывающее завесу прожитого, настроение выстраданной печали — все это придает произведению яркую романтическую окраску. Вместе с тем песня воспевает подлинные достоверные события. Специальный поиск, который провела редакция газеты «Советская Сибирь», подтвердил, что в основу сочинения положена действительная история.
Такое восхождение от факта к легенде, от непосредственного жизненного впечатления к поэтическому обобщению свойственно творчеству В. Баснера. Он написал музыку к нескольким кинофильмам. Некоторые песни, пришедшие с экрана, заслужили подлинно всенародное признание. В их числе песни «С чего начинается Родина?» из кинофильма «Щит и меч», «На безымянной высоте» из кинофильма «Тишина», «Как, скажи, тебя зовут?» из кинофильма «Фронт за линией фронта» и многие другие.
Настроение песни лишено аффектации, оно согрето интонацией размышления, душевной теплоты. Показательно, что и поэт М. Матусовский закончил свое стихотворение тем же вопросом, который вынесен в название произведения и в его начало. Такой своеобразный «кольцевой» прием дал возможность композитору вслед за поэтом выразить ощущение недосказанности, смысл такого внутреннего монолога, который не имеет ничего общего с напыщенностью, декоративностью готовых и расставленных акцентов.
Произведение написано в миноре, оно пронизано чувством грусти. Это настроение подчёркнуто уже в первых тактах вступления, когда дважды повторенный композитором мелодический ход вверх рождает интонацию печали, создает контраст последующим, мягко ниспадающим звучаниям. Композитор использует музыкальные средства, позволяющие создать эффект плавно бегущих и опадающих волн.
С чего начинается Родина? С картинки в твоем букваре, С хороших и верных товарищей, Живущих в соседнем дворе.
По своей стилевой манере Баснер, несомненно, принадлежит к последователям творчества Соловьева-Седого. Затрагивая темы нравственного поведения советского человека — темы дружбы, долга, верности, — композитор вместе с тем придает своим произведениям широкое общественное звучание. Искренность его интонации не имеет ничего общего с лирической простоватостью, мелкостью. Напротив, возникающие в его творчестве печаль, светлая грусть, горечь утраты, настроения свободной исповеди перед друзьями приобретают глубоко обобщенный смысл.
В последующие годы особую популярность приобрели лирические песни В. Баснера: «Березовый сок», «Старый пляж», «Это было недавно». Они несут на себе печать новой музыкальной стихии, новых мелодических интонаций. Баснер как бы синтезирует в своем творчестве несколько музыкальных слоев прошлого: мотивы, рожденные во фронтовой землянке, городской романс предреволюционной поры и 20-х годов, лирику городского рабочего района.
Исследователи творчества Баснера справедливо отмечают, что композитор обладает способностью чутко осваивать бытовые жанры. Он умеет обнаружить новизну и свежесть звучания в, казалось бы, истертых интонационных клише. Особенно часто он обращается к ритмоинтонациям вальса, достигая в лучших образцах подлинной поэтичности и одухотворенности эмоционального строя.
Арсенал выразительных приемов композитора богат. Например, в песне В. Баснера «Это было недавно» (слова М. Матусовского) из кинофильма «Друзья и годы» используется прием тонкой стилизации старого венского вальса. Интонации «Сказок Венского леса» И. Штрауса органично слились с вальсообразной мелодией песни.
Песни В. Баснера быстро облетают страну. Для него особенно характерно стремление к лирической выразительности, задушевности мелоса. Вспомним, например песню «Руки рабочих» (слова М. Матусовского):
Еще повсюду на земле, Предутренний покой, А мы шагаем не спеша Дорогой заводской.
Мелодия этой песни развивается свободно, легко. А припев создает известный контраст изначальному настроению произведения, воссоздавая подобие своеобразной здравницы в честь рабочего созидания. Многие сочинения В. Баснера впервые прозвучали с экрана. В частности, эта песня написана для кинофильма «Битва в пути».
Сходные интонации клятвы, торжественно-сдержанного повествования присущи песне В. Баснера «На всю оставшуюся жизнь» из одноименного телефильма (слова Б. Бахтина и П. Фоменко). Как и многие другие произведения композитора, она носит характер прямой исповеди конкретному человеку. События воскрешаются как бы через воспоминание героя, которого сестра «вынесла в санбат», когда «горели небо и поля». Мелодия песни содержит рельефные акценты. Здесь и признание и утверждение, и клятва верности «на всю оставшуюся жизнь».
Тема верности вообще получила здесь оригинальное претворение. В музыке ощущается постоянное возвращение к тому героическому воодушевлению, которое должно сохраниться навсегда. Мелодия и сопровождение подчеркивают непреходящий характер того, что пережили солдаты войны, медицинские работники, которые «запомнили братство фронтовое, как завещание святое».
В. Баснер сам не нарушает завета верности военной теме. Его песни, написанные для других фильмов, например для «Блокады», раскрывают различные грани фронтовых событий, а главное, их непреходящей ценности для современника, всем сердцем ощущающего «опаленность войной». В его произведениях нет фотографической точности, непосредственной зарисовки конкретных ратных подвигов. Это взгляд на прошлое издалека, из сегодняшнего мира. Поэтому вполне естественно, что к осмыслению событий добавляются новые краски, новые мотивы.
Лирические песни 60-х годов обогатили советское песенное искусство новыми интонациями и стилевыми приемами. Композиторы стали шире использовать различные музыкальные пласты — мелодический строй городского фольклора, бытовой песенной стихии. Незадолго до смерти И. Дунаевский пророчески говорил о том, что со временем массы слушателей отдадут предпочтение произведениям, которым присуща мелодичность. Широкая публика проголосует, по словам композитора, за напевность.
Сочетание в песенном творчестве русского лирико-романсового мелоса с элементами массовой песенности получило отражение в сочинениях В. Баснера, Я. Френкеля. Эти композиторы создали ряд красивых, широких напевов, раскрыли эмоциональные возможности щедрой мелодики. Публицистическое начало сливается у них с лирическим. Их произведения меньше всего похожи на торжественные, предельно обобщенные гимны. Это скорее лирические, монологи героев, рассказывающих о себе, о близких людях, о страницах прошлого, о самом заветном.
Народный артист РСФСР, композитор Ян Абрамович Френкель (р. в 1920 г.) — автор музыки к драматическим спектаклям, кинофильмам, многих популярных песен, в том числе «Калина красная», «Русское поле»,. «Журавли», «Баллада о гитаре и труде». Он активно обогащает особое направление нашей лирической песенности, которое берет свое начало в поэзии городских окраин. Возрождение этого жанра в музыкальном творчестве последних десятилетий связано и с именем Н. Богословского. Произведения, созданные этими композиторами, поэтичны, эмоционально открыты, подчас даже слишком «чувствительны». Вспомните «Текстильный городок» Я. Френкеля (слова М. Танича). Лиризм этой песни помогает ощутить атмосферу жизни городка, простые и трогательные переживания незамужних девчат, которые в нем «составляют большинство».

«Достаточно назвать некоторые из его песен, — отмечает композитор Р. Щедрин, — «Русское поле» — музыкальный символ Отчизны нашей, «Журавли» и их светлой скорбью о погибших солдатах; взволнованно романтические «Годы». Достаточно назвать их, чтобы память воскресила полюбившиеся мелодии, и вы почувствовали сопричастность ко всему тому, о. чем поется в этих песнях» К
Френкель сочиняет и симфонические произведения, пишет музыку к кинофильмам, радиоспектаклям. Но подлинное призвание композитора, его истинный дар — песня. И именно она принесла ему всенародное признание. Его молодость прошла в Киеве. Здесь он учился в консерватории. В годы войны служил рядовым солдатом, работал во фронтовых концертных бригадах. Многообразные жизненные впечатления, которые накопились за долгие годы, «открылись» затем в его песенном творчестве.
Талант Френкеля восходит своими истоками к народному искусству. Многие читатели, знают и поют «Калину красную». Слова у этой песни народные. Возможно, поэтому некоторые полагают, что и музыка тоже народная. Между тем написал ее Ян Френкель. Известный сценарист, актер и режиссер Василий Шукшин, познакомившись с этой прекрасной песней, решил назвать и свой фильм так же — «Калина красная».
Русский бытовой романс напоминает поэтичная пес--ня Я. Френкеля «Русское поле» (слова И. Гофф). Она лишена широких декламационных интонаций. Это, как. бы внутренний монолог героя, осознающего свою «причастность» к неброской, но берущей за душу красоте русского поля. Выразительный щемящий напевный мотив этой песни несколько меланхоличен, окрашен светлой грустью.
Поле, русское поле,
Светит луна или падает снег.
Припев песни более подвижен, эмоционален. Здесь-возникает интонация открытого признания любви к Родине, повествовательное изложение сменяется наплывом лирической стихии.
Не сравнятся с тобой
Ни леса, ни моря.
Я. Френкель пишет не только элегические песни, которые как бы сродни мягкому напеву скрипок. У него есть и гимнические сочинения, например песня «Страна Октября» (слова Н. Доризо). Онa звучит спокойно, торжественно. В этой песне ощутимо фанфарное звучание. Однако и в ней господствуют лирическая стихия, мелодическая напевность, позволяющие всем сердцем ощутить «большие заботы» страны, которая дружит «со всеми земными народами». Это не только рассказ о Подвиге, но и о Доброте. Так в трактовку традиционно гимнически сен входит новая интонация, а сама тема-обнаруживает ранее не открытые грани. Припев песни — это своего рода клятва, она выражена интонационно, восклицательно-утвердительным тоном.
Композитор обладает несомненным даром отражать в песенном творчестве трудноуловимые душевные состояния. В его лирику входят неброские темы. Они нередко подсказаны каким-то нахлынувшим чувством — тоски, печали, неизъяснимым волнением, предвестием разлуки, размолвкой, ощущением предстоящей дороги, картиной природы. Вот, скажем, лирический герой видит кусты, потемневшие от дождя. Он думает об осени, которая приближается, а вместе с тем пробуждается горечь по поводу того, что «иные обиды забывать не умеют сердца». Не правда ли, кажется незатейливым содержание этой песни, но она покоряет, заставляет сочувствовать герою, переживать вместе с ним. Спокойная, вальсообразная мелодия песни «Август» (слова И. Гофф) несет в себе элегические настроения.
Видно, в августе сбыться не может, Что сбывается ранней весной.
А вот еще одно минутное состояние, лирико-бытовая зарисовка: «Стою под тополем, грызу травиночку». Это поэтический рассказ о неразделенной любви. Песня Френкеля «Стою под тополем» (слова Л. Вялкиной). Мелодия песни выражает печаль, но в ней нет драматизма, сгущения красок. Композитор находит такие выразительные средства, которые подчеркивают известную долю отчуждения от «безмерного горя». Речь идет о переживании, которое может уйти, забыться. Но вместе с тем «На сердце первая легла отметина».
Я. Френкель развивает также жанр эпических песен-поэм. К ним можно отнести произведения, написанные в наше время о войне. Трактовка этой темы сегодня существенно отличается от тех песен, которые рождены на полях военных сражений. Сейчас, когда конкретные события отгремевшей войны ушли в прошлое, авторы песен обращают внимание на такие стороны этой темы, когда фиксируется нечто обобщенное, символическое.
Война воспринимается сегодня уже через призму времени, поэтому конкретные эпизоды войны вбирают в себя особый смысл, поэтизируются. Возьмем, к примеру, neсню Я- Френкеля «Журавли» (слова Р. Гамзатова). Конечно, это произведение несет в себе лирическую интонацию. Однако символика в песне весьма напряженная.

Можно ли предположить, что погибшие герои войны воплотились в журавлей? Образ этот условен, но именно эта условность передает душевную боль за тех, кто не вернулся домой. Такое метафорическое изображение постоянного присутствия памяти о близких, реальности непрекращающегося диалога с ними производит сильное эмоциональное впечатление.
Трагически-романтизированное воспоминание, воплощенное в песне, усиливается музыкальными. «зонами», своеобразными поэтическими вокализами, которые еще более подчеркивают тему разлуки и душевной близости, тему духовного и постоянного общения с героями войны. Среди других песен подобного рода можно назвать «Балладу о красном знамени» О. Фельцмана, «За того парня» М. Фрадкина, «Балладу о братстве» И. Шамо, «Песню памяти Виктора Хары» И. Лученка и другие произведения.
Баллады-монологи, посвященные войне, отличаются, как правило, значительным внутренним развитием.
Герои песен Френкеля — моряки, космонавты, солдаты, девушки, ждущие возвращения новобранцев. Помните эту открытую, чуть застенчивую, вальсообразную мелодию:
Как тебе служится, С кем тебе дружится В дальнем твоем далеке?
Это из песни Я. Френкеля «Как тебе служится?» (слова М. Танича) — лирическая исповедь девушки, которая ждет письма от «молчаливого солдата». Да, письма приходят не часто, и, казалось бы, речь пойдет о неизбывной печали, о крушении любви, о расставании. Но в том-то и дело, что композитор, как уже говорилось, мастерски выражает преходящее, прихотливое, «набежавшее» настроение. Оно не поддается традиционной классификации — любовь, горе, расставание. Мысль о солдате словно бы застала девушку среди кипения жизни. Да, она вспоминает о нем и в листопад, и в дождевую слякоть, и у завьюженного окна. Но это не расслабляющая, унылая.грусть. Подвижный вальс олицетворяет кипение жизни. Вот почему песня оставляет впечатление оптимистическое, лукаво-грустное. Нам кажется, что секрет популярности песен Я. Френкеля именно в его способности откликнуться на особые состояния души, в которых можно отыскать и радость, и грусть, и усмешку. Это, быть может, не само переживание, а некий его абрис, своеобразный штрих. Вот почему его произведения обладают такой силой общительности, немедленно находят отзвук.
Песни Френкеля нередко захватывающе эмоциональны. Посмотрим, какую функцию выполняет вальсообразность в другой песне Френкеля — «Сколько видано» (слова И. Шаферана). Интонации этой песни типично «матросские». Какая лихость, напористость присуща музыке припева: «Эх, сколько видано, эх, перевидано»! Патриотическая песня в данном случае лишена прямолинейности, открытого декламационного выражения. В ней есть жанровая достоверность, бойкость и лирическая заразительность.
Космическая тема в творчестве Френкеля тоже решена своеобразно. В ней нет стремительного взлета ракет, шума космодромов, торжественной поступи покорителей высей. Опять-таки здесь попытка передать серьезность темы через настроение, воспоминание, индивидуальное ощущение мига вечности. Вот песня «Шаги» (слова А. Поперечного):
Бессонница шагает по земле,
По синим космодромам па заре.

Композитор стремится передать в музыке и в сопровождении невесомую мерность шагов — «по трапу, но траве, по белым облакам, по синеве». Но передать ее так, чтобы за каждым шагом слышались отзвуки миров. Умение в маленьком штрихе, наброске чувства, эскизе переживания передать большую, серьезную тему составляет сильную сторону лирического таланта Я. Френкеля.
Еще одна жанровая разновидность песен драматического и героического содержания, рожденная в 60-е годы, — песня-манифест. Этим произведениям присуща углубленная трактовка этических проблем. По существу, это нравственная исповедь, облеченная в форму страстного выражения конкретной, выстраданной идеи. Многие из этих песен читатель без труда мог бы назвать сам, потому что они формулируют, раскрывают какой-нибудь нравственный жизненный принцип. Именно в этом смысле они являются поэтическими манифестами.
Потребность в такой песне остро ощущалась в 60-е годы. Пожалуй, первыми почувствовали этот творческий заказ времени композитор Э. Колмановский и поэт К. Ваншенкин. Они угадали потребность в такой песне и дали первые образцы песен-манифестов. Одна из них—«Я люблю тебя, жизнь!».
Эдуард Савельевич Колмановский (р. в 1923 г.), народный артист РСФСР (1981). Создал музыку к спектаклям «Женский монастырь», «Сталевары», многим кинофильмам, музыкальную сказку «Белоснежка». Широко популярны его песни «Хотят ли русские войны?», «Я люблю тебя, жизнь». В песне «Я люблю тебя, жизнь» сильна лирическая интонация. Речь идет о страстной влюбленности в жизнь со всеми ее перипетиями, сложными-коллизиями и переживаниями. Но тема трактована не совсем обычно. Точнее сказать, лирическая тема обретает здесь не только интонацию трепетности, нежности. Пожалуй, в большей степени характеризует в данном случае это произведение торжественно-исповедальное звучание;
Я люблю тебя, жизнь!
Что само по себе и не ново.
Я люблю тебя жизнь!
Я люблю тебя снова и снова!
В песнях-манифестах часто формулируется какая-нибудь основная мысль, вокруг которой выстраивается содержание песни. Эти ключевые, смысловые «центры» вроде «надо мечтать», «не забывай*о пройденном», «нельзя нам прожить без правды», «на смену придут нам другие, моложе и лучше нас» находят отклик в сердцах слушателей, становятся современными заповедями советского человека.
Среди других песен-манифестов можно назвать также «Славлю мою Советскую Родину», «Мы — коммунисты» С. Туликова, «Коммунары не будут рабами» И. Ковача, «Плакат», «Партбилеты» А. Флярковского. Это песни о жизни, о восприятии мира, о нашем мироощущении.
Творчеству Э. Колмановского присущи широта и разнообразие. Он может написать незатейливую лирическую песню, пленяющую безыскусностью, и изложить жизненный манифест в гимнической, величавой форме. Но во всех своих произведениях композитор сохраняет верность основному выраженному им принципу — любить жизнь в ее разных проявлениях, в ее извечных темах, постоянно возобновляемых ситуациях, непроходящих сюжетах.
Неторопливо развивается мелодия песни Э. Колмановского «Журавленок» (слова И. Шаферана). В образе журавленка поэтически олицетворены свойства юности, ёе порывистость, жизненная неопытность, рождающаяся одухотворенность. Содержание песни выражено заповедью навсегда запомнить «шум берез и тот крутой откос, где мать увидела тебя летящим». Замедление мелодии в конце песни помогает как бы ощутить широту просторов, значимость самой темы верности Родине.
Обычно в песнях Э. Колмановского присутствует один какой-нибудь поэтический образ, вокруг которого строится все изложение темы. Например, в песне «Товарищ гитаоа» (слова Е. Евтушенко) это образ гитары, которая сопровождает молодежь в ночных поездах, в атаках и дремучей тайге.
Ты со мною, товарищ гитара,
На веревочке, веревочке простой.
В творчество Э. Колмановского вошла песенность народных менестрелей и бардов, новая интонационная образность, помогающая прочувствовать романтику костров, таежных перевалов, жизненных перипетий. Композитор успешно развивает и заложенные А. Островским традиции— так называемой дворовой лирики. Вспомним в связи с этим песни Э. Колмановского «Тишина» (слова В. Орлова), «Вальс о вальсе» (слова Е. Евтушенко), «Бирюсинка» (слова Л. Ошанина), «Где ты раньше был?» (слова Е. Долматовского). Это задушевная, плавная мелодия. Ей свойственны вопросительные интонации, отражающие душевную тревогу, печаль по поводу многолетнего ожидания «улыбки и тепла». Произведение представляет собой исповедь женщины:
Где ты раньше был —
Сколько дней и лет,
Мой единственный, где же ты был?
Характерная особенность песенной лирики 60-х годов состоит в том, что она значительно расширила круг жизненных тем, сферу душевных переживаний, воплощенных в данном жанре. Раньше композиторы, как правило, рассказывали о чувствах мужчины, лирического героя, ищущего любви, признания, счастья. Теперь все чаще в лирику входят темы чисто «женские», углубляющие наше представление о превратностях чувства, о многообразии жизненных ситуаций, о верности и отзывчивом тепле.
Э. Колмановский стремится к обобщенности интонаций, к музыкальному воплощению жизненных заповедей. Вспомним его песню «Лишь одна» (слова Р. Гамзатова).
Это своеобразная притча, отражающая народную мудрость:
Годы, встав на стремена,
Мчат, связуя времена,
Сколько лет дано ни будет
Жизнь дается нам одна.

Тема цельности мира в любви, в борьбе за честь, в познании истины получила в песне убедительное и яркое музыкальное воплощение. Неторопливое развитие мелодии как бы подчеркивает раздумчивость схваченной интонации. Ведь это действительно размышление о самом сокровенном, нерушимом, что не поддается тлению. Это
открытие вечных законов жизни. Но вместе с тем Э. Колмановский раскрывает тему как выстраданную, а не полученную в «готовом виде». Отсюда лиризм, искренность
всех выразительных средств, использованных композитором.
Мелодике Колмановского присущи лукавство, особая легкость, поэтичность. Музыка его зачастую максимально приближена к разговорной интонации, к бытовой повседневной речи. Отсюда характерные повторы слов, речевых оборотов, воплощенных в музыке: «просто я работаю, просто я работаю волшебником». В этой песне на слова Л. Ошанина общее оживленное изложение темы как бы контрастирует с растянутым мелодическим оборотом, завершающим припев. На слове «волшебником» изложение мелодии замедляется, обретает черты добродушной усмешки, ^то придает песне специфическую интонацию, превращает повествование в затейливый, эмоционально насыщенный рассказ.
Некоторые произведения Э. Колмановского впервые прозвучали с экрана и театральной сцены. Например, его песня «Ты говоришь мне о любви» (слова Л. Дербенева и И. Шаферана) из телефильма «Три дня в Москве». Мелодия этой песни льется свободно, как бы импровизационно. Запев рассказывает о любви, которая еще не стала судьбой. Само произведение воспринимается как своеобразный диалог двух лиц. Запев воплощает интонацию спокойную, рассудительную, разговорную.
Элегическими настроениями пронизаны его песни: «Тишина», «Вальс о вальсе» Первое произведение — это рассказ об утраченном счастье, о горечи томительной разлуки Другое воспевает романтику освоения новых просторов:
Вальс у костра, где-то в тайге сейчас,
И Ангара подпевает, волнуясь.
В творчестве Колмановского немало мужественных, Героических песен, тяготеющих к балладности. Среди них — «Наше дело семейное» (слова Е. Долматовского), «Рыцари без страха и упрека» (слова К. Ваншенкина) и другие. В них, как нам кажется, «спорят» не героика и Чувство, а возникает своеобразное сопоставление разных настроений, чаще всего лирического содержания. Если в лирике Пахмутовой, как уже говорилось, непосредственная эмоциональность приглушается суровостью, мужественностью, то в творчестве Колмановского тот же эффект, позволяющий избежать аффектации, достигается сопоставлением разных душевных состояний. Например, в песне «Наше дело семейное» есть черты повествовательное™, восхищение героикой выражено через воспоминание:
А начнем легенду с прадеда,
Как служил он в Первой конной
В песне «Рыцари без страха и упрека» используется прием прямого эмоционального обращения:
Дорогие сверстники, товарищи мои, Рыцари без страха и упрека!

Особое место в песенной лирике Э. Колмановского занимает военная тема. Она воплощается в разных сюжетах, в разных подходах. Иногда опосредованно, одним штрихом. Например, в песне «Вы служите, мы вас подождем» (слова К. Ваншенкина). Чаще всего эта тема входит в музыку Колмановского открыто, броско («Ребят позабыть не могу», «Алеша»). Если в минувшие десятилетия песня служила истоком крупной музыкальной формы-оперы или симфонии, можно видеть и ее противоположную тенденцию. Сама песня как бы вбирает в себя элементы развернутой выразительности, строится по законам сложного развития. Дело не только в том, что в песне проходят мелодии известных симфоний. Нередко сами песни «симфонизируются», оркестровое сопровождение создает драматургически насыщенную картину. Вот, например, песня-баллада Э. Колмановского «Ребят позабыть не могу» (слова К. Ваншенкина). Ее содержание — воспоминание о войне. По своей форме — это детализированная «симфоническая» песня для большого хора и большого оркестра. На словах песни «по юности нашей война прокатилась» в оркестре проходит тема фашистского нашествия из Седьмой, «Ленинградской», симфонии Д. Шостаковича. Введение в оркестровую ткань баллады этой темы вполне органично. Таким образом, написанная в характерной для Э. Колмановского интонационной манере драматическая баллада «Ребят позабыть не могу» развивает новые возможности данного жанра.
Композитор подчеркивает в своем творчестве близость ратного подвига и героики мирного времени, когда на долю людей выпадают тяжелые испытания. Вспомним песню Э. Колмановского «Картофельное поле» (слова Е. Долматовского) В ней рассказывается о подвиге студента из Орши Михаила Мороза, который спас людей от смертоносного взрыва. Музыка этой песни запоминается суровым лиризмом, способностью выразить полное напряжение духовных сил человека.
В тот миг узнало поле Порыв железной воли: Уносит внук солдата Снаряд, к груди прижатый.
В духе эпического обращения к достоинству сильных и благородных рыцарей написана песня Э. Колмановского «Мужчины» (слова В. Солоухина) Мелодия этой песни строится на четких рельефных акцентах Музыкальные взлеты на фразе «мужчины, мужчины, мужчины» подчеркивают серьезность темы, ее исповедальную силу. Это произведение — образец мужественной рыцарской повествовательности:
Во время военной кручины В полях в ковылях, на снегу Мужчины, мужчины, мужчины Пути заступали врагу
Многообразное по тематике, специфическое по интонационному строю творчество Э. Колмановского существенно обогатило выразительные возможности жанра. По его словам, песня — это чудо, о котором может поведать лишь она сама. «Разве не чудо,— отмечает композитор,— что люди, говорящие на разных языках, поют одни и те же советские песни? Это ли не пример высшего предназначения искусства, служащего духовному объединению человечества?» Эти слова композитора
хорошо выражают идейно-художественную направленное п> <лч) песенного искусства.
В 30-е годы отчетливо выявился еще один художественный процесс. Советское музыкальное искусство обогатилось национальной песенностью. Такие композиторы, как А. Бабаев, А. Бабаджанян, А. Долуханян, А. Фаттах, привнесли в песенную культуру новые музыкальные интонации, новые ладовые и гармонические краски. Например, многие из любителей искусства знают и поют гимнические песни А. Долуханяна «И мы в то время будем жить», «Родина моя» (слова М. Лисянского). В первом из этих произведений мелодия развивается плавно, торжественно. Музыкальное развитие песни строится поначалу повествовательно, как будто на одном звуке, без широких мелодических взлетов:
Когда с вершины завоеванной Глядишь ты, Родина, вперед.
Эта мелодия запоминается свободным кантилениым изложением темы. Затем в последующем развитии мелодия все больше динамизируется, появляется мелодическое движение вверх, возникает интонация призыва, пафосного утверждения:
И станет жизнь прекрасной песнею.
И мы в то время будем жить.
Романтично звучит также песня А. Долуханяна «Сердце Родины» (слова Н. Доризо). Мелодия ее развивается умеренно, спокойно. Но присущая песне величальность пронизана лирическим чувством, трепетностью «гулкой ночной тишины», когда слышны над планетой куранты. Вместо припева композитор использует, по сути дела, одно предложение: «Сердце Ленина, сердце Партии, сердце Родины слышится мне». Эта своеобразная поэтичная концовка очень точно раскрывает идейно-художественный замысел песни.
Яркие, своеобычные песенные интонации слышны в произведениях А. Фаттаха. Патриотическую тему этот композитор решает оригинально, мягко, поэтично. Легкие, подвижные мелодии танцевального типа рассказывают о том, как герой песни «влюбленными глазами» оглядывает землю, столетнюю ракиту, густую рожь («Там, где Родина моя», слова Ю. Полухина). В другой песне «Городок моей невесты» (слова М. Лисянского) вальсообразная мелодия повествует о «крае лесов и синих вод», о городке, где живет невеста. А кто не помнит озорную, чуть кокетливую мелодию песни «Хороши вечера на Оби» (слова В. Семериина)? Сколько лукавства, неподдельной жизнерадостности содержит просьба героини «подсобить» ей, чтобы она научилась «танцевать да плясать», «петь да тебя целовать». Все эти произведения пронизаны своеобразной танцевальной стихией, вспоены национальной песенностью.
Андрей Яковлевич Эшпай (р. в 1925 г.) вошел в советское песенное искусство еще в начале 50-х годов. В 60-е годы он заявил о себе как композитор своеобразно романтического склада. Он — народный артист РСФСР, автор балета «Ангара» (1976), симфонии «Хвала Свету», кантаты «Ленин с нами». В 1976 г. получил Государственную премию СССР. Самым важным для него служит стремление отразить многообразие душевных переживаний своих современников, их неповторимые чувства и эмоциональные реакции. Об Эшпае уже в 60-е годы сразу заговорили как о последователе А. Хачатуряна. Именно к этому непревзойденному мастеру восходит возвышенный лиризм и трепетная поэтичность, яркая своеобразная экспрессия и увлеченность непреходящей красотой современной жизни, присущие А. Эшпаю.
Песни А. Эшпая всегда эмоционально насыщены. Вспомним; например, его «Песню о дружбе» (слова В. Карпеко и Г. Регистана). Бодрая, крылатая мелодия вводит нас в атмосферу дымящих портов, где открыты «двери сердца». Мелодия припева этой песни акцентированная, передающая дух коллективизма, суровой и требовательной дружбы:
Ребята настоящие, Нам док, что дом родной, Товарищ за товарища Всегда стоит стеной!
В этом произведении композитор воссоздает два образа юности, нераздельных, нерасторжимых в своем собирательном единстве. Первый характер — мечтательно-озорной, подвижный, второй — элегический, раздумчивый, спокойный. Замысел реализуется в двух частях песни — в запеве и припеве, которые и воспроизводят эти столь непохожие образы. Начало припева в песне («ребята настоящие») сопровождается не только новым тональным сдвигом, но и другими изменениями интонационной драматургии. Однако, в сущности, эти характеры — грани одного прототипа — молодого героя нашего времени.
Творчество Л. Эшпая от песни к песне обогащается новыми оврл:жымм прозрениями, творческими находками, оригинальными поисками. Действительно, многие шпоры сумели написать немало хороших песен. Но создать ярко индивидуальный стиль удалось далеко не каждому. Эшпай принадлежит к числу тех, кому это оказалось по плечу. Его творчество отражает своеобразные поиски нового содержания, нового популярного языка.

Вот, например, одна из самых известных песен А. Эшпая «Я сказал тебе не все слова». Здесь филигранно отделана каждая интонация. Сама суть песни, присущий ей эмоциональный характер образности диктуют тонкость ладовых вариаций, используемых композитором. Лирический настрой произведения, поэтичность повествования укрепляются различными выразительными средствами. Например, слова любовного признания («если б догадалась») сопряжены с задумчивой остановкой, за которой следует мечтательная пауза.
Эшпай создал множество ярких, выразительных, «ветвистых» мелодий. Он одухотворил мир причудливо-изысканной лирики, подарив слушателям поэтичные образы юности, борьбы, движения и устремленности. Его творчество воодушевлено идеями правды, чести, мужества и благородства. В Эшпае, как подчеркивает музыковед Ю. С. Корев, слышен и Дунаевский, и Соловьев-Седой, и Мокроусов, Блантер, Фрадкин, Хренников. Все это часть его музыкального мира.
60-е годы необычайно расширили тематику советского песенного искусства. Ярко заявило о себе творчество оригинальных и самобытных композиторских талантов. Это привело к обогащению жанровой палитры массовой песни.