А. Николаев- Фортепианное наследие Чайковского

Чайковский (книги, литература)



Музыкальная литаратура, ноты

 

4. «ДЕТСКИЙ АЛЬБОМ»

 

 

«Сборник легких пьес для детей» ор. 39 занимает особое место в фортепианном наследии Чайковского и по своей тематике и по особенностям фортепианного изложения. В этом альбоме отражен детский мир, обрисованный композитором с удивительной чуткостью и тонким пониманием детского восприятия жизни. Чайковский любил детей, часами готов был. возиться с ребятами, наслаждаясь их болтовней, испытывая острое чувство жалости к больным детям, стремясь доставить радость и удовольствие каждому ребенку, с которым он встречался. Вспомним, например, его письма к Н. Ф. Мекк, где он восторженно пишет о своем любимом племяннике Бобе Давыдове, создавая целым рядом тонко подмеченных черт прелестный облик живого, активного ребенка, вспомним его нежное отношение к глухонемому мальчику Коле Конради — воспитаннику Модеста Ильича Чайковского, или к Володе Склифасовскому, раннюю смерть которого он горько оплакивал. Любовью к детям были вызваны и хлопоты Чайковского об открытии школы в Майданове.
И дети чувствовали эту любовь, привязывались к Чайковскому, видя в нем нежного и заботливого друга. В Клину ребята буквально преследовали его, стоило лишь ему выйти из дому.

Чайковского пленяла в детях непосредственность проявления Чувств, способность беззаботно радоваться жизни. Дети были символом весны жизни, далекой от мрака, от горьких мыслей о смерти. И в то же время светлый детский мир был мирам глубоких, самых искренних и чистых чувств и переживаний.
«Детский альбом» связан с жизнью и бытом детей той среды, которая окружала композитора и была ему дорогой и близкой. Некоторые из этих картинок далекого прошлого чужды нашей современности, и такие пьески, как «Утренняя молитва» или «В церкви», даже мало понятны советским ребятам. Их окружают другие звуки, иные образы живой действительности. Они не услышат теперь скрипучих звуков расстроенной шарманки и голоса уличного шарманщика, быть может, не все из них воспримут так, как дети прошлого века, и многие другие образы, зарисованные композитором.
Поэтому, раскрывая ученику содержание таких пьесок, как.«Шарманщик поет», «Нянина сказка», «Баба-Яга», педагог должен ввести ученика в круг тех образов, которые служили основой для создания этих музыкальных картинок; рассказать про уличных шарманщиков, расспросить ученика, знает ли он старые русские сказки, рассказать ему о них.
Но большинство пьес и в наше время не утратило своего обаяния; они остались доступными и понятными детям, потому что в них рассказывается простым и ясным языком то, что близко и интересно каждому ребенку.
Этот цикл из 24 пьес не связан единой тематикой. В нем представлен пестрый мир детских игр, танцев и случайных впечатлений, объединенных главным образом общностью творческой задачи — создания музыки для детей, а не для взрослых.-
Эти пьески очень различны и по степени трудности, так как наряду с весьма легкими (доступными даже в пределах конца первого — начала второго года обучения), в сборнике есть пьесы, требующие от ученика довольно значительной подвинутое. Но все же в целом Чайковскому удалось найти сравнительно легкие приемы изложения.
Даже самые сложные пьесы, как например, «Игра в лошадки», «Баба-Яга», «Песнь жаворонка», «Сладкая греза», дети могут играть на 3—4 году обучения.
В то же время, несмотря на специфичность такой творческой задачи, в этих пьесах весьма рельефно выражены черты, характерные для фортепианных миниатюр Чайковского. В «Детском альбоме» можно найти «фортепианные романсы» («Итальянская песенка», «Сладкая греза», «Шарманщик поет»), поэтическое претворение бытовых танцев («Вальс», «Мазурка», «Полька»), жанровые сцены в русском народном духе («Русская песня», «Мужик на гармонике играет», «Камаринская»), лирические пейзажи и картины природы («Зимнее утро», «Песня жаворонка»). К русскомународному жанру можно отнести и две пьески: «Нянинаа сказка», «Баба-Яга».

Сочиняя эти пьесы, Чайковский взял за образец «Альбом для юношества» Шумана.
Действительно, между этими двумя сборниками есть связь, выражающаяся в родственности фортепианного изложения и в выборе сюжетов. В обоих сборниках есть детские игры («Смелый наездник»— у Шумана, «Игра в лошадки» — у Чайковского), марши, народные песни, картинки природы («Зима» — у Шумана, «Зимнее утро» — у Чайковского), маленькие «романсы», сказки и т. п.
Но, несмотря на это сходство, оба сборника весьма различны: «Детский альбом» Чайковского отличается от «Альбома» Шумана тем, что, хотя в нем и много «европейских» мотивов (итальянская, французская, немецкая, неаполитанская песни, «общеевропейский» стиль «Вальса», «Мазурки», «Польки), он воспринимается именно как русская музыка, как серия картинок, посвященных жизни и быту русских детей.
На фоне таких пьес, как «Зимнее утро», «Русская песня»> «Мужик на гармонике играет», «Камаринская», «Нянина сказка», «Баба-Яга»,— все эти «заморские» итальянские, французские и другие песенки приобретают такой же характер, как какая-нибудь сказочка про то, что происходит «в некотором царстве, в некотором государстве»; с другой стороны, так же, как «Вальс» или «Мазурка»,— пьесы этого жанра пропитаны духом бытовой, «городской» русской музыки, близкой детям, передающей интонации той, «музыки взрослых», которая проникает в детское сознание, как музыка из «большого» мира.
Совершенно особым очарованием полны пьески, посвященные детским играм. Это, пожалуй, никем не превзойденное проникновение в сферу детской фантазии, в волшебное царство грез ребенка, в ту страну детства, где побывали когда-то все мы, взрослые люди.
Лишь большим художникам удается не только сохранить. в своем сознании чувства и образы ушедшего в прошлое детства, но и передать их на музыке своего искусства.
Замечательна в этом отношении маленькая трилогия «Болезнь куклы», «Похороны куклы», «Новая кукла». Это игра (ведь героями действия являются куклы), но подобно оживающим куклам в «Щелкунчике» здесь куклы тоже- «оживают». «Болезнь», «Похороны», «Новая кукла» воспринимаются как отражение подлинной, «настоящей» жизни..
Отсюда серьезность, эмоциональная яркость и реалистическая образность этих трех картинок — «событий». Нельзя не отметить, что Чайковского часто упрекают за слишком трагический (как в настоящем похоронном марше) характер «Похорон куклы». (По этим соображениям в издании Музгиза 1929 года эта пьеса была даже изъята из сборника!).
Для каждой пьески композитор нашел поразительно простые и в то же время яркие образы.
Медленное, тягучее движение (во время болезни обычно ведь «скучно») с грустными интонациями мелодии, где, подобно вздохам, неоднократно повторяется фигура ниспадающих звуков, рельефно передает печальное настроение:

Нотный сборник


Торжественно и строго, как в настоящем траурном шествии, звучит похоронный марш. В смысле фортепианного изложения он чрезвычайно прост, но скромными средствами здесь передан и четкий ритм, и мрачный колорит, и само движение процессии, как бы проходящей перед слушателем (постепенное динамическое нарастание, начинающееся pianissimo — «издалека», достигающее mezzo forte и снова замирающее к концу пьесы).
И, наконец, в «Новой кукле» с удивительной яркостью передачи чувства восторженной радости обрисовано совершенно иное душевное состояние. Ритмическим пульсом устремляющейся вверх мелодии, легкостью гибкого прерывистого движения мелодического "рисунка в средней части пьески Чайковский создает атмосферу детского счастья. Характерно: в этой миниатюре сочетание светлых прозрачных красок с вальсовым ритмом. Здесь ритмическая формула вальса тесно связана с праздничной приподнятостью настроения всей пьесы.
И весь этот художественный образ, как тонкий и выразительный рисунок, набросанный рукой большого мастера, создан простейшими приемами фортепианного изложения.
В самом деле, что может быть лаконичнее и проще такого строения музыкальной ткани:

Скачать ноты для фортепиано


В «Детском альбоме» мы узнаем характерный «фортепианный почерк» Чайковского, сохраняющий свои основные, типичные черты. Здесь как бы в уменьшенных масштабах, в облегченном изложении представлены почти все технические формулы, встречающиеся во «Временах года» и в других миниатюрах Чайковского.
Интересно, что Чайковский, никогда не преподававший детям, мало соприкасавшийся с вопросом обучения игре на фортепиано, проявил превосходное знание фортепианного изложения, доступного детским рукам. Во всем сборнике нет, например, ни одной октавы или аккорда, расположенного шире, чем в пределах септимы. Ни в одной пьесе мы не найдем одновременного сочетания крайних регистров клавиатуры, требующих широкого расстояния между руками.
Нижний регистр (контр- и субконтроктавы) вообще не используется, а звуки в самых высоких октавах встречаются только в пьеске «Песня жаворонка». Значительно проще по рисунку и сама ткань этих произведений. Обычная много элементность изложения, имитации, подголоски, характерные для Чайковского, здесь почти отсутствуют.

Преимущественное место в серии этих пьес занимает аккордовая техника, но, как мы отмечали выше, всюду аккорды использованы с учетом физических возможностей детской руки.
Аккордовый аккомпанемент в партий левой руки характерен для таких пьесок, как «Вальс», «Мазурка», «Итальянская полька», «Немецкая песенка», «Неаполитанская песенка», «Шарманщик поет», т. е. для таких музыкальных картинок, где певучего характера мелодия в партии правой руки поддерживается сопровождением, четко выявляющим гармоническую основу.
Другой тип фортепианного изложения — почти сплошная гармонизация мелодии, образующая движение аккордами, расположенными в обеих руках. Такой рисунок мы видим в «Утренней молитве», «Зимнем утре», «Марше деревянных солдатиков», «Похоронах куклы», «Няниной сказке» и т. п. Особенно плотная аккордовая ткань встречается в пьеске «Мужик на гармонике играет», где имитируется звучание гармоники остроумным приемом использования доминантсептаккорда в тесном расположении, довольно пронзительно и резко звучащего в среднем регистре фортепиано.
На сплошном аккордовом движении, но совсем иного характера, построена пьеса «Игра в лошадки». Это тип маленькой токкаты, для которой характерен быстрый темп, легкость кистевого движения, четкая стаккатная звучность: вся пьеса изложена в четырехголосйых аккордах по два звука в партии каждой руки.
Различным рисункам staccato уделено вообще много места в этом сборнике. Такие же пьески в русском стиле, как «Камаринская», «Баба-яга», где staccato является основным приемом, относятся к жанру русских народных сцен. Но если в музыке для взрослых рисуется русский народный быт, то тут жанр связывается также и с элементами фантастики, с классическими персонажами русских народных сказок («Баба-Яга» и «Нянина сказка»).
В альбоме есть и много эпизодов, дающих маленьким пианистам навыки игры legato; в основе таких, песенного склада, пьесок лежит характерное для Чайковского преодоление сухости фортепиано, умение «петь» на инструменте. Помимо «романсов» с аккордовым аккомпанементом (как, например, «Итальянская песенка», «Шарманщик поет»), в «Альбоме» есть и пьески, где в партиях обеих рук сохраняется легатный рисунок («Мама», «Старинная французская песенка», «Сладкая греза»). Эти маленькие лирические пьесы служат превосходным материалом для развития выразительной фразировки и овладения одной из важнейших сторон техники игры на фортепиано — игрой legato. Характерно при этом, что в пьесках, требующих быстрого темпа, Чайковский пользуется главным образом приемами staccoto, legato же употребляется именно в медленных, певучих пьесках. Быстрого «пальцевого» legato, гаммообразной техники или каких-либо подвижных мелодических фигурации мы не найдем в этом сборнике, так же как не встретим ни одного пассажа или орнаментального украшения.
Если пальцевое legato и имеет здесь иногда применение, то лишь в некоторых фигурах, как, например, в «Вальсе»:

Ноты Чайковского

или в «Песне жаворонка»:

Ноты для фортепиано


не требующих подкладывания первого пальца.
Для всех вообще пьес этого сборника характерны короткие штрихи и приемы позиционной техники, когда рука переносится с места на место в моментах паузирования или в перерывах между короткими лигами, сохраняя почти неизменное, первоначальное положение пальцев. Примером подобного позиционного перемещения, коротких штрихов и частого паузирования может служить такой тип изложения:

Скачать ноты

Помимо того, что эта манера изложения вообще свойственна фортепианному стилю Чайковского, несомненно им учитывалась при этом и определенная педагогическая задача.
То, что в «Детском альбоме» преобладают формы техники, требующие движения всей руки, развития кистевой, аккордовой стаккатной техники а не «мелких», «пальцевых» легатных движений, показывает, что Чайковский предпологал развитие исполнительских навыков, исходя не из принципов фортепианной педагогики старинной школы начала XIX века, а придерживаясь более прогрессивных взглядов, связанных в» большой мере с педагогическими принципами Листа. Как известно, Лист был одним из первых пианистов, считавших, что основой развития фортепианной техники являются не «пальцевые» («изолированные», как их условно именуют пианисты) движения, а свободные, «крупные» движения всей рукой. Поэтому Лист предлагал переходить к развитию пальцевой беглости после того, как учащийся овладеет навыками «крупной» техники и привыкнет к ощущению свободы движений. Педагоги же старой школы, наоборот, стремились с самых первых шагов обучения развивать пальцы при неподвижном положения вышележащих частей руки.

Мы упоминаем об этом для того, чтобы подчеркнуть, что сборник Чайковского является одним из лучших образцов детской музыкальной литературы не только по художественным своим достоинствам, но и по фортепианному изложению. «Детский альбом» — важный вклад в мировую фортепианную литературу, послужил примером для целого ряда произведений, написанных композиторами разных стран. Под несомненным влиянием Чайковского находятся почти все русские композиторы— авторы детских пьес.
Вспомним о сборниках Гречанинова, Гедике, Кабалевского и о многих других альбомах и отдельных детских пьесах: всюду в той или иной степени сказывается это влияние.
Но не каждому композитору удалось, подобно Чайковскому, сочетать простоту и легкость фортепианного изложения с педагогической целесообразностью приемов, а главное, создать в миниатюрных формах произведения подлинно художественные, искренние и правдивые.