Мераб Парцхаладзе - Портрет советского композитора

Музыкальная литература

Ноты



Книга посвящена жизни и творчеству известного советского композитора Мераба Алексеевича Парцхаладзе, чьи произведения для детей, для театра и кино хорошо известны слушателям. Он автор многих популярных камерных произведений. Большое количество. нотных примеров и иллюстраций помогут читателю представить многогранную творческую деятельность композитора. Книга предназначена для широкого круга любителей музыки

 

 

Скачать книгу

Портреты советских композиторов
Мераб Парцхаладзе

очерк жизни и творчества
А. Богданова
"Советский композитор", 1985г.
(pdf 7.98 Мб)

Содержание:

 

Мераб Алексеевич Парцхаладзе — известный советский композитор, заслуженный деятель искусств РСФСР и Грузинской ССР, чьи произведения хорошо известны слушателям. Творческие интересы композитора широки и разносторонни. Его перу принадлежит Концерт для фортепиано с оркестром, симфоническая поэма «Нестан» (по мотивам поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре»), скрипичная соната, квартет, множество хоров, песен, романсов, музыка к кинофильмам, спектаклям и радиопостановкам.
«Творчество Мераба Парцхаладзе для меня столь же привлекательно, как и его личность. Я нахожу в его музыке красочность, ярко выраженное эмоциональное начало, мелодичность, почвенность, всегда высокий профессионализм» (А. Эшпай).
Особенно популярна музыка Парцхаладзе для детей. Чтобы писать для малышей, мало обладать талантом, мастерством, художественным видением мира, знанием детской психологии и исполнительских возможностей возраста. Истинно прекрасное и увлекательное для малышей может творить лишь тот, кто сам по себе излучает доброту, а музыка тогда полна сердечности, доверительности и высокой поэтичности.
Творчество Парцхаладзе глубоко индивидуально, самобытно и современно, В этом секрет его долгого и радостного общения со слушателями.

.„25 апреля 1949 года. В Большом зале Московской консерватории заключительный концерт первого Всесоюзного смотра композиторов-студентов. В нем участвовало немало талантливых молодых композиторов — А. Холмиков, К- Молчанов, Г. Галынин, А. Бабаев, А. Кулиев, С. Цинцадзе. На сцену выходит студент второго курса Тбилисской консерватории Мераб Парцхаладзе. Темпераментно, свежо прозвучала в авторском исполнении его концертная пьеса для фортепиано «Пандурули» (токката). Остроритмическая, эффектная, ярко национальная по характеру пьеса покорила зал, молодого автора долго не отпускали со сцены. За кулисами М. Парцхаладзе поздравляли товарищи. Вдруг он услышал грузинскую речь —незнакомый юноша горячо приветствовал земляка. Это был Сулхан Цинцадзе — студент Московской консерватории. С. Цинцадзе настоятельно советовал М. Парцхаладзе продолжить занятия в Московской консерватории.
Смотр стал поворотным моментом в творческой биографии Парцхаладзе. Вся дальнейшая его жизнь связана с Москвой.
Мераб Парцхаладзе родился 15 декабря 1924 года в семье грузинского композитора, этнографа, педагога Алексея Алексеевича Парцхаладзе.
Личность отца сильно повлияла на становление характера Мераба. Алексей Парцхаладзе был выходцем из многодетной бедной крестьянской семьи. Рано потеряв отца, Алексей Парцхаладзе с детства работал, чтобы помогать семье. В поселке Хони, где прошло его детство, он начал заниматься музыкой. Любопытно, что первым его учителем был чешский музыкант Гаудек, который жил в то время в Хони и преподавал в Педагогической семинарии. Позже, продолжив занятия в Тбилисском педагогическом институте, Алексей Парцхаладзе занимался там у И. Борисова (по классу скрипки и фортепиано), В. Семигалова (по классу фортепиано).
С юных лет Алексея Парцхаладзе увлекала просветительская деятельность: еще 14-летним мальчиком он организовал в Хони ученический струнный оркестр, который устраивал музыкальные вечера в поселке и его окрестностях.
Отец будущего композитора получил разностороннее образование: в Тбилисском политехническом институте он изучал, физику, математику, знал-латынь. Но наряду с этим увлекался музыкой, писал фортепианные пьесы, песни.
В Тбилиси Алексею Парцхаладзе посчастливилось познакомиться с крупнейшими композиторами 3. Палиашвили и Д. Аракишвили. Тогда же известный педагог, автор
либретто.оперы Палиашвили «Абесалом и Этери» П. Мириапашвили, угадав,масштаб,дарования начинающего композитора, предложил ему совместно написать оперу, П. Мирианашвили,создал либретто, а А, Парцхаладзе—музыку
своей первой оперы (в 5 актах) «Майя» —на сюжет из грузинской истории. Но оперу не приняли к постановке: автору явно недоставало профессиональных знаний. Поэтому художественный' совет театра содействовал - поступлению его на композиторский факультет. Тбилисской консерватории. Он учился у прекрасных педагогов, представитег
лей разных национальных школ — у Ипполитова-Иванова, Палиашвили, Аракишвили, Бархударяна.; На жизнь зарабатывал уроками: преподавал физику, а также пение в общеобразовательных школах.
1929 год, Батуми. В столицу Аджарской АССР переехала из Тбилиси семья композитора Алексея Алексеевича Парцхаладзе с пятилетним сыном Мерабом. Алексей Алексеевич был приглашен в Батуми на должность заведующего- учебной частью Аджарского музыкального училища его тогдашним директором М. А. Балаичивадзе. Это было в то время единственное музыкальное учебное заведение в Аджарии. С 1936 года А. А. Парцхаладзе — директор училища и преподаватель теоретических дисциплин. В училище были открыты не только традиционные классы (вокала,, хорового дирижирования, фортепиано, всех видов смычковых и духовых инструментов), но и класс национальных "грузинских инструментов — чонгури и чибони, где специально готовили преподавателей музыки начальных школ
и детских садов. Даже сейчас, спустя полвека, удивляет широта подхода А. А. Парцхаладзе к подготовке музыкальных кадров, разнообразие специальностей/которыми овладевали выпускники.
Педагогическая работа была лишь одним из проявлений одаренной натуры Алексея Алексеевича, Он занимался изучением фольклора Западной Грузии, провел несколько экспедиций, записывая народные песни и инструментальную музыку. В 1936 году А. А. Парцхаладзе издал первый сборник аджарских народных песен и танцев. Надо было быть подлинным1 энтузиастом, чтобы не имея никакой специальной полиграфической базы, выпустить этот, музыкальный сборник; композитор сам делал нотные клише, сам участвовал в печатании нот в газетной типографии.
Алексей Алексеевич Парцхаладзе—автор многих талантливых произведений, особенно в области детской музыки. В том, что А. А. Парцхаладзе в своем творчестве значительное место уделил музыке для детей большая заслуга его жены, Марии Захаровны, которая была педагогом дошкольного воспитания.
Мать Мераба — ласковая, добрая женщина, хорошая хозяйка; для сына ее авторитет был непререкаем в течение всей жизни. В формировании душевных качеств Мераба сыграла значительную роль благожелательная атмосфера в доме, созданная, матерью и столь необходимая для плодотворной творческой работы.
А. А. Парцхаладзе пользовался большим уважением:
был строгим директором, но ученики его любили за объективность и справедливость. Его не раз избирали депутатом Батумского исполкома, ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств Грузинской ССР и Аджарской АССР


В возрасте 7 лет Мераб Парцхаладзе поступает в музыкальную школу при Батумском училище в класс фортепиано к замечательному педагогу — Григорию Дмитриевичу Бучинскому, а затем продолжает свое образование в училище (у него же). Г. Д. Бучинский был не только образованным музыкантом, но человеком творческим. Он постоянно организовывал силами своих учеников тематические концерты, — так, Мераб Парцхаладзе участвовал в концертах «К 100-летию П. И. Чайковского», памяти Доменико Скарлатти, «Из произведений советских композиторов». «Кроме того, что он дал мне хорошую фортепианную школу, он сделал все, чтобы я с самого детства полюбил серьезную музыку».
Одновременно одаренный мальчик занимался в грузинской общеобразовательной школе. Учился охотно, его дважды переводили в музыкальной школе через класс — из первого в третий и из третьего в пятый.
Сочинять музыку Мераб Парцхаладзе начал в 9 лет — писал маленькие пьесы для фортепиано и детские песни на стихи грузинских поэтов. Отец направлял его и помогал в первых творческих опытах.
Юным музыкантам, пробующим свои силы в композиции, свойственно ставить перед собой грандиозные задачи. Маленький автор решил написать сразу крупное сочинение— оперу. Отец остановил его и посоветовал начать с более простого —с фортепианных пьес и песенок. Одно из первых удачных произведений М. Парцхаладзе—«Колыбельная» позже была включена в «Детский альбом» почти без изменений.
Чтобы композиторский дар раскрылся, нужна определенная звуковая атмосфера. Мир, в котором рос Мераб сам воздух вокруг был напоен музыкой. Она постоянно звучала в отцовском доме, окружала мальчика в классах музыкальной школы и училища. Выходя на улицы Батуми, он слышал грузинские народные песни, которые звучали во время праздничного застолья и в минуты горести; свадьбы и похороны, уход в армию, праздник урожая — все события жизни сопровождала песня. И эти мощные звуковые потоки, окружавшие юного музыканта — с одной стороны классическая, профессиональная музыка, с другой— грузинская народная, — с детства вошли в его сознание вместе, образовав со временем прочный стилистический сплав, характерный для его собственных сочинений.
Огромное воздействие на будущего композитора оказывала природа Батуми и окрестностей. Роскошная растительность покрывала землю. В городских парках и знаменитом приморском бульваре росли магнолии, эвкалипты, мимозы — множество экзотических растений. В белых папахах из снега возвышались горы, а внизу играли под лучами солнца морские волны. (Все эти картины отобразились в музыке Мераба Парцхаладзе; любовь композитора к природе сохранилась на всю его жизнь.)
...12 июня 1937 года. В этот день в Тбилисской государственной консерватории открылся первый республиканский смотр юных музыкантов. Необычно выглядел зал консерватории— наиболее одаренные ученики музыкальных школ и училищ съехались сюда из разных районов Грузии. Только в первый день смотра выступило более 29 пианистов, скрипачей, виолончелистов, флейтистов. Среди них был 12-летний Мераб Парцхаладзе. Читая пожелтевшую от времени газетную рецензию на этот концерт, встречаем знакомые имена: «Следует отметить 8-летнего Леву Власенко, выделяется Брегвадзе Манана, прекрасно исполнившая «Фантазию» Моцарта... Вдумчиво, с интересной трактовкой сыграли ученики класса Бучинского — 12-летний Мераб Парцхаладзе и 11-летняя Елена Деркач...». Это было первое выступление будущего композитора, получившее отклик в прессе.
Но еще раньше проявился свойственный ему артистизм. Мераб Алексеевич вспоминает, что совсем маленьким мальчиком он часто приходил из школы после уроков в детский сад, где работала заведующей Мария Захаровна и где он с удовольствием играл с малышами в шумовом оркестре. А однажды учительница музыки попросила мальчика сыграть детям. Мераб исполнил «Музыкальный момент» Чайковского. Дети с удовольствием слушали и аплодировали юному артисту. Это был его самый первый концерт.
Потом в его жизни было много настоящих концертов — выступал он часто и охотно. Время учения в Батуми было тем периодом (необходимым для формирования каждого серьезного музыканта), когда юный Мераб Парцхаладзе быстро развивался как пианист, осваивая богатства мировой музыкальной классики. Он выступал в концертах как солист и в ансамблях, исполняя, главным образом, произведения классической музыки. В его репертуаре были сочинения, требующие незаурядной пианистической подготовки: он играл, например, Рапсодии Листа, этюды и Скерцо Шопена, сонаты Бетховена. Уже в эти годы определился круг его музыкальных увлечений: Шопен, Лист, Рахманинов, Григ.
Одним из самых ярких музыкальных впечатлений юности был. концерт приехавшего в Батуми на гастроли всемирно известного скрипача Мирона Полякина.
...1941 год. Началась Великая Отечественная война. Как и другие студенты, Мераб выступал в концертах для воинов— на боевых кораблях Черноморского флота, базирующихся в Батуми, у пограничников, в госпиталях.
Вскоре 18-летний музыкант, выпускник музыкального училища, как и многие его сверстники, стал солдатом. Шел 1942 год. Немцы подошли к предгорьям Кавказа. Именно тогда был выдвинут знаменитый лозунг «Ни шагу назад!» М, Парцхаладзе был зачислен в зенитно-артиллерийский полк, где и прошел подготовку как радист. Он служил в 466-м полку 8-й зенитно-артиллерийской бригады; вначале рядовым радистом, потом командиром отделения радиотелеграфистов. Хорошие природные данные музыканта— тонкий слух, подвижность пальцев рук и кисти — помогали ему в совершенстве овладеть техникой работы радиста.
Несмотря на тяжелое время Мераб чувствовал, как необходима музыка не только ему, но и его товарищам. С молодой энергией он взялся за организацию ансамбля полковой самодеятельности. Найти мужские и женские голоса для хора было несложно: вместе с юношами служили и девушки. А вот собрать оркестр оказалось очень трудно — нужны были и музыкальные инструменты, и люди, умеющие на них играть... В результате возник оркестр оригинального состава: скрипка, кларнет, гитара, два баяна, ударные и фортепиано.
Позже композитор вспоминал: «Приказом по полку нас собирали на несколько дней, освобождая от прямых боевых обязанностей, и мы готовили целую концертную программу. Я разучивал песни с хором, делал оркестровки, дирижировал, играл на фортепиано и даже участвовал в армейских плясках. Во всех подразделениях наши концерты принимались с успехом. После выступления все участники расходились по своим частям».
Бывало и по-другому: репетиция прерывалась объявлением,- что замечен вражеский самолет в зоне наблюдения. В одну минуту артисты снова превращались в воинов.
Бойцам были очень нужны хорошие строевые песни. И командование всячески стимулировало их создание при помощи фронтовой печати — объявлялись конкурсы; самые удачные песни печатали во фронтовых газетах, чтобы в течение нескольких дней можно было распространить их среди фронтовиков, В архиве М. Парцхаладзе хранится письмо из редакции газеты «Боец РККА», подписанное Ираклием Андрониковым, возглавлявшим эту работу политотдела Штаба фронта в войсках, где служил композитор:
«Уважаемый товарищ Парцхаладзе! Подразделения и части, нашего фронта очень нуждаются в хороших строевых песнях. Если Ваши песни окажутся удачными, редакция обязательно опубликует их, чтобы и другие подразделения могли бы исполнять их. Прошу все Ваши песни выслать по нашему адресу. Ираклий Андроников». В конкурсе на лучшую песню для бойцов, объявленном газетой «За Отечество», его. «Песня зенитчиков» получила премию.
До победных дней служил сержант Парцхаладзе в рядах Советской Армии, и его боевой путь отмечен правительственными наградами, среди которых особо дорога: ему медаль «За оборону Кавказа».
Война окончилась. Перед Мерабом встал вопрос— «кем быть?»; надо было выбирать дальнейший путь. Демобилизовавшись в октябре 1945 года, он до весны работал в Батумской музыкальной школе педагогом по классу фортепиано и в Батумском драматическом театре, где дирижировал оркестром. Несмотря на то, что у Парцхаладзе еще не было композиторского образования, ему доверили написать музыку к нескольким спектаклям, с чем он успешно справился.
Следует заметить, что яркие музыкальные успехи Парцхаладзе как в исполнительстве, так и в сочинении еще не были тогда осознаны им как призвание. Скорее их можно
назвать увлечением, главным, но не единственным. Наряду с музыкой его с детства привлекала медицина. Кроме того, много времени от отдавал спорту — гимнастике, плаванию, футболу.
Ему принадлежал закавказский юношеский рекорд по плаванию, призовое место в городских соревнованиях по гимнастике, В детстве занятия спортом были так интенсивны, что. нередко отнимали время у музыки, вызывая порою недовольство родителей Мераба. Композитор вспоминал: «Будучи учеником пятого класса, я увлекся футболом... Вместо того, чтобы после уроков в школе идти домой и готовиться по музыке, убегал играть в футбол... Мои родители не могли понять, куда я исчезаю... Были и слезы... Однако это тянулось недолго. Вскоре я вновь вошел в колею, пытаясь сочетать музыку и спорт. Стал успешно выступать в концертах, и это мне очень понравилось... Мои родители приучили меня правильно распределять время, и соблюдать режим дня...
- Я с благодарностью вспоминаю занятия спортом. Закалка и тренировка помогли мне в дальнейшем в жизни». Особенно выручал спорт в армии, позволяя легче переносить физические нагрузки и лишения. Да и сейчас М. Парцхаладзе не оставляет тренировки; он играет в теннис, занимается плаванием, что помогает ему сохранить прекрасную спортивную форму.
Другое сильное увлечение — медицина — привело Мераба Парцхаладзе в Одесский медицинский институт, куда он поступил в 1946 году параллельно с консерваторией. В течение года чередовались занятия в «анатомичке», изучение латыни — с гармонией и историей музыки... Находилось время и для посещения концертов. Здесь Мераб впервые в жизни услышал симфонический оркестр — исполнялась Шестая симфония Чайковского.
Первый послевоенный год в Одессе был очень трудным, да и зима 1946/47 года выдалась на редкость холодной— даже море замерзло, старожилы не помнили такой суровой зимы. Большая аудитория Медицинского института почти не отапливалась, студенты сидели в пальто и шапках. В этих условиях даже обычная учеба или работа требовала огромных усилий. М. Парцхаладзе все же удавалось совмещать занятия на композиторском факультете консерватории, где практически все предметы были специальными, с первым курсом медицинского института. После этого года выбор был сделан окончательно. Мераб оставляет медицинский институт, возвращается в Грузию и продолжает занятия в Тбилисской консерватории. Он поступил в класс сочинения профессора Сергея Васильевича Бархударяна, у которого когда-то учился и отец композитора. С. В. Бархударян — один из ведущих композиторов-педагогов па Кавказе, среди его учеников — О. Тактакишвили, А. Мачавариани, Ш. Мшвелидзе, Э. Мирзоян, Л. Сароян, А. Арутюнян.
В Тбилиси послевоенного времени уже активно работал и Оперный театр, и симфонический оркестр. М. Парцхаладзе стал постоянным слушателем концертов, видел многие спектакли. Мераб активно включается в творческую жизнь консерватории. Становится председателем студенческого научного общества. Участвует в концерте, включавшем сочинения композиторов-студентов, посвященном XI съезду ВЛКСМ (апрель 1949 года), в смотре творчества композиторов Грузии (октябрь 1949 года), в Первом Всесоюзном смотре композиторов-студентов, проводившемся в Москве (апрель 1949 года). Этот смотр стал важным событием в жизни молодого композитора. По совету С. Цинцадзе М. Парцхаладзе осенью приезжает в Москву, чтобы продолжить учебу в Московской консерватории. С. С. Богатырев и Ю. А. Шапорин прослушали ( молодого музыканта. Яркие способности юноши произвели такое впечатление, что он был зачислен в консерваторию по классу композиции профессора С. С. Богатырева, несмотря на то, что учебный год уже начался.
Школа Семена Семеновича Богатырева. Это понятие о многом говорит каждому музыканту. Выдающийся композитор-педагог, С. С. Богатырев принадлежал к числу тех истинных интеллигентов, которые формировали советскую музыкальную культуру. Музыкант огромной эрудиции, он умел не подавлять, а напротив— развивать индивидуальность каждого ученика. Корректный, всегда сдержанный он приучал студентов к той систематичности, постоянству в работе, без которых невозможно стать композитором. Под его влиянием Парцхаладзе, по его собственному признанию, «изживал» в себе некоторую беспечность грузинского юноши, приучался к пунктуальности, организованности.
М. Парцхаладзе настойчиво искал свой путь, тщательно обдумывал каждый замысел, работал, уже в те годы, с серьезностью и «дотошностью», критически оценивая результаты своего труда. Эти качества он сохранил и по сей день.
Будучи постоянным посетителем концертных залов, музеев, театров молодой композитор с жадностью впитывал все то ценное, что могла дать ему Москва. Он много и успешно занимается сочинением. Свои замыслы нередко-проверяет в беседах с товарищами —вместе с ним учились такие талантливые музыканты, как Андрей Эшпай, Александра Пахмутова, Геннадий Рождественский, Сулхан Цинцадзе, Роман Леденев,
«С Мерабом Парцхаладзе я учился в Московской консерватории на одном курсе,— говорит А. Эшпай, —а позже в аспирантуре. С первого же знакомства у нас завязались теплые дружеские отношения, которые мы поддерживаем до сих пор.
Его творчество для меня столь же привлекательно, как и его личность. Я нахожу в его музыке красочность, ярко выраженное эмоциональное начало, мелодичность, всегда высокий профессионализм и «почвенность». Все это сближает нас». За время учения в консерватории Парцхаладзе написал струнный квартет, четыре цикла детских пьес для фортепиано, Грузинский марш для духового оркестра, романс «С добрым утром» на слова А. Прокофьева;
. Самое же значительное сочинение этих лет — Концерт для фортепиано с оркестром (1953), был дипломной работой композитора. Блистательный пианист Л. Бермай, сокурсник Мераба, сыграл Концерт на выпускном экзамене в Большом зале Московской- консерватории;.. В исполнении этого солиста с Большим симфоническим оркестром Всесоюзного радио под управлением Е. Светланова сочинение М. Парцхаладзе было записано в фонд радио, затем на пластинку. Концерт много раз с успехом звучал в эфире и сейчас, хотя со времени создания прошло немало лет, его музыка сохраняет свежесть и привлекательность. Услышав по радио Концерт Мераба, А. А. Парцхаладзе прислал ему телеграмму, в которой были такие слова: «Поздравляю тебя с блестящим, композиторским успехом... Для Отчизны лучше, чтобы сын стал лучше отца. Дорогой сын Мераб, горжусь тобою»...
Педагог Мераба Парцхаладзе С. С. Богатырев так отозвался о своем ученике накануне выпуска: «Когда М. Парцхаладзе поступал в Московскую консерваторию, сильной стороной его творчества было яркое чувство основы народной грузинской музыки, но технически многое в его сочинениях было примитивным. В консерватории Парцхаладзе сделал большие успехи. Особенно многому, он научился в процессе работы над вариациями для струнного квартета и концертом для фортепиано с оркестром. Ценным качеством этого студента является стремление и умение совершенствовать и дорабатывать свои произведения».
Трое выпускников 1953 года —Эшпай, Пахмутова, Парцхаладзе— были приняты в аспирантуру. В эти годы написана симфоническая поэма «Нестаи» по мотивам бессмертного творения Ш. Руставели «Витязь в тигровой шкуре», романсы на слова грузинских поэтов. Молодого композитора начинают приглашать для работы над музыкой к радиопостановкам и спектаклям. В частности, была написана музыка к радиопостановкам «Нонкина любовь» и «Полтора месяца в жизни Тамары», которая получила хорошие отзывы слушателей.
В 1954 году Мераб Алексеевич Парцхаладзе был принят в Союз композиторов СССР. Товарищи и коллеги Мераба знают его отзывчивость, доброту, умение быть другом. Они нередко обращаются к нему за советом, помощью. Став членом Союза композиторов СССР,, коммунист Мераб Парцхаладзе сразу же активно включился в творческую и общественную жизнь композиторской организации столицы, не жалея времени и сил.
1954 год».. Съезд композиторов Литвы. М. Парцхаладзе — представитель Секретариата Союза композиторов СССР на съезде в Вильнюсе. Создается Союз композиторов в Дагестане (1955 год), и Парцхаладзе участвует в торжествах по случаю организации нового отделения. Он член агитколлектива Союза композиторов СССР (вместе с композиторами Е. Жарковским, Ю. Левитиным, М. Магиденко); принимал участие в избирательных кампаниях.
В 1957 году М. Парцхаладзе закончил аспирантуру. Пришло время полной творческой самостоятельности.


Слушая музыку М. Парцхаладзе, вы сразу определите, что написана она грузинским композитором. Из огромных богатств народного песенного творчества композитор отбирает самые характерные, легко запоминаемые и легко воспринимаемые элементы (например, своеобразные «жесткие» вертикали грузинского многоголосия; каденций, в которых все голоса сходятся в унисон; характерные мелизмы) Л Это отбор творческий, интуитивный, и потому в сочинениях Парцхаладзе находит воплощение только то, что соответствует его индивидуальности и характеру данного произведения.
С. С. Богатырев очень верно сказал ему: «В Вас столько национального, что от него и надо отталкиваться в вашем творчестве». М. Парцхаладзе не «фотографирует» грузинскую народную музыку, не «занимает» у нее отдельные
музыкальные фразы, а наполняет свои сочинения воздухом.
грузинского фольклора, своеобразной и неповторимой его напевностью.
Претворение грузинского фольклора было органично для композитора, начиная с первых, еще несовершенных его детских и юношеских опусов. Этапным сочинением стала токката для фортепиано «Пандурули». Она посвящена отцу композитора. Успех этой пьесы не был случайным. Если в более ранних сочинениях два потока, создающих основу его стиля, еще не составляли единства (имеется в виду с одной стороны, грузинский фольклор, с другой — воздействие композиторов-романтиков), то в пьесе «Пандурули» было достигнуто иное качество. В грузинской фортепианной музыке появился новый жанр— пандурули, по сути своей являющийся токкатой. И после Парцхаладзе ряд композиторов республики стал также обращаться к этому жанру:


Пандурули — это наигрыш на народном инструменте пандури (трехструнный деревянный инструмент грушевидной формы). Играют на пандури тремолируя, как на балалайке. Токкатность — в самой природе этого инструмента. Пандурули № 1 отличается изобретательным использованием регистров рояля, широтой диапазона. Жесткие и красочные гармонические сочетания (в чем-то они напоминают музыку Равеля!) складываются в непрерывно-обновляемую последовательность звуков, с «капризной» акцентировкой, большими контрастами регистров и динамикой. Образной контрастности здесь почти нет —вся идет в одном движении, и лишь более спокойный характер среднего раздела вносит новый оттенок умиротворения и пространственной отдаленности того же «вечного движения»...
Из Пандурули М. Парцхаладзе, созданных позднее, можно назвать Пандурули № 2 (Токкатино) для фортепиано (соч. 3), главную тему третьей части Концерта для фортепиано с оркестром.
«Пандурули» стало как бы творческим подтверждением одного из основных принципов мышления композитора: он стремился к слиянию грузинских национальных элементов и интернациональных в своей музыке. Он никогда не цитирует фольклор (воспроизводя только общие жанровые или интонационные формулы), но и никогда не отдаляется от него настолько, чтобы национальные черты стиля «размывались». Сказанное относится ко всем без исключения сочинениям композитора — как программным, так и непрограммным. Различия заключаются, с этой точки зрения, только в соотношении разных элементов, поскольку в сочинениях, где сам сюжет или программа связаны с Грузией, естественно, что воздействия национальных традиций несколько заметнее — такова поэма для симфонического оркестра «Нестан», романсы и хоры без сопровождения на слова грузинских поэтов, хоровой цикл «Маки Крцаниси», также на стихи поэтов Грузии, таковы многие фортепианные пьесы и песни для детей, «Грузинские марши» для духового оркестра.
Но в Концерте для фортепиано с оркестром, и в струнном квартете, и в Сонате для скрипки и фортепиано, и многих других пьесах и песнях, по тематике никак не связанных с Грузией, мы слышим те же характерные мелодические обороты, ритмы, гармонии, те же приемы голосоведения, напоминающие о прекрасном и разнообразном народном творчестве Грузии. Но эти элементы здесь не играют столь значительной роли, как в программных сочинениях.
Учитывая, что грузинский фольклор — явление уникальное, сочетать его с каким-либо другим стилистическим пластом особенно трудно. Ведь, как известно, музыкальное мышление народа Грузии в основе своей полифонично и существенно отличается целым рядом особенностей в разных областях республики. Своеобразна ладовая основа грузинских песен (различные виды диатонических ладов), их голосоведение, сильно отличающееся от традиционного европейского и допускающее параллельное движение голосов; сам состав аккордов, среди которых много нетерцового строения (состоящих из кварт, квинт, секунд).
В сочинению^УТи Дарцхаладзе часто встречается^шсходящее^движение мелодии^варьированное ^^2SSS§~^SS',

всех_ голосов _^нис^^ нередко использует необычные лады, характерные для грузинской народной музыки, в частности, так называемый пшавский лад. Часто используются миксолидийский, дорийский, эолийский, 'Оичности Мераба Парцхаладзе во всем.
свойственна ненавязчивость, мягкость. И в том, как он добивается соединения, слияниянациональных и общеевропейских элементов в своей музыке, также проявились эти черты: нет никаких «острых углов», никакой несовместимости столь разных истоков.
Как композитору удается при разных композиторских замыслах найти эту меру истинного, эту теплоту интонации лишь исподволь перекликающейся с фольклорной?
Минор с VI высокой и II низкой ступенями.
Для рассмотрения с этой точки зрения музыкальных особенностей языка Парцхаладзе возьмем «Детский фортепианный альбом» —миниатюрную энциклопедию разных приемов воссоздания национального, причем представленных в самом простом и обнаженном виде, поскольку музыка рассчитана на исполнение детьми со второго по шестой классы детских музыкальных школ. Уже первая пьеса— «Проказница» — дает интересные примеры чисто грузинских гармонических «формул». Тем более ярких, что они появляются в условиях прозрачной фактуры и малого количества звуков;


В пьесе можн отметить движение параллельными квинтами и квартами, и аккорды нетерцового склада, и характерные кадансы" (VII—I) Общий "Шлифонический склад
пьесы, самостоятельность и"активность голосов также исходят от грузинского многоголосия. Все это — в пьесе, характер и содержание которой не содержат ничего специфически грузинского; музыкальный портрет непоседы, которая не может больше минуты вести себя хорошо.
В тех же пьесах, само содержание которых «адресует»-слушателей к фольклору, композитор идет по пути создания как бы смягченного варианта народного жанра, стилистика которого имеет тенденцию сближения с общеевропейским (общепонятным!) типом мышления. Так вторая пьеса — «Танец» — по жанру представляет лезгинку:

В педагогических целях композитор применяет ритмическое разнообразие лезгинки, чтобы научить юных исполнителей преодолевать ритмические трудности., Решая педагогические задачи, автор предельно упростил фактуру, смягчив тем самым характерность национальных элементов, воспроизведенных как бы намеком. Во второй лезгинке, также обозначенной нейтральным заголовком «Танец», поставлена другая техническая задача —это этюд на развитие беглости пальцев правой руки. Стремительность мелодии, характерной по своему ладу (миксолидийскиймажор), сдерживается и организуется ритмичной пульсацией аккомпанемента, что облегчает исполнение, и в то же время усиливает свойственную лезгинке ритмическую последовательность.
В сборнике несколько пьес, само название которых говорит об их педагогическом предназначении. Это прежде всего три Этюда, каждый из которых не только отличается яркой образностью, но и развивает в юных- исполнителях тот или иной навык.
Этюд соль мажор — светлого и радостного характера, основан на простых песенных интонациях, требующих очень четкого их «произнесения», на широком использовании регистров.
Этюд соль минор отличается достаточным разнообразием тематического материала, истоки которого — в грузинской песенности.
Этюд ре мажор по своему жанру представляет этюд-картину, но в «детском» варианте, более простом и ясном по характеру музыкальных образов.
Выбор тех или иных технических заданий обуславливает и привлечение разных музыкальных элементов грузинского фольклора.
Так, Этюд соль минор основан на вариационных изменениях одних и тех же простых песенных интонаций, характерных для народных песен.
Этюд ре мажор, задача которого — развитие в учениках чувства ритма, свободы бросков — при аккордовой фактуре — перекликается с воинственными мужскими народными танцами, с их гармонической пластикой и четкостью ритма.
Другая группа пьес связана непосредственно с самими жанрами народного искусства. К этому ряду относится, например, «Чонгури» — изящная имитация звучания щипкового народного инструмента, выразительность которого определяется, в частности, спецификой гармонического склада, точно воспроизведенного композитором:

Можно назвать в этом же ряду такие пьесы, как «Лэло» (народная игра в мяч), «Пандурули № 2» (Токкатино, наигрыш на пандури). Очень важно то обстоятельство, что дети, играя пьесы в традиционных народных грузинских жанрах, в то же время остаются в сфере хорошо знакомых им по классической музыке интонаций, форм, приемов фактурного развития.
Более обобщенно выявляется жанр в таких пьесах, как «Пионеры идут» и «В поход»:


Обе они — марши, и потому похожи на другие пионерские марши. В пьесе «Пионеры идут» грузинский оттенок проявляется, в основном, в среднем разделе сочинения, более разработочном. В пьесе «В поход» первые четыре такта — типично грузинская танцевальная хоровая песня, но секвентное развитие далее «поворачивает» наше восприятие к общеевропейским формам движения.
Иногда композитор в самих приемах народного музицирования находит новую, не свойственную им обычно, образность. Например, в пьесе «Осенний дождик» мы прежде всего обращаем внимание на изобразительность фактуры, позволяющей нам как бы услышать монотонный шум дождя. И только внимательно вслушиваясь и вглядываясь в ноты, обнаруживаем, что этот образ основан тоже на подражании наигрышам на чонгури и пандури. Другой пример — «Колыбельная». Светло и спокойно звучит щедро аранжированная мелодия. Особенно выразительно мажорное трезвучие IV ступени минора. Но ведь это — один из характерных элементов грузинской гармонии. Так же, как завершение музыкальной фразы, когда два голоса идут навстречу друг другу, а в кадансе их звучание сливается в унисон. Здесь, в «Колыбельной», окончания фраз звучат успокоительно, мягко, придавая новую прелесть и выразительность детской пьесе.
Наконец, несколько особняком по-своему стилю стоит в сборнике пьеса «Восточный танец». Во всех других пьесах, несмотря на разнообразие подхода к фольклору Грузии, ощущались одни и те же истоки. Здесь—ориентация на общевосточные музыкальные «формулы», те же традиции, которые мы находим в музыке о Востоке русских композиторов-классиков — Балакирева, Бородина, Римского-Корсакова. Подход к фольклору гораздо менее локальный; определенный тип интонаций, ритмов, гармоний привлекается автором как устойчивое отображение того или иного эмоционального состояния. В данном случае — это «знойный», томный танец, вызывающий ассоциации с картинами празднеств, которые происходили в роскошных восточных дворцах, с красивыми движениями гибких танцовщиц... Образная рельефность, запоминаемость — общие качества детской музыки Парцхаладзе — проявились в этой пьесе, как и во всех других. Здесь ставится перед учеником и конкретная техническая задача — упражняться в перемещениях и подмене пальцев.
«Детский альбом» не был вначале, задуман, как цикл пьес. В этот сборник вошли пьесы, созданные в разные годы. «Детский альбом» дважды переиздавался. В третье издание, которое сейчас готовится к выпуску, войдут две новые пьесы педагогического репертуара — каждая из них уже стала популярной у юных исполнителей. Это «Сонатина» и «Тема с вариациями». Обе — в характерном для композитора «ключе»: при самой простой фактуре и традиционности музыкальной формы сохраняется свежий аромат грузинского народного музицирования.
В одном из ответов своему корреспонденту композитор с восхищением отзывается о народной музыке Грузии: «Коротко могу сказать о самом важном в ней: о многоголосии. Совершенно удивительно, когда на селе люди, не знающие нотной грамоты, поют народные хоровые песни даже вось-миголосной структуры». И во всех сочинениях композитора, начиная с самых простых, детских, обращает на себя внимание тонкость полифонии. Грузинская в своей основе, она отражает в "то же время и закономерности классического многоголосия. Два разных метода мышления сливаются воедино в музыке М. Парцхаладзе.
Сейчас «Детский альбом», ставший одним из самых любимых юными пианистами сочинений композитора, привлекает именно своей стилистической целостностью. Аромат грузинского фольклора придает этим педагогическим пьесам своеобразие и очарование, которое дети прекрасно улавливают. «Дети Вас очень полюбили... — пишет композитору педагог одной из музыкальных школ Никополя, с которой композитора связывает творческая: дружба. — Каждый, кто приходил за летней программой, предлагал сам или просил, чтобы дали пьесы Парцхаладзе. Всегда отрадно, когда ученик с желанием учит произведение, а нам, преподавателям, вдвойне приятно работать над ним...»


То, о чем мы говорили на примере пьес из «Детского альбома», почвенность, связи с национальными истоками — составляет основу каждого сочинения Мераба Парцхаладзе. А их за тридцать с лишним лет творческой работы создано очень много. И поскольку десятки его песен, хоров,, инструментальных пьес предназначены детям и широко известны, 'нередко имя этого композитора связывают в основном с детской музыкой. Это неверно. Он написал несколько концертных сочинений крупной формы, звучавших в исполнении первоклассных коллективов солистов, ряд великолепных хоровых пьес, музыку более чем к тридцати радиопостановкам, фильмам, спектаклям.
Вернемся к началу его творческой деятельности — к первому крупному, многоплановому оркестровому сочинению композитора, принесшему ему большой успех—Концерту для фортепиано с оркестром (соч. 12).
«Каждый такт пишу сердцем, а не за счет композиторской техники, так как я за эмоциональную, почвенную музыку. Я очень люблю свой концерт для фортепиано с оркестром»
Концерт сразу же был отмечен, как одно из лучших сочинений. Композитор Б. А. Арапов, председатель экзаменационной комиссии, писал в многотиражной газете Московской консерватории «Советский музыкант»: «Особенно выделяются сочинения М. Парцхаладзе, А. Пахмутовой, Н. Каретникова и А. Эшпая. В их творчестве ясно ощутима индивидуальность. В Концерте М. Парцхаладзе привлекает отличное владение средствами фортепиано и оркестра»„
Концерт М. Парцхаладзе—сочинение вполне сложившегося композитора, поэтому и через много лет оно воспринимается как художественное целое. В тоже время сама музыка говорит о юности ее автора. В ней так много света, тепла, упоения радостью жизни! Композитор увлекался тогда музыкой Грига, Шопена, Рахманинова. Романтичность восприятия мира, поэтичность их искусства отвечали настроениям молодого композитора, и М. Парцхаладзе много играл сочинения своих любимых авторов. Их музыка не просто окружала его, она стала частью его личности, его собственной жизни. И когда Парцхаладзе задумал Концерт для фортепиано с оркестром, весенняя прелесть концертов Рахманинова увлекла его и помогла найти нужное настроение.
Естественно, что традиции Рахманинова отображены в музыке концерта своеобразно —ведь автором был грузинский композитор, и рахманиновское начало проявилось в Концерте сквозь его национальное восприятие. Кстати, то же самое происходило и со многими другими представителями национальных школ республик. В частности, композиторы Кавказа — и Бабаджанян, и Арутюнян,и Баланчивадзе —испытали мощное воздействие Рахманинова, но претворили его в соответствии с традициями своего родного искусства.
Замечательный советский пианист Л. Н. Оборин так отозвался о Концерте для фортепиано с оркестром М. Парцхаладзе: «Считаю, что этот концерт является несомненно талантливым произведением. В нем подкупает яркость музыкального языка, основанного на национальном фольклоре. Фактура фортепианной партии разнообразна и пианистически интересна». Молодому композитору действительно удалось обрести широту дыхания в музыке, освоить крупную форму, убедительно выстроить фортепианную фактуру.
Концерт написан в трех частях, контрастных по темпам и многоплановых по своему содержанию. С первых звуков музыки слушатели погружаются в атмосферу, полную света. Настроение ясное, радостное. Главная партия основана на самых простых и традиционных средствах; интонациях квинты, ставших уже классическими при изображении в музыке романтических звуков охотничьего рога Или сигналов, призывающих к вниманию.
Музыка развивается неторопливо и безостановочно, как разворачиваются перед глазами путника все новые повороты дороги, залитой солнцем. С образами природы связаны все основные темы: и мечтательная тема солирующего фортепиано (связующая партия) и побочная —она звучит в партии гобоя и напоминает поначалу народный наигрыш, а затем сильно драматизируется, усложняется, приходит к яркой кульминации. И опять, после мимолетной тени, возвращается светлое настроение. Экспозиция завершается спадом звучности. Музыка заключительной партии подобна новому красочному пейзажу: она постепенно удаляется от нас и тает вдали...
Разработка первой части — классического типа, в ней развиваются все основные темы. Главная партия излагается через октаву, что характерно для грузинской музыки. Затем темы несколько драматизируются, но в основном их эмоциональный тонус остается прежним. В кульминации первая побочная партия появляется в контрапункте с интонациями главной. Здесь настроение более суровое и взволнованно-тревожное. Это, пожалуй, один из самых печальных эпизодов в концерте. Но скоро равновесие восстанавливается; в начале репризы у двух кларнетов уже «игриво» звучит главная партия. Развитие продолжается; несколько сокращенные темы повторяются, чередуясь, как в калейдоскопе; светлые и радостные настроения преобладают в репризе:


Вторая часть начинается с грузинской по характеру, протяжной темы (вступление) в тембре струнных, имитирующих звучание трехголосного хора. Основная тема — у фортепиано, тоже в полифоническом изложении. Она перекликается с лирическими темами медленных частей концертов Рахманинова и развивается с тонкими нюансировками лада. Самое интересное в этой части —соединение рахманиновских истоков (и в интонациях, и в фактуре, и в гармониях) с грузинскими, также явно ощутимыми. Несомненно, что сочетание лирики Рахманинова с грузинским хоровым многоголосием весьма удалось автору.
После пейзажного пасторального эпизода гобоя соло в наподобие пастушеской свирели, вдруг врывается тема главной партии первой части — в новом суровом звучании. Начинается самая драматическая часть повествования: светлым настроениям противостоят мрачные или печальные. Исход этих противоречий пока неясен; они будут разрешены только в последней части.
Финал концерта возвращает к энергичным образам первой части. В «пандурули» (основная тема финала) мы слышим интонации главной партии:


Эта тема — рефрен рондо-сонаты. Она многократно повторяется и утверждается как позитивное и действенное начало в музыке концерта. Другие темы дополняют и оттеняют ее — напевная тема первого эпизода (побочная), затем развитый центральный раздел, построенный на светлой теме гобоя, перекликающейся с темой второй части и окруженной красивым, как бы ажурным звучанием фортепиано.
Эта тема появляется в экспрессивном тембре виолончели, затем после варьирования — у фортепиано, в романтическом, светлом облике. Фортепиано здесь трактуется в paxаниновских традициях, как носитель лирического начала.
Вся музыка концерта пронизана светом. Но самое яркое утверждение основной мысли — в конце произведения. Главная кульминация концерта продолжительна и звучит жизнеутверждающе, радостно, как гимн красоте природы и человека.
М. Парцхаладзе получает много писем с просьбой прислать ноты и рассказать о своих сочинениях. Чаще всего пишут руководители хоровых коллективов, которые хотят включить его сочинения в свой репертуар. «В Ваших песнях заложено радостное ощущение жизни, что нам, исполнителям, очень импонирует», — пишет композитору руководитель хора из Костромской области. «Радостное ощущение жизни». Точная формулировка привлекательности его музыки!"И в частности, хорового жанра.
Многоголосное пение составляет основу грузинского фольклора. Понятно, что в творчестве композитора, так тесно связанного с родной почвой, хоровая музыка занимает большое место.
С другой стороны, в природе композиторской индивидуальности М. Парцхаладзе — стремление раскрывать свои музыкальные идеи, прежде всего, через мелодию. Рельефность и ясность интонаций, четкость структуры мелодии составляют основу выразительности сочинений любых жанров, В многоголосных же хорах это качество усиливается активностью каждого голоса, взаимодействием нескольких мелодий (равноправие голосов хора, также свойственное грузинской песне). Таким образом, вся музыкальная ткань мелодизируется, и каждый из голосов обретает содержательность. В этом — один из секретов успеха хоров Парцхаладзе.
Еще одна из особенностей — тщательный отбор поэтических текстов и их высокое качество. Композитор пишет хоры на стихи грузинских или русских поэтов, но всегда стремится выбрать образные стихи. Он считает, что слов в хоре должно быть немногр, отдельные фразы и слова должны часто повторяться, чтобы содержание текста можно было понять. Авторы хоров, к сожалению, не всегда обращают на это внимание, хоры М. Парцхаладзе в этом отношении безупречны.
Отвечая на вопросы одного из своих корреспондентов, композитор объяснял, как он отбирает поэтические тексты для хоров и песен: «Прежде всего, я ищу тексты с яркой образностью и, желательно, с сюжетным началом. Часто я пишу на стихи грузинских поэтов, а затем мои друзья-поэты делают эквиритмический поэтический перевод. Таким образом, многие произведения можно петь на двух — грузинском и русском — языках».
Композйтору"~ТГрйна дл ежитиёсколько десятков хоров. Лучшие среди них были написаны в конце 60-х — начале 70-х годов и не составляют единого цикла. Поэтому издают и исполняют их в различных сочетаниях.
Разнообразна тематика хоров: о Родине («Край прекрасный», стихи У. Краста, «Осенью», стихи Т. Эристави, «Свет судьбы — в алом знамени», стихи Т. Эристави), воспоминания о войне (вокализ «У вечного огня», «Весна» на стихи М. Квливидзе), об исторических событиях и памятниках старины («Джвари» на стихи М. Квливидзе, «Маки Крцаниси» на стихи Л. Асатиани). Во многих хорах композитор воспевает красоту природы-; это своего рода музыкальные пейзажи или динамичные картины противоборства различных сил в природе («Озеро», стихи Б. Купаташвили, «Ночь в Зедазеии», стихи Т. Эристави, «Ночь», стихи М. Квливидзе, триптих «Океан», стихи В. Семернина, «Осенью», стихи Т. Эристави, «Наша тихая река», стихи М. Садовского). Есть среди них песни о любви («Февраль или май», стихи Т. Эристави). Любую тему композитор стремится раскрыть поэтично, поэтому в содержании его хоров так много ассоциативного. Нередко картины природы являются для него лишь фоном, главное же для автора-— те чувства, мысли, воспоминания, которое они вызывают.
В каждом конкретном случае тема хора обуславливает его жанровые особенности, форму, фактуру изложения. Поэтому среди хоров мы встречаем и поэмы со значительным развитием сюжета, масштабные, разноплановые по характеру; и небольшие, преимущественно трехчастные хоры-зарисовки; и куплетные хоровые песни. Но, как правило, наличие сюжета в текстах хоров определяет повествовательный тип их музыкального изложения с непрерывным развитием— от начала сочинения до последних его тактов. Пример такого хора —«Маки Крцаниси». Это динамическая, исполненная внутреннего драматизма хоровая поэма. Она посвящена исторической битве грузинского народа против иранских завоевателей в конце XVIII века. Последний бой проходил в горной долине Крцаниси. 300 арагвинцев преграждали здесь врагу путь в Тбилиси. Они пали на поле битвы, но задержали врага. После этого события грузинский царь Ираклий заключил договор о воссоединении Грузии с Россией.
Текст хора поэтичен и насыщен метафорами. Лейтобраз всего произведения — слова «Это не маки расцвели, это кровь стародавних ран»:

Автор постоянно обращается к славным арагвинцам, размышляя об их героической судьбе: «Гей, друзья-арагвиицы, гей, те, кто сердце одел в броню! У могильных у камней йолча колена преклоню». Видение давно отшумевшей битвы сменяется призывом: «Плен могил скиньте, витязи, встаньте вы, поднимитесь вы!» "И далее: «Кто в бою пал за Родину, слава тем всенародная!» Емкие, содержательные (при малом количестве слов) стихи!
Музыка хора соответствует его содержанию. Начало строится как диалог-перекличка. Тенор начинает ее в манере модзахили (грузинского запевалы). Полифоническая фактура логично сменяется аккордовой на слова «У камней молча колена преклоню». Гармонии терпкие, национального склада; они приводят к кластеру, который воспринимается как естественное развитие жестких, диссонантиых, своеобразных звучаний.
Середина поэмы — картина битвы. Это оживленное фугато, устремленное к кульминации на словах: «Дарит вам маков светлое зарево». Музыка приобретает здесь гимнический оттенок.
Обрамление основано опять на призыве «Гей, друзья!». Все стихает на звучании прозрачного аккорда, в котором, несмотря на его сложность, слышен каждый звук. Грузинские гармонии представлены в этом хоре великолепно— специфический склад аккордов, сходящихся в унисон, голосоведение—все это определяет ярко национальный колорит музыки хора.
Рядом с этой хоровой поэмой можно поставить другую, также обращенную к истории грузинского народа — «Джвари», рассказывающую об одном из замечательных архитектурных памятников Грузии VI—VII веков, воспетом; М. Ю. Лермонтовым в поэме «Мцыри». Стихотворение М. Квливидзе — это легенда о происхождении Джвари.
Старик на рассвете отправился в горы, встал на крутой обрыв, посмотрел исподлобья на Мцхету (древнюю столицу Грузии), запахнул свою бурку и тут же... окаменел... (сюжетный элемент, как мы видим, здесь присутствует).
Хор повествовательный, музыка следует за всеми «поворотами» текста. Вступление в повторах кратких возгласов («Джвари!») у разных голосов создает несколько таинственный, сумрачный колорит. Основная же тема (со слов «словно старик») повествует о бытовых, как бы реальных событиях, поэтому она просто и строго изложена» напоминая хорал:

Далее мелодия усложняется мелизмами, имеющими большую смысловую нагрузку, — они акцентируют самый важный текст в хоре,, придавая ему значительность, объемность. В то же время они усиливают грузинский колорит. Кульминация приходится на самое главное слово в хоре — «окаменел».,. «Послесловие» истории — это вокализ, молитва. Опять звучит на разной высоте «Джвари» —как будто эхо отдается то высоко в горах, то внизу в долине.
Лучшие хоры М. Парцхаладзе постоянно звучат и их тепло принимают как слушатели, так и исполнители. А. Борейко, воспитанник Ленинградского училища при Ленинградской академической капелле с восхищением отозвался об исполнении в их городе хоров Парцхаладзе: «Наш хор—хор юношей — исполнил впервые в Ленинграде Ваши произведения,— пишет он композитору. — Это были хоры «Маки Крцаниси» и «Джвари». Ленинградцы очень тепло приняли нас, так, что можно сказать, что Вашу музыку в Ленинграде любят и авторитетно признают».
Еще одна хоровая поэма — «Дерево». В ней отображено стремление композитора очеловечить природу (эта особенность отличает поэзию классика грузинской литературы Важа Пшавелы, и, вероятно, воспринята композитором от него). Содержание сочинения гораздо глубже, чем просто поэтическая картина. Это философское размышление, В музыкальном языке много приемов современного хорового письма; они привлекаются, чтобы передать таинственность и глубину «подтекста». Композитор, как правило, избегает чересчур острых или экстравагантных приемов, предпочитая более «спокойный» стиль. В этом хоре недосказанность, зыбкость образов передаются то полушепотом, то глиссандированием, то вокализом.
Хор ярко контрастен: средний раздел его, изображающий видение коня, который «спорит с бурями, спорит с ветрами», — написан совсем на ином материале по сравнению с началом произведения: это все усиливающееся движение. Высшая точка его — вопрос, повторенный несколько раз: что же это было, «то ли стая рыб, то ль видение?» Средний раздел — полифонический (тоже контраст с крайними частями). Как и в других лирических хорах, произведение заканчивается постепенным угасанием звучности и повторением какой-либо важной для понимания смысла фразы.
«Ночь в Зедазени» — хор драматического характера; содержание его также метафорично и основано на ассоциациях жизни человека и природы. Своеобразен -замысел: показать картину грозы, как битву в природе, как борьбу света с мраком («Между тучами бой неистовый. Кони кружатся, и сверкает меч, и гремит «Ура», и свистит картечь»). Музыкальное развитие представляет одну динамическую волну с высокой кульминацией и спадом. В соответствии с характером стихов, музыка также отличается действенностью и претерпевает целый ряд изменений: вначале — тихая затаенная мелодия (лунная ночь), потом — полифоническая тема, бурно нарастающая, во все более плотном фактурном изложении. Наконец, в шестиголосном звучании— самый высокий «пик» кульминации на словах «Мрак низвергнут». В репризе («Вновь приходит мир») продолжается фактурное развитие; характер образности здесь также меняется: мелодию обволакивают тянущиеся звуки аккомпанемента. И особенно тепло звучит кода: колорит ее все высветляется, приводя к заключительному до-мажорному трезвучию.
Большая группа хоров a cappella — музыкальные пейзажи, поэтичные и краткие зарисовки. По всему образному строю, по взволнованности и зыбкости интонаций их можно назвать импрессионистическими. Таков, например, часто исполняемый хор «Озеро». Уже первая музыкальная фраза (вокализ), рисующая картину предрассветного озера, создав печальное настроение. На фоне этой мелодии затем звучит хорал. «Блекнет озеро в камышах. Меркнут звезды в нем в этот час. Поклонись им, моя душа! Может, светят в последний раз». После небольшого нарастания, мелодия, затихая, повторяется вновь. Особенно выразительно окончание хора — очень тихие, как бы «истаивающие» в воздухе звуки.
«Ночь» (для смешанного хора) — еще один пример пейзажа-картины. Нежная, мерцающая музыка как бы озарена светом луны, о которой идет речь в хоре:


Первая музыкальная фраза создает светящийся фон (интересны здесь секундовые напластования, кластеры, при тихой звучности). В хоре несколько ярких изобразительных штрихов — музыка рисует, как дрожит и расплывается изображение луны в воде... И еще одна интересная деталь: мелизмы,, которые берут свое начало в грузинском многоголосии, здесь воспринимаются как прекрасное авторское открытие самой необходимой для данной темы интонации; они позволяют еще ярче представить себе зыбкую, полную тайн, картину ночного озера.
Хор «Ветер». Это тоже картина природы, но бурной, неспокойной, вздыбленной: ветер разгулялся в заливе, «ломая гребни волн жестоко». После нескольких выразительных деталей (ветер «дождем в залив вбивая гвозди, срывая брызги на лету, подбросил в воздух чаек гроздья, унес их крики в высоту»), следует резюме: «таков закон —большую бурю встречают в море корабли». Текст этого хора — пример, характерный для хоров М. Парцхаладзе благодаря энергии и образности стиха. Музыка же идет «на едином дыхании», в одном ритме (ямб), обладающем особой упругостью и напористостью.
Еще один хор на морскую тему — «Где океан к земле несется». По сравнению с тонкими, богатыми нюансами, хорами-пейзажами на стихи грузинских поэтов, оба эти хоровых полотна написаны совсем в иной манере. Их музыка как бы пропитана морским ветром, оптимизмом сильного и здорового мировосприятия. Характер и текст их вокальных партий — мужественный, четкий и простой. Никакой недосказанности, никаких лишних деталей. Композитору, выросшему на море, близка эта вольная и грозная стихия. Стихия, где рождается будущий день: «Где океан к земле несется волной-уздечкою звеня, как водолаз, всплывает солнце в скафандре будущего дня»:

В таком же единстве с темой природы выявляется патриотическая идея хора «Весна». Весенняя прозрачность и тишина напоминают об окончании войны: «И опять, как в сорок пятом, дорог мне приход весны, будто встретился я с братом, возвратившимся с войны». Жанр хора приближается к хоровой песне (несложная фактура и гармонии; распевные интонации). Простая трехчастная форма соответствует замыслу — основная мысль излагается в динамической репризе, в конце произведения. Характер музыки светлый, есть звукоизобразительные моменты («Если бросить в небо камень, то услышишь звон стекла»).
Так же индивидуально трактуется патриотическая тема в хоре «Осенью». Это одно из больших хоровых полотен. По эмоциональным ассоциациям легко представить себе картину, на которой изображена щедрая и добрая грузинская осень, когда гнутся от тяжести плодов яблони, «с листьев глядит глазастый черный виноград», кипит пенная брага —«пусть нам щедро она подносит полный рог вина. Славная осень!». В отличие от хоров «событийного» содержания, хор «Осенью» не имеет сюжета, но рамки картины, нарисованной композитором и поэтом, от начала к концу сочинения как бы расширяются: вначале герой видит плоды осени, потом мирное селение вдоль реки, где «со всех сторон шлют улыбки», затем это ощущение счастья и добра он стремится передать «всем, кто в поле повстречался, кто душою навеки предан плугу и земле,,. Мир вам, братья!» Хор заканчивается, как гимн Родине и простым людям, что трудятся на ее земле.
Красочность, живописная рельефность песенной в своей основе музыки свойственны этому хору-славлению. Материал излагается как бы в диалоге двух хоров, задорно перекликающихся друг с другом. В грузинской народной хоровой музыке есть сложные многоголосные гурийские хоры, исполняемые в манере антифонного пения, — два хора, чередуясь, поют самостоятельно, а заканчивают последний куплет вместе. Этот прием применяет и Парцхаладзе.
В этом же ряду можно назвать хор «Свет судьбы — в алом знамени» — повествование о судьбе грузина, о тяжелых битвах, которые выпали на его долю, и о том, как он победил. Сбылась его вековая мечта вырастить «счастье-деревце». Хор, написанный в традициях народной мужской песни-славления, отличается широким развитием мелодии, мастерским построением хоровой фактуры.
Особняком среди хоров М. Парцхаладзе стоит вокализ «У вечного огня» для женского хора. Он посвящен памяти павших и был написан к 30-летию Победы в Великой Отечественной войне. Музыка полна проникновенного чувства. Удивительно чистые краски создают торжественное и печальное настроение. Средний раздел трехчастного хора полифоничен (фуга), движение в нем несколько более активно, но затем снова возвращаются образы скорби и глубокого раздумья. Настроение оцепенения, печали и чистоты передается всем комплексом выразительных средств, и среди них — типично грузинскими напластованиями секунд,, звучащими очень тихо и протяженно. Хор «У вечного огня» стал одним из самых репертуарных сочинений композитора в этом жанре.
Хоровое творчество М. Парцхаладзе разнообразно: наряду с грузинскими, можно отметить русские истоки некоторых его произведений. Так, например, у него есть несколько хоров, написанных на стихи русских поэтов, где голосоведение, гармонии и сам тип интонаций отвечают духу русской песенности: «Наша тихая река», «Снова осень». Заметим, что и здесь некоторые детали нотного текста звучат слегка «по-грузински» — например,. тихие повторы секундовых интонаций в женском хоре «Березовая ветка».
Еще одна разновидность жанра—эстрадная хоровая песня. Самый яркий образец ее — «Февраль или май»-В ней говорится об ожидании любви, о надежде и разочаровании. Взволнованно вопросительный склад мелодии хорошо передают синкопы и характер музыкальных фраз — кратких, как бы незаконченных: «Падает снег, а может быть яблонь цвет? То ли мороз обжег меня, то ли зной... Скажешь мне «да», а может быть скажешь «нет»!» Очень выразительны в этом хоре после аккордовой фактуры повторы последних слов у басов, напоминающие эхо: словно сама природа отзывается на возгласы влюбленного. Хор этот — небольшого масштаба, компактный по форме, мелодически яркий и простой — пользуется заслуженной популярностью у хоровых-коллективов.
Говоря о хорах М. Парцхаладзе, народный артист СССР профессор В; Г. Соколов отметил, что: «Эти хоры разнообразны по своему характеру, жанру и степени трудности, но их объединяет важное качество: в них ощущается колорит национальной грузинской музыки; все они написаны с большим мастерством и отличным знанием приемов хорового письма.
Они несомненно представляют большой интерес в исполнительском плане для профессиональных и подвинутых самодеятельных хоровых коллективов» К
«Витязь в тигровой шкуре». Бессмертная поэма Ш. Руставели, удивительное творение человеческого гения властно притягивает к себе внимание поэтов, художников, композиторов.
«Витязь в тигровой шкуре» — это сама Грузия. Первый переводчик поэмы на русский язык Константин Бальмонт писал: «Как Гомер есть Эллада, Данте — Италия, Шекспир— Англия, Кальдерой и Сервантес —Испания, Руставели— Грузия... Народ, если он великий, создает песню и возносит в лоне своем мирового поэта... Это лучшая поэма любви, какая когда-либо была создана в Европе, радуга любви, огневой мост, связующий небо и землю».
Из сложной полифонии тем, составляющих содержание «Витязя в тигровой шкуре», М. Парцхаладзе избрал лишь одну, раскрывающую историю любви двух героев — Тариэла и Нестаи. Этот выбор не был случайным: именно романтические мотивы любви, борьбы с препятствиями на пути к счастью, воспевание мужества и стойкости близки творческой индивидуальности композитора. Любовь —«первый признак человеческой натуры и человечности»—так композитор трактует историю Тариэла и Нестан.
Симфоническая поэма «Нестаи» — одно из интереснейших произведений композитора. Острая сюжетность и картинность— качества, которыми обладают многие сочинения М. Парцхаладзе, предпочитающего программную музыку, насыщенную событиями,—ярко проявились в поэме. Музыка рисует различные этапы истории влюбленных, пользуясь знакомыми слушателям звуковыми символами. Так, картина боя (начало сонатного аллегро) изображается энергичной воинственной темой медных, большими нарастаниями звучности, остинато, продолжительными кульминациями. Таким образом, уже внутри главной партии заложена драматичность, которая будет еще усиливаться при дальнейшем развертывании событий.


Резкий контраст угрожающей, полной тревоги темы главной партии — побочная, содержание которой можно уподобить песне любви Тариэла и Нестан. В ней воплощается основная мысль композитора — утверждение душевной гармонии, согласия, счастья влюбленных вопреки всем противоборствующим силам. Эта общегуманистическая идея в сочинении М. Парцхаладзе воплотилась, с одной стороны, традиционно (Чайковский, Лист, Рахманинов), с другой — индивидуально, благодаря национальному своеобразию как литературного первоисточника, так и музыки.
Тема любви в поэме — одна из лучших во всем творчестве композитора. Она — воплощение мелодической свободы, раскрепощенности лирического высказывания:

Благодаря особенностям грузинского распева — ритмическому. разнообразию фраз, обилию опеваний звука и мелизмов —появляются большие возможности для дальнейшего развития. И автор реализует их уже в экспозиции основывая на теме любви развернутый и стройный по форме эпизод. Характерно, что любовная тема постоянно возвращает слушателей к мыслям о красоте природы. Побочная сопровождается (и чередуется) с темой вступления.
Любовь героев как бы освещается восходящим солнцем; сама природа благословляет их
Но идиллическая картина сменяется другой: опять враждебные силы мешают счастью. Центральный раздел поэмы— разработка —повторяет в еще более напряженном:, звучании конфликт, намеченный в главной партии. С одной стороны, чувства влюбленных, с другой — мешающие им: силы; битва за счастье достигает здесь своего апогея.
Генеральная кульминация строится на теме вступления. Она означает здесь победу светлых сил природы и любви. Все стихает—и снова воцаряется идиллический мир чувств Тариэла и Нестан. В репризе звучит в основном побочная тема. В поединке победило добро; вновь и вновь утверждаются светлые настроения.

Камерная музыка для различных ансамблей не занимает большого места в творчестве композитора, если говорить не о пьесах педагогического репертуара, а о более «взрослых». В последних воплотилось свойственное камерным жанрам стремление к личностному высказыванию. Можно назвать немного сочинений этого плана — Соната для скрипки и фортепиано, Квартет, Две пьесы для гобоя и фортепиано, «Напев» для скрипки и фортепиано. В этих сочинениях композитор высказывается наиболее обобщенно («чистая» музыка, вне литературной программы) и в то же время проявляет свойственную ему камерность мышления, внимание к деталям. Творческая натура композитора не допускает обнаженного, прямого и полного выражения чувств. Эмоция в его музыке обычно «прячется» то за красивой картиной пейзажа, то за сюжетом (рассказ о любви в поэме «Нестан»), то за жанровой сценкой народного веселья, за песнями, праздничными танцами. Эта особенность присуща и камерным его сочинениям. В них она выявляется, может быть, наиболее явно из-за специфики жанра.
К числу таких характерных сочинений относится Струнный квартет (Тема с вариациями), Это разноплановое сочинение, в котором проявилось мастерство камерного письма— каждая вариация завершена по форме, определенна по жанру и напоминает миниатюрную самостоятельную пьесу для квартета. Вместе с тем, квартет драматургически выстроен так, что воспринимается как целое — главным образом, благодаря контрастности вариаций, дополняющих.друг друга, и наличию общей кульминации в сочинении.
Тема — протяжная, песенно-завершенная, грузинская по колориту, — затем варьируется и «задает тон» всему сочинению, лирическое содержание которого воплощено в облике различных танцевальных и песенных жанров:

Так первая вариация — это полифоническое изложение темы с насыщением звуков опеваниями; ее образная суть еще не меняется. Вторая вариация—своего рода живой полифонический этюд для квартета. В третьей — много имитаций ударных инструментов; в следующей вариации, напоминающей скерцо, этот прием развивается.
Вторая группа вариаций начинается с пятой. Это торжественный «хор» струнных, где каждый из четырех голосов имеет самостоятельную линию. Устойчивость и некоторая тяжеловесность музыки далее — в шестой и седьмой вариациях — постепенно преобразуются. Седьмая вариация, более подвижная, представляет как бы второе скерцо— острое, причудливое, но сохраняющее интонационную основу пятой вариации. По жанру седьмая пьеса представляет воинственный народный аджарский танец «хоруми» (с пятидольным размером).
Последний раздел составляют две контрастные части: восьмая —это речитатив, своего рода «остров» покоя и сосредоточенных размышлений после разнообразных сценок-картин. Наконец, финал—генеральная кульминация квартета— соединяет все настроения воедино; звучит полная огненного темперамента праздничная музыка.
Струнный квартет М. Парцхаладзе интересен по своим стилевым истокам. С одной стороны, он следует традициям русской камерной музыки, и прежде всего, Бородина-(спокойно-объективный характер лирических эпизодов, классическая ясность структуры). С другой — перекликается с современной грузинской квартетной школой и прежде всего с квартетами одного из любимых композиторов. М. Парцхаладзе — С. Цинцадзе, в сочинениях которого переплелись в своеобразном сочетании национальные признаки стиля с общеевропейскими.
Из камерных ансамблей выделяется Соната для скрипки и фортепиано — самое личностное сочинение композитора. В поэтичном высказывании «от автора» преобладают элегические настроения. Сочинение одночастно, очень компактное и логичное по форме. Это диалог, в котором два равноправных собеседника — скрипка и фортепиано. Каждый из них в согласии с другим ведет свою линию. (Автор даже считает, что если бы он сейчас писал это сочинение, то переосмыслил бы соотношение солистов,, дав больше материала скрипке, как более выразительному тембру для воплощения его замысла,) Характер музыки требовал тщательной нюансировки интонаций; в результате получилось яркое мелодически, камерное сочинение драматического плана. По уровню мастерства оно принадлежит к лучшим достижениям композитора. И не случайно им заинтересовалась и включила в свой репертуар такая талантливая исполнительница, как М. Яшвили.
С глубоко экспрессивных интонаций плача начинается сочинение:

Тема вступления как бы бросает тень на все последующее развитие, приглушая даже светлые настроения. Диапазон контрастов в музыке сонаты довольно широк. Мы слышим марш, решительный и суровый; лирическую песню; взволнованные речитативы на фоне бурной, «вздыбленной» фактуры сопровождения. Все эти образы существуют в противоборстве, острых столкновениях. Сохраняя схему сонаты, автор насыщает каждый ее раздел активным развитием, поэтому музыка воспринимается не как нечто застывшее, а как непрерывно изменяемое действие. В произведениях М. Парцхаладзе ход авторской мысли всегда ясно излагается: в сонате для скрипки и фортепиано ее можно уловить в движении от интонаций плача —через противодействие скорби — затем сопоставление плача с лирической темой, воплощающей идеал, мечту к утверждению действенного начала, активной жизненной позиции. Но в коде опять появляются мотивы печали. Учитывая, что соната — сочинение философски-обобщенного характера, можно понять такую трактовку коды: после душевных потрясений, страданий, побед остается лишь печаль о прожитой жизни. Это произведение занимает особое место в творчестве композитора, гораздо чаще воспевающего радость и не склонного к драматизации событий.
Из камерных ансамблей М. Парцхаладзе можно назвать еще две пьесы для гобоя и фортепиано — хорошее пополнение репертуара гобоиста: «Песня» и «Танец», написанные не только со знанием специфики гобоя, но и трактующие его иногда как народный духовой инструмент. В том же русле находится «Танец» для. двух виолончелей и фортепиано, пьесы для фортепиано в четыре руйи («Болгарская сюита», «Шествие», «В цирке», «Русская тройка», «В родном краю»); «Концертный вальс», «Колыбельная», «Веселая прогулка», Пять наигрышей для флейты соло.

Темы детства занимают одно из главных мест в творчестве М. Парцхаладзе. Воплощаются они по-разному. Композитор пишет для детей с пониманием их психологии, с доброй улыбкой. Музыку для детей он всегда сочиняет охотно, находя все новые лирические, звонкие нотки, стремясь поделиться с детьми душевной теплотой, воспитать в них чуткость, человечность, доброту, так присущие самому композитору. Во многих сочинениях он ставит перед собою две задачи — художественную и педагогическую: стремится не только воспитать в детях лучшие человеческие качества, но и научить их основам исполнительского мастерства. Поэтому в музыке сочетаются простота и образная рельефность с конкретностью технической задачи, которую автор ставит перед юными исполнителями. Некоторые сочинения М. Парцхаладзе рассчитаны не на исполнение детьми, а лишь на слушание, но и в них уделяется много внимания тому, чтобы музыкальная мысль была изложена просто и ярко.
Тематика детских песен М. Парцхаладзе очень разнообразна. Она отражает его личность, его заинтересованный взгляд на жизнь детей и окружающий их мир. Это песни о Родине, о труде, о школьной жизни, о природе, о животных. Композитор не раз обращается памятью к своему пионерскому детству. Он пишет об увлекательных туристических походах, о пионерских кострах и дружбе, которую юный человек берет с собой во взрослую жизнь. Композитор стремится воспитать в детях любовь к труду —и в этом также отразился его собственный характер, он — из числа людей, умеющих мастерить, многое делать своими руками. Каждую работу доводит до конца, выполняя ее со всей тщательностью —и учит этому детей. Многие его песни—портреты детей, всегда конкретные зарисовки их характеров и любимых занятий. Среди них шуточные песни — композитор ценит юмор и в искусстве, считает, что детям нужны веселые песни, а не только серьезные. Хоровые песни М. Парцхаладзе для детей часто содержат элемент игры или сказки.
Особенно важный момент при создании хоров и песен для детей —выбор поэтического текста. М. Парцхаладзе, как правило, избирает стихи, в которых есть образные сравнения, метафоры, звукоизобразительные моменты. Уже в самом тексте, таким образом, заложены большие выразительные возможности, они дают импульс творческой фантазии композитора. Вот дождик: «Рассыпает капли, как горох, вокруг, длинноногой цаплей обежал весь луг» (стихи И. "Векшегоновой). Ручей: «чист и звонок, как струна» (стихи Г. Качахидзе). Картина весны: «во дворе от снежной бабы, как от печки, дым идет» (стихи Л. Кондратенко). Подъемный кран —это птица, она «полквартиры в клюв берет» (стихи В. Татаринова).
Композитор работает с широким кругом поэтов разных республик. Чаще всего он обращается к стихам В. Татаринова, В. Викторова, Л. Кондрашенко, В. Семернина, М. Пляцковского, Ю. Полухина, грузинских поэтов Г. Чичинадзе, Г. Церетели, М. Чкоидзе, М. Акобия, М. Квливидзе, латышского поэта — У. Краста, болгарского —А. Босева. Обычно композитор пишет на уже готовые стихи, однако в процессе работы над музыкой вместе с поэтом усовершенствует и изменяет текст, чтобы добиться полного слияния стихов с музыкой.
Детские хоры и песни М. Парцхаладзе рассчитаны на детей разного возраста — от самых маленьких дошкольников до подростков, вступающих уже в пору юности. И об-: разный строй, и темы, и стихи, на которые написаны песни для разных возрастных групп, сильно отличаются. Но общим остается стремление к лирике и юмору, желание избежать выспренности.
«Щедрой рукой таланта рассыпаны по его песням мелодические, гармонические, ритмические находки, чувствуешь особую, свойственную именно этому автору интонацию.
Оркестрованы песни мастерски, композитор рисует звуком, и его краски настолько ярки, сочны, контрастны, что делают его музыку объемной».
Количественно детская вокальная музыка занимает одно из значительных мест в творчестве композитора. Десятки хоров и песен объединены в несколько сборников: «Утро Родины», «Солнце глянуло в окно», «Наш край», «На свете много разных стран», «Песня ручья», «Здравствуй, утро!», «Хороша моя земля», «Я юный ленинец», «Лучезарный день встает», «Костер нашей дружбы».
Двадцать два хора без сопровождения составляют содержание первого, выпущенного в 1964 году, сборника «Утро Родины». Здесь много гражданских песен — «Мавзолей»,. «Мечтают пионеры», «Утро Отчизны», «Над Родиной новое утро зажглось», «На свете много разных стран». Во многих детских хорах любовь к родному краю раскрывается через восприятие природы. Таковы «Весна в Грузии», «Самана» (грузинский народный танец девушек): «Шлет лучи нам золотые солнце с небосвода, и танцует самана с нами вся природа». Много в сборнике хоров, направленных на воспитание в детях лучших человеческих качеств — трудолюбия, умения быть другом. Здесь и сценки из жизни детворы, веселые походы и игры («Возле нашего двора целый день идет игра»), и портрет мальчика, которого только что приняли в пионеры: «Тужурка нараспашку! Шагает паренек, чтоб галстук на рубашке увидеть каждый мог».
Несколько хоров — шутливого характера; в них с юмором рассказывается о рассеянном Сереже, о чудаке, который все делал кое-как, о Петьке — второгоднике, не желающем идти на субботник. Самый яркий в этом плане хор, пожалуй, «Где зимуют раки?» — «По земле гуляет много шуток всяких, но никто не знает, где зимуют раки?». Эти песни, может быть, еще лучше воспринимаются детьми, чем
«позитивные»—ведь дети не любят поучений, и мораль, преподнесенная с юмором, в занимательной и живой форме, оказывает на них гораздо большее воспитательное действие.
Детские хоры a cappella написаны весьма изобретательно, различны по мелодике и фактуре, но есть между ними и общее. Во-первых, это в основном именно песни куплетного строения, часто основанные на взаимодействии солирующего голоса и остальных, имеющих функцию аккомпанемента. Они имеют сходство и в хоровой фактуре— когда речь идет в них о сходных ситуациях или образах (что является выражением стилевых авторских особенностей письма). Так, ряд живых, подвижных хоров основаны на повторах простых интервалов и аккордов (терций, трезвучий) в сочетании с грузинскими каденциями («Счастливого пути», «Самана», «Где зимуют раки?»):


Другого типа фактура в некоторых маршевых хорах, где много полифонии, диалогов-перекличек голосов, пунктированных ритмов.
Вместе с тем, хоры представляют большое разнообразие музыкальных решений. Так, даже в лирических пионерских хорах о Родине часто проявляются признаки гимна. Примером может служить «Утро Отчизны». Фактура хора, начавшегося одноголосно, быстро расслаивается, образуя причудливые сочетания терцовых созвучий, острые и диссонантные. Хор «На свете много разных стран» — торжественный марш, с характерным движением верхних голосов, упругим ритмом.
Вот, например, хор-пейзаж «Весна в Грузии» — мелодия (в духе грузинской лирической песни, с «колышущимися» интонациями) сопровождается вокализом у нижних голосов— они создают подвижный, «воздушный» прозрачный фон. Тот же принцип фактуры — в основе другого хора «Весна»: вокализ нижних голосов (несколько таинственного звучания) и на его фоне лирическая песенная мелодия, в которой много фольклорного.

Иначе решает композитор хоры, близкие к жанру походной пионерской песни. Например, «Десять добрых тропок», «Когда трубит горнист». Здесь — имитация звучания горнов, бодрый, ритмически-четкий характер мелодий. Один из лучших (и самых репертуарных!) детских хоров М. Парцхаладзе — «Самана». Его мелодию отличает особое изящество, ритмическая упругость, бесконечное варьирование, вращение в узком кругу интонаций, что дает эффект обновления танцевальной ритмической формулы.
Своеобразны шуточные песни. Например, хор «Рассеянный Сережа» построен на полифонических, перекличках, верхних и нижних голосов — как будто ребята, переговариваясь, находят все новые смешные случаи из жизни чудака Сережи.
Мелодия хора «Кое-как» схожа с известной шуточной французской народной песней «Каде Русель богато жил...»
Рельефность и простота темы вполне отвечают характеру стихов.
Песни-сценки еще одна разновидность детских хоров. Здесь роль диалога особенно велика. Например, весь текст запева песни «Умей быть другом» представляет диалоги. И музыка песни, в соответствии со стихами, строится на перекличках хора и солиста; хор спрашивает—солист отвечает. В припеве же, где прямо провозглашается авторская мысль («Да, если друг попал в беду, в беде его не бросим»), диалоги сменяются аккордовой фактурой всего хора.
Для создания музыкальной картинки композитор нередко прибегает к звукоизобразительным эффектам: то весенний дождь («Дождик»), то тихое, уснувшее море («Море спит»), то дробь первомайского барабана изображаются в музыке:

Хотя детские хоры налагают на композитора ряд ограничений (простое изложение, удобное голосоведение, неширокий диапазон и т. д.), но автору все же удается и здесь найти возможности для привлечения самых современных средств хорового письма. Один из примеров — хор «Весна». Таинственность вокального сопровождения мелодии создается благодаря применению аккордового глиссандо —приема, больше характерного для инструментальной музыки, чем для вокальной. Этот хор, часто исполняемый и у нас в стране, и за рубежом, следует выделить особо: он принадлежит к числу бесспорных удач композитора. В нем самые простые средства так уместны, свежи и так ярко выражают содержание, что обаяние этого небольшого хора всегда вызывает аплодисменты слушателей —в какой бы аудитории его не исполняли. По просьбе хоровых студий некоторые смешанные хоры («Озеро», «Ночь» и другие) автор переложил для детских исполнительских коллективов. В звучании детских голосов эти хоры приобретают особую поэтичность.
Многие песни композитора предназначены для. младших школьников. В них автор, прежде всего, стремится расширить представление детей об окружающем их мире. Самые разнообразные темы он затрагивает в этих несложных песенках. Они рассказывают о любви детей к Ленину («Ленин и весна»), о красоте родной природы («Мой край»), воспитывают любовь к школе («Здравствуй, школа» и «Школьный звонок»), к занятиям спортом («Бокс», «Песенка о зарядке», «В горы мы идем», «Костры пионерские»), даже учат правилам уличного движения («Запрещается — разрешается»).
Песни М. Парцхаладзе знакомят детей с жизнью их грузинских сверстников («Маленькая сборщица чая», «Наша Лейла», «Собираем виноград», «Лалины сережки»). Многие написаны в традициях русской детской хоровой песни; в их образном строе и стихах улавливаются мотивы русского фольклора — таковы «Снега — жемчуга» («Правит тройкою сама зимушка-зима!»), «Весенняя песенка», «Листья по ветру летят» («Косяками в небе стелются стаи серых журавлей»).
Композитор рассказывает детям о прошлом, учит мужеству на примерах из жизни их сверстников, которые росли в годы войны. Из песен на военную тему можно назвать «Песню о юном партизане». В ней есть такие слова: «Чтоб красный галстук на груди открыто мог гореть, за это стоит в бой пойти, за это стоит мир пройти, сражаться и умереть».
Поэт Я. Халецкий говорит о песнях М. Парцхаладзе: «Писать для детей всегда нелегко. Музыкальный диапазон детских песен должен быть очень невелик — ведь петь должны дети, и музыка должна быть интересна им! Уж кто-кто, а ребята не поют то, что их не увлечет. Но песни Мераба Алексеевича часто звучат по радио, в. концертах, в детских садах и на школьных переменах, в пионерских лагерях и просто на улицах города. Многие из его произведений исполняются за рубежом. Музыка Мераба Парцхаладзе шагает в ногу со звонкоголосыми девчонками и мальчишками»1.
М. Парцхаладзе пишет, для детей не только такую музыку, которую они должны исполнять сами. Многие его пьесы предназначены для детской аудитории, но исполняются взрослыми, что дает возможность композитору пользоваться всей богатой" палитрой выразительных средств, не ориентируясь на простоту исполнения. УМ. Парцхаладзе — несколько таких сочинений. Одно из лучших — детская сюита для симфонического оркестра «Лесные картины» (соч. 45). Это сочинение интересно тем, что вобрало в себя многие качества пьес и песен композитора, адресованных маленьким слушателям, и усилило эти черты благодаря возможностям «взрослого» симфонического оркестра, блестяще использованным автором.
Прежде всего, музыка сюиты раскрывает близкое композитору содержание — любовь к природе и животным.
Кроме того, здесь эмоциональный настрой музыки располагает к спокойному, доброму, светлому и гармоничному восприятию мира. М. Парцхаладзе считает, что музыка для детей должна быть радостной, приветливой. Симфоническая сюита «Лесные картины» отвечает этим требованиям, потому ее так хорошо принимает детская аудитория.
Семь частей сюиты озаглавлены: «Рассвет над озером», «Непослушный лосенок», «Солнечный луч», «Белка-непоседа», «В лесной чаще», «Тихий вечер», «На опушке». Каждая из пьес имеет еще и свою программу, раскрываемою в самой музыке. Так, «Рассвет над озером»— это полная тайн картина: на грани ночи и дня над озером летят причудливые звуки. Музыка импрессионистична, она ярко рисует, как колышется вода, как постепенно рассеивается туман, и, наконец, в торжественном полнозвучии красок восходит солнце.
«Непослушный лосенок» — шутливая сценка из жизни лесных обитателей. Звучит озорное соло кларнета — резвится малыш, все дальше убегая от мамы. Вдруг что-то напугало его в лесной чаще — музыка ярко показывает его страх. Опять быстрый бег — и вот уже рядом мама, она успокаивает малыша.
«Солнечный луч» — это уже не сценка, а пейзаж. Музыка позволяет как бы увидеть пронизывающий лесную чащу луч солнца. Ясность и напевность темы дополняется звонкими тембрами (вибрафон, колокольчики). Причудливость, сказочность их ассоциируется с характером пейзажа: ведь в том, как играет солнце, пробиваясь сквозь лесные заросли, всегда есть что-то таинственное.
«Белка-непоседа» — второе скерцо в сюите, перекликающееся с пьесой «Непослушный лосенок» и по содержанию и по жанру. Живой, озорной зверек обрисован быстрыми
повторами диссонантных созвучий.
Одна из самых красочных и содержательных пьес — «В лесной чаще». Она основана на-драматургическом развитии состояний: страх путника, который не может освободиться из плена лесной чащи. Зловещие тени, замкнутость пространства, попытки выйти —и, наконец, освобождение: удалось выбраться на опушку, залитую солнцем. Все это ярко, сочно, с применением современных средств оркестрового письма рисует композитор (например, встречаются кластеры, редкое глиссандо литавры, причудливое соло фортепиано). В конце пьесы колорит светлеет, появляются зыбкие, долго тянущиеся звучания струнных. Пьеса заканчивается ослепительно-яркими картинами, которые могут быть расшифрованы однозначно —радость освобождения из лесного плена, светлая картина приветливой солнечной поляны на краю леса.
«Тихий вечер» — это скорее пьеса для юношества. Она напоминает лирическую инструментальную пьесу, которую легко представить себе в звучании эстрадного ансамбля. Благодаря симфоническим тембрам жанр этой пьесы смещается: она может быть отнесена к той «серьезной легкой» музыке, которая является хорошим мостом, соединяющим разные категории слушателей.
Финал сюиты — «На опушке» — напоминает русскую хороводную:

Продолжая сюжетные аналогии, можно представить себе встречу на опушке всех, с кем мы познакомились в лесу. Безмятежной теме кларнета отвечают звукоизобразительные реплики трубы; после небольшого развития—апофеоз, кода.
Сюита «Лесные картины» активно вошла в жизнь: она звучит по радио, в концертах для детей. В 1981 году в Париже, по инициативе Всесоюзного агентства по авторским правам (ВААП) состоялось прослушивание новых сочинений советских композиторов и переговоры о расширении сотрудничества (при участии французских издателей). Среди сочинений, отобранных для активного распространения, была и сюита «Лесные картины» М. Парцхаладзе.
Музыка М. Парцхаладзе для детей — важнейшая область его творческой жизни. «Чтобы писать для малышей мало обладать талантом, мастерством, художественным видением мира, знанием детской психологии и исполнительских возможностей возраста. Истинно прекрасное и увлекательное для малышей может творить лишь тот, кто сам по. себе излучает доброту. Это неизменно создает «режим наибольшего благоприятствования» для его музыки, а сама она тогда полна сердечности, доверительности и высокой поэтичности. Вся эстетическая программа композитора-художника и композитора-педагога, вся erd музыка изнутри освещена светлой любовью к Родине, отцовскому дому, материнству и детству. Он пишет симфоническую и инструментальную музыку, хоровую музыку, работает в театре и кино. Но я думаю, что с большим наслаждением он все» таки сочиняет для самых маленьких» Пишет Парцхаладзе эти сочинения, начиная со студенческих лет и до настоящего времени.. Кроме того, постоянно работает с детскими хоровыми коллективами музыкальных школ и студий, ездит по стране, чтобы встретиться с юными любителями музыки, переписывается с ними и их педагогами, выступает по радио и телевидению, беседуя с детьми о музыке.
Среди тех детских коллективов, с которыми он поддерживает постоянную творческую дружбу, Большой детский хор Центрального телевидения и Всесоюзного радио (руководитель В. С. Попов), детская хоровая студия «Полет» (руководитель Т. Е. Селишева), детская хоровая студия «Весна» (руководитель А. С. Пономарев), Хор Института художественного воспитания при Академии педагогических наук (художественный руководитель В. Г. Соколов), детская хоровая студия «Пионерия» (руководитель Г. А. Струве). Композитора связывает творческая дружба с замечательным хором болгарских ребят «Бодра Смяна». Кроме того, за годы работы над детской музыкой М. Парцхаладзе приобрел множество друзей среди учеников и преподавателей детских музыкальных школ. Так, в Никополе, в детской музыкальной школе существует Клуб юного музыканта, где одно из заседаний, которые проводят сами ученики, было посвящено творчеству М. Парцхаладзе. Ребята познакомили своих товарищей с его песнями, фортепианными пьесами. Композитор прислал им письмо с добрыми пожеланиями, а также ноты новых произведений.
...Украина, село Тарасовка—еще один адрес друзей. Однажды композитор увидел по телевидению хор киевских школьников. Они пели на украинском языке песню М. Парцхаладзе. Композитора это очень обрадовало. Он написал письмо в детскую. редакцию Украинского телевидения и таким образом познакомился с ребятами. С тех пор композитор посылал все свои новые детские песни участникам детского Клуба любителей искусства села Тарасовка Киевской области. Вместе с ним они выступали по Киевскому телевидению. Готовясь к поездке в Киев, М. Парцхаладзе написал новую песню на стихи украинской школьницы Оли Боровской — «Отчизна моя». Первыми слушателями ее стали украинские ребята.
«Уважаемый Мераб Алексеевич! Присланные Вами замечательные сочинения доставили нам много радости. Наш коллектив еще не очень крепкий и профессиональный, но мы будем очень стараться донести до слушателя Ваш чудесный мир звуков» К
Студентка Саратовской консерватории, которая избрала темой своей дипломной работы хоровое творчество М. Парцхаладзе, пишет композитору: «Когда я приезжаю в Москву, то сразу еду к Вам;, как к родному человеку. Как хорошо на свете жить, когда тебя окружают интересные, добрые люди!»
Хоровая студия мальчиков «Молодость» приглашает композитора на праздник песни в город Дубну. Участники хора просят прислать текст на грузинском языке — они хотели бы спеть несколько куплетов песни на языке оригинала.
Композитор участвует в празднике музыки в Краснодаре. Вернувшись домой, получает письмо с первыми отзывами: «Ваш концерт в Краснодаре оставил яркое впечатление. И по сей день о нем говорят, как о музыкальном явлении года»2.
Творческая дружба связывает композитора с Горьковской хоровой капеллой мальчиков, он переписывается с руководителем капеллы Л. Сивухиным. «Давно Вас не видел, а хотелось бы пообщаться с умным музыкантом... Ваши «Горы» прочно вошли в наш репертуар... «Горы» везде принимаются «на ура»…
Студент музыкального училища из Краснотурьинска Свердловской области пишет: «Наше училище молодое и сведений о вас и о вашем творчестве в нашей библиотеке почти нет... Ваши хоровые произведения любят наши дирижеры... Я прошу Вас написать о себе, к моей просьбе присоединяются многие учащиеся...»
Хоровая музыка М. Парцхаладзе вызывает интерес исполнителей, ему часто пишут, просят выслать ноты для детских или студенческих хоров, рассказать об истории их создания; многие приглашают на концерты.
Постоянные контакты установились и с болгарскими музыкантами. «Ты уже пользуешься большим вниманием у нас как хоровой композитор». М. Парцхаладзе переписывается с детским хором «Бодра смена», включающем в свой репертуар лучшие его хоры.
В Московской композиторской, организации он возглавляет Комиссию музыки для детей и юношества, является членом художественных советов радио, членом редсовета детской редакции издательства «Советский композитор» и фирмы «Мелодия». Он постоянно участвует в различных конкурсах; многие его произведения получают признание и одобрение слушателей и жюри. Эту свою деятельность композитор считает очень нужной и отдает ей большую часть своего времени и сил.
В 1980 году М. А. Парцхаладзе избран членом правления международной Ассоциации деятелей литературы и искусства для детей Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами.

Творческая жизнь Парцхаладзе сложилась так, что еще в юности он начал писать по заказу различных редакций радио: сочинял музыку к радиоспектаклям, детские музыкальные сказки. М. Парцхаладзе — автор музыки к 15 радиопостановкам.' Наиболее удачными из них можно считать «Полтора месяца в жизни Тамары», «Скованные одной цепью», «Первый учитель», «Нонкина любовь».
М. Парцхаладзе работал и в драматических театрах, создавая музыку к спектаклям таких московских коллективов, как МХАТ, Театр Советской Армии, Театр имени Гоголя, 1-й Московский областной театр. Кроме того, он постоянно пишет музыку к кинофильмам — художественным, документальным, мультфильмам. Каждый из этих опусов включает, как правило, несколько законченных номеров; инструментальных и вокальных.
Первым опытом в этой области была музыка к радиоспектаклю «Нонкина любовь» по сценарию болгарского писателя И. Петкова. Это рассказ о деревенской красавице Нонке и ее семье, о рождении новой морали, новых взглядов на положение женщины. В спектакле много музыки. Рецензент писал: «Настройте ваш приемник... и по вашей комнате разольются волны светлой, радостной музыки. Широкая, напевная, она уведет вас в бескрайние золотые просторы Добруджи».
В эти же годы была написана музыка к интересному и яркому документальному фильму «Необыкновенные встречи»— о судьбах детей, которых когда-то снимали для киножурнала «Пионерия». Через много лет авторы фильма разыскали многих из них и рассказали об их судьбах. Фильм сопровождался «бодрой, жизнеутверждающей музыкой» М. Парцхаладзе.
Следующая заметная работа в кино — музыка к художественному фильму «Дерсу Узала» (по мотивам произведений В. К. Арсеньева). Фильм этот, воспитывающий мужество и любовь к природе, увидели и полюбили миллионы зрителей.
В 1971 году на экраны вышел художественный фильм с музыкой М. Парцхаладзе «Тропою бескорыстной любви», ставящий актуальные проблемы взаимоотношения человека с природой.
Удачной была и одна из первых театральных работ композитора — музыка к спектаклю «Свет далекой звезды» в Театре Советской Армии. Спектакль долго сохранялся в репертуаре. Музыка к пьесе А. Салынского «Камешки на ладони» (в этом же театре) также интересна и соответствует духу постановки.
Удачей композитора была музыка к работе МХАТа «Пока арба не перевернулась», к спектаклям 1-го Московского областного театра — «Закон вечности» и «Только две недели», а также к постановкам Театра имени Н. В. Гоголя — «Одни без ангелов» и «.Верхом на дельфине». В музыке проявилось умение композитора чувствовать законы сценической драматургии, ритм спектакля, его ясное понимание режиссерской трактовки пьес.
Активно композитор работает и с драматургами Грузии. Так он написал музыку к телеспектаклю абхазского писателя Г. Гулиа «Если бы вы только знали». Музыка М. Парцхаладзе к спектаклю «Сказка о храбром Кикиле» грузинских драматургов Г. Нахуцришвили и Б. Гамрекели в постановке Театра имени Н. В. Гоголя была премирована на конкурсе спектаклей, посвященных 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Комедия «Пока арба не перевернулась», поставленная во МХАТе, принадлежит перу грузинского драматурга О. Иоселиани.
; Многие из номеров, написанных для кинофильмов и спектаклей, нередко звучат самостоятельно; можно назвать, например, «Концертный вальс» (из кинофильма «Необыкновенные встречи»), «Вальс» и «Галоп» (из кинофильма «Приключения Толи Клюквина»), «Спортивный марш» (из мультфильма «Топчумба»). Последний стал так популярен, что композитора попросили сделать переложение для исполнения детьми (в 4 руки). Это задорное, эффектно оркестрованное сочинение, с яркими соло духовых.
Обрели самостоятельную жизнь и многие фрагменты из музыки к радиоспектаклям («Болгарская сюита» к радиопостановке «Нонкина любовь», пьеса «Голос в ночи» из радиопостановки «И тогда мы услышали гром»).

Своеобразный жанр, в котором успешно работает М. Парцхаладзе — детские музыкальные сказки. Поэт П. Синявский вместе с М. Парцхаладзе написали сказку «Самый лучший Дед Мороз». В ней всего два действующих лица — Мальчик, мечтающий стать волшебником, чтобы делать людям добро, и Карлсон, который помогает ему. Музыка не только сопровождает сказку — без нее невозможно было бы рассказать эту историю. Музыка полна лирики, юмора, фантазии. Она включает целый ряд сольных и хоровых песен. «Да, всю эту историю про Деда Мороза сопровождает мелодичная, прозрачная, изобретательно написанная музыка. В оркестре вы услышите голоса скрипок и кларнета, колокольчиков, вибрафона и арфы. Такая оркестровка помогает создать атмосферу чего-то неправдоподобного, сказочного. Слова снова становятся музыкой, а музыка— словами» К
Другая сказка М. Парцхаладзе — «Короткий хвост, Холодный нос», либретто Ф. Олина (для самых маленьких). Сказка помогает малышам понять, как важно учиться, как много им предстоит узнать в школе. Ее герои — братья зайчата. С ними происходит много разных событий и приключений; они чуть не попадают в лапы Серого волка, а Белочка из лесной школы спасает их. Зайчата понимают, что им надо многое узнать, многому научиться и поэтому они идут в лесную школу.
В сказке много песенок, чередующихся с прозаической речью. Все герои имеют свои яркие музыкальные характеристики. Музыка написана так просто, что ее могут исполнять самодеятельные коллективы детских садов или младших школьников. Острая сюжетная основа, рельефность музыки, ее простота — все это обусловливает успех детских музыкальных сказок М. Парцхаладзе у маленьких исполнителей и слушателей.
М. Парцхаладзе владеет техникой создания произведений самых разных жанров. Пример тому— песни и инструментальные эстрадные пьесы. Он обращается к этим жанрам, в основном, при работе над музыкой к кинофильмам, театральным спектаклям, радиопередачам, но иногда пишет и специально для певцов и эстрадных оркестров. Ю. Саульский точно определил особенности стиля Парцхаладзе: «Самые различные темы композитор стремится раскрыть в лирическом ключе». И далее, об эстрадных песнях: «Хочется отметить непосредственность мелодического языка и верность грузинским; национальным интонациям, в танго «Если бы вы знали» (из.телеспектакля «Если бы вы знали» по Г. Гулиа), теплое лиричное, настроение песен «Все, что дала мне любовь» (слова.В. Татаринова), «Жду. тебя» (слова В. Лазарева), «Не сердись» (слова Т. Регистана), точность ощущения жанра в песне «Расстаться нам нельзя» (слова И. Кохановского)».
Тематика песен М. Парцхаладзе связана с тем, что волнует людей: здесь и гражданские мотивы («Ленин — знамя всех побед», «Граница»), и воспоминания о прошедшей войне («Мы помним дороги», «Ты спой с нами песню», «Ваян»), и песни о любви.
Эстрадные песни М. Парцхаладзе. раскрывают целую гамму переживаний. Поэты, к которым обращался композитор— хорошо известные слушателям Г. Регистан, В. Татаринов, И. Шаферан, Я. Халецкий, Ю. Каменецкий и современные грузинские авторы.
В своих эстрадных песнях М..Парцхаладзе следует законам этого жанра, традициям русской и зарубежной лирической песни — в наиболее кантиленных ее образцах. Грузинское в своей основе музыкальное мышление композитора и здесь не может не проявляться: на фоне «общеевропейских» интонаций лирической песни то и дело «вспыхивают» искры оригинальных грузинских мелодических оборотов или гармоний, хотя жанр песен и стихов совсем не предрасполагает к этому. Но русские истоки выявляются в этих песнях все-таки гораздо четче. Одна из удачных песен этого рода — шуточная «Жил когда-то Емеля». Назовем еще «Про любовь», «Московская улица», «И сама не знаешь ты», «Забудь обидные слова».
Когда слушаешь эстрадные пьесы М. Парцхаладзе, то прежде всего думаешь о мастерстве автора, позволяющем ему решать разнообразные творческие задачи. Здесь открываются новые грани его таланта. Вот музыка к радиопостановке «Нонкина любовь», танцы на сельской вечеринке; один из них — «томный», с солирующей скрипкой, имитирует некоторые болгарские женские танцы. Другой — пятидольный, в котором можно уловить черты и болгарской реченицы и грузинского танца хоруми. Еще пример (их число можно было бы умножить!) —«Вальс» из кинофильма «Необыкновенные встречи». Средняя его часть — в стиле французских песенок, с характерной инструментовкой (аккордеон в.. высоком регистре ведет тему, а струнные аккомпанируют).

Яркая концертная пьеса для эстрадного оркестра —«Голос в ночи» с эффектной импровизацией саксофона, метрическими переменами. Есть у композитора и пьесы для эстрадно-симфонического. оркестра — «Концертный вальс», «Русская тройка», «Попрыгунья», (полька) и другие, пополняющие репертуар переходного типа — от «легкой» музыки к серьезной. Получили известность и нередко исполняются его марши для духового оркестра. К жанру «серьезной легкой» музыки можно отнести и «Два танца» для симфонического оркестра. Это контрастные по характеру пьесы. Первая из них представляет симфонический вариант «Восточного танца» из «Детского альбома», вторая (написанная в сложной трехчастной форме) — огненная лезгинка в характерном метре—6/8.
Одним из памятных событий в творческой жизни композитора за последние годы стал фестиваль в латышском городе Вентспилсе 1979 года, посвященный его творчеству. Музыкальные фестивали музыки одного композитора вот уже 13 лет проводятся в этом небольшом городке. Непременным условием участия в них является работа композитора в разных жанрах —ведь в концертах участвуют все коллективы художественной самодеятельности города —хоры, вокальные ансамбли, духовой оркестр и другие. Мераб Алексеевич получил из Латвии приглашение принять участие в этом фестивале, который будет полностью посвящен его музыке. Название фестиваля «Мчатся сани». Он проходит в феврале, и композитора, чья музыка будет звучать, торжественно на санях привозят на концерты. Они проходят во всех залах города.
Более двух тысяч детей готовились к встрече с М, Парцхаладзе. В программе первого концертного дня было почти шестьдесят номеров. «Сколько мне ни приходилось ездить в разные города нашей страны, я такого не встречал... Вентспилсский фестиваль музыки одного композитора уникален...— писал композитор в местной газете «Советская Вента». — Уезжая из гостеприимного Вентспилса, я унес с собой много ярких впечатлений от общениях людьми, а также от знакомства с городом». Вентспилс —город моряков и рыбаков. В городе чтят память тех, кто погиб! в море. На композитора огромное впечатление произвел памятник погибшим морякам, у подножия которого всегда лежат живые цветы. Хозяева фестиваля показали М. Парцхаладзе порт, этнографический музей. Но главное впечатление осталось от многочисленных встреч со слушателями и исполнителями, взрослыми и совсем юными, от знакомства с музыкальной культурой латышского народа. С хоровыми же коллективами у композитора завязалась дружба.
Каждый из композиторов, приглашенный в Вентспилс, пишет сочинение специально для фестиваля — такова традиция. М. Парцхаладзе написал для своих новых друзей произведение о Грузии для мужского хора a cappella на стихи латышского поэта У. Краста «Край прекрасный» — гимн красоте родного края. Мужской хор из Вентспилса включил песню в свой репертуар, затем ее запели в Белоруссии и в РСФСР. Хор был отмечен премией на VII Всероссийском конкурсе патриотической песни.
А ребятам из детского сада он подарил песни «Мама и солнце» и «Янтарик». Песня «Мама и солнце» на стихи У. Краста вместе с двумя другими песнями для малышей («Пчела и липа» на стихи Т. Церетели и «Ручей» на стихи Ш. Цвижба) получили I премию на VI Международном конкурсе детской песни в Хельсинки (1982).
Из других событий этого же плана композитору запомнились хоровые фестивали в Болгарии, куда он выезжал пять раз, чтобы участвовать в концертах, где исполнялись и его произведения.
Дружба с болгарскими музыкантами не случайна. «В болгарской и грузинской музыке есть какие-то общие черты ритмики и мелодики... На меня самое сильное впечатление в Болгарии производит народная музыка... Болгарское хоровое пение является знамением нашего времени... Есть какие-то общие тенденции в развитии музыкального творчества... Темы политические свойственны и болгарским композиторам, и советским. И советские композиторы, и болгарские идут к одной цели». Песни Мераба Парцхаладзе звучали в исполнении хоровых коллективов многих городов Болгарии — Софии, Габрова, Враца. Произведения М. Парцхаладзе были встречены очень тепло и отмечены премиями.
Мераб Парцхаладзе — постоянный участник Всероссийских конкурсов патриотической музыки, проводимых на родине первых Советов — в Иванове. Сюда съезжаются самодеятельные хоровые коллективы из многих городов. Этот конкурс отличается тем, что лучшие сочинения называют, помимо профессионального жюри, сами слушатели — общественное жюри.. Оно не раз отмечало песни и хоры М. Парцхаладзе: «Родина моя» (стихи Ю. Полухина), «Песня о Родине» (стихи Г. Чичинадзе), «Где океан к земле несется» (стихи В. Семернина), «У вечного огня» (вокализ), «Горы» (стихи Э. Джгамадзе) и «Сто рук» (стихи А. Турина), «Здравствуй, ровесник» (стихи Е. Горбанской), «Родина» (стихи И. Абашидзе), «Отчизна моя» (стихи О. Баровской), «Край прекрасный» (стихи У. Краста, перевод с латышского В. Викторова).
На IV Международном конкурсе детской песни в Москве (1978) песни «Чей же это мальчик?» (стихи Э. Джгамадзе, перевод А. Турина), «Я сидела у окна» (стихи Е. Каргаиовой) и «Лалины сережки» (стихи Э. Джгамадзе, перевод А. Турина) отмечены II премией.
На VI Международном конкурсе детской песни в Хельсинки (1982) песни «Мама и солнце» (стихи У. Краста, перевод В. Викторова), «Пчела и липа» (стихи Г. Церетели, перевод Г. Андреевой) и «Ручей» (стихи Ш. Цвижба, перевод А. Турина) отмечены I премией.
М. Парцхаладзе— заслуженный деятель искусств Грузинской ССР (1967) и заслуженный деятель искусств РСФСР (1978).
«Если ты душою молод.,, значит ты товарищ нам» — эти слова из песни М. Парцхаладзе «Так держать, ребята» полностью можно отнести к самому композитору, В них — секрет его долгого и радостного общения со слушателями.


Список произведений

Скачать книгу Скачать книгу