И. Прохорова - Родион Щедрин

Р. Щедрин (ноты)



Литература о музыке, нотные сборники, книги

 

«Озорные частушки»

 

 

«Озорные частушки» (196 3) — своеобразный итог первого десятилетия творчества Щедрина, итог стойкого увлечения и творческого общения с частушкой. За эти же годы были написаны и другие, звучащие и поныне произведения: Первая симфония, Пьесы для фортепиано, Камерная сюита, «Бюрократиада» (курортная кантата для солистов, хора и малого симфонического оркестра), музыка к фильму «Высота» со знаменитой песней «Не кочегары мы, не плотники», хоры без сопровождения. Но частушка в этот ранний период творчества композитора легла в основу самостоятельной группы различных по жанру произведений. И завершающим сочинением суждено было стать концерту для оркестра «Озорные частушки».

Написав концерт для оркестра, Щедрин значительно расширил виртуозные возможности различных оркестровых инструментов. В то же время это произведение потребовало от композитора огромного мастерства, поскольку основу его составляет единственный жанр — частушка, да и то лишь одна ее разновидность. В авторской аннотации композитор писал: «В Озорных частушках, задуманных как виртуозное оркестровое сочинение, затрагивается лишь одна из сфер частушки — плясовая и шуточная, а виртуозность и концертность заложены, на мой взгляд, в самой природе частушек такого рода».
«Озорные частушки» — произведение одночастное. По своему строению концерт представляет собою свободные вариации на множество народных частушечных тем. Сам композитор указывает число 70, «.когда тематическую функцию приобретает и тембр, и регистр, и т. п.» . Подобно сверкающим брызгам, произведение как бы рассыпается на свободно чередующиеся короткие мотивы.
Задуманные как «озорные», «Частушки» отличаются богатой композиторской выдумкой, интересными тембровыми находками.
Разнообразно мелодическое и ритмическое развитие частушечных напевов. Симметричные построения соседствуют с асимметрией. Ритмический рисунок мелодии то выравнивается, то усложняется синкопами. Характерны нисходящие глиссандо в конце фраз. В этой атмосфере веселья и смеха даже строгий полифонический канон подобен шутке.
Определяя форму концерта как свободные вариации, где новые темы в их вариационном развитии чередуются и переплетаются с уже прозвучавшими, следует отметить, что это, казалось бы, стихийное развертывание тематического материала подчиняется строгой закономерности развития произведения в целом.
Цементирующей основой многотемного потока музыки является его одножанровость. Именно эта особенность сочинения дала возможность чередовать и сопоставлять различные темы в безостановочном активном движении, а композитору позволила назвать концерт «по существу токкатой».

Исполнение частушек
«Озорными частушками» дирижирует Г. Рождественский


Тесно скрепленные между собою, вариации образуют монолит музыкальной ткани с неуклонно нарастающей динамикой к концу. Происходит это посредством нескольких волн, представляющих собою в некотором роде самостоятельные разделы.
Начинается концерт стремительным всплеском пассажей деревянных духовых и струнных инструментов, который уже в третьем такте заканчивается аккордом-кластером на fFF. И вот у флейт звучит первая, веселая и беззаботная частушечная мелодия — зачин произведения:

 

Скачать ноты частушек

Совсем короткая попевка мелькает у солирующей валторны:

Ноты к частушкам

А вслед за ней пронзительно «вытанцовывает» задиристая мелодия у флейты-пикколо:

Скачать ноты к частушкам

В этом первом экспонирующем разделе у струнных инструментов появляется широкая, распевная мелодия, которая позже займет самостоятельное место в произведении (ц. 8). Подключая все новые и новые подголоски, композитор варьирует темы.
Оригинальна тема, исполняемая контрабасами pizzicato (Ц. 12):

Частушки - ноты

Необычно и ее сопровождение: отрывисты равномерно звучащие аккорды у струнных, поддержанные стуком деревянных ложек (cucchiai) и метелочкой о тарелки.
Так уже самое начало произведения вводит в атмосферу многообразных частушечных напевов и их вариаций. А дальше идут разделы, обособленные более устойчивой, самостоятельной тематикой. Причем каждый имеет свое оригинальное завершение — неожиданный обрыв музыкальной мысли. Разделы соединены переходами, подготавливающими следующую, непрерывно нарастающую по динамике и эмоциональному накалу волну.
О начале следующего эпизода громогласно возвещает неизменно повторяющийся звук у виолончелей и контрабасов, чередующийся с синкопированными аккордами тромбонов (ц. 19). Здесь же композитор вводит один из эффектов, которыми наполнена партитура произведения: аккорды тромбонов сопровождаются сухими щелчками валторн, по мундштуку которых исполнители бьют ладонью.
Подобно «ухающей» тяжелой меди в опере «Не только любовь», приглашающей молодежь к танцам, здесь это вступление к новой частушке, которую залихватски и озорно исполняет засурдиненная труба:

Скачать ноты

Затем идут вариации, одна задиристее другой, когда один солист как бы хочет перещеголять другого. Но неизменный ритмический рисунок сопровождения (до ц. 26) скрепляет этот бурлящий поток воедино. Внезапно на fortissimo включается почти вся группа деревянных духовых инструментов во главе с флейтой-пикколо. Особую роль выполняет специально подготовленное фортепиано, напоминающее опять-таки звучание балалайки (ц. 23).
Очень оригинален следующий небольшой эпизод, занимающий всего 15 тактов (ц. 29). Первые скрипки композитор делит на группы (divisi), исполняющие один и тот же отрезок хроматической гаммы. При этом каждая новая группа вступает на одну четвертую долю позже, образуя, таким образом, канон. Использование приемов глиссандо и стаккато в предельно высоком регистре создает впечатление шелеста, шороха, шепота. Но равномерное повторение неизменных по высоте аккордов у струнных и арфы, поддержанных также равномерными ударами метелочек по малому барабану, придает этому шепоту-шороху характер тревоги и настороженности. И лишь однажды это звучание нарушает знакомая уже по началу произведения мелодия солирующей валторны (см. пример 37). В целом этот короткий и столь своеобразный по звучанию эпизод воспринимается как преддверие нового раздела. Следующие за ним такты пронизаны бурно нисходящими, а затем восходящими пассажами. Резко диссонирующий аккорд (pizzicato) у струнных в нижнем регистре на FFF заканчивает эту подготовку (ц. 35) 64.
И сразу же, в следующем такте (cantabile dolce), появляется распевная лирическая мелодия, знакомая по началу «Озорных частушек» (ц. 8). Порученная, как в первом случае, сначала скрипкам, она звучит pianissimo:

Скачать ноты - частушки

И в го же время отрывистый аккордовый наигрыш у деревянных духовых, неизменный звук литавр и метелочек по тарелкам, а главное, вьющиеся, как кружевной узор, пассажи подготовленного фортепиано (quasi balalaika) продолжают удерживать атмосферу праздничного веселья. Следует ряд вариаций.
Распевная мелодия постепенно набирает силу: повышается тесситура, увеличивается плотность и сила звучания (к скрипкам присоединяются альты, гобой и английский рожок). Аккордовый наигрыш переходит к медным духовым (трубы и тромбоны), а узорчатые пассажи фортепиано усилены деревянными духовыми (флейты и кларнеты), среди которых особенно выделяется резкое звучание флейты-пикколо.
Кульминационное проведение лирической темы дано в увеличении, FF, marcatissimo (ц. 39). Кроме того, пять тактов спустя деревянные духовые вступают с развеселым, чеканным по ритму частушечным напевом 65. Так отмечает композитор вершину новой волны — второй по своей продолжительности части произведения, в основе которого лежит также одна ведущая мелодия, расцвеченная многочисленными вариациями. В обоих случаях сходно и динамическое окончание — вновь внезапный обрыв на fFF (ц. 42). Здесь он подчеркнут еще и генеральной паузой.
Начинается переход к последнему, репризному разделу. Уже сама напряженность подготовки говорит о значимости ожидаемого. На протяжении 25 тактов идет постепенное динамическое нарастание. Очень активна здесь роль синкопированного («будоражащего») ритма. Острота ритма усилена частой сменой размера (3/4, 2/<ь 2/г, 3Л, 3/2, /2).

Л многочисленные паузы создают впечатление предельной взволнованности и напряженности.
В репризе (ц. 44) наиболее высвеченные ранее темы занимают ведущее положение. Причем звучат они одновременно, образуя плотную полифоническую ткань. Удачная оркестровка позволяет отчетливо слышать каждую из тем, и опять-таки в новых звуковых комбинациях6. Озорная мелодия, впервые прозвучавшая у засурдиненной солирующей трубы на фоне синкопированных аккордов тромбонов, здесь поручена унисону труб и тромбонов — fFF, pieno voce (полным голосом), да еще в увеличении (ц. 44). Затем вступает вариант лирической темы, также в ином ритмическом рисунке, но в неизменном тембре струнных инструментов. «Догоняет» ее звонкая и чеканная по ритму самая бойкая частушка — как и прежде, в исполнении группы деревянных и фортепиано (здесь — в его чистом, натуральном звучании).
Таким образом, это не просто репризное проведение наиболее значительных частушечных мелодий. Это и новые их вариации. Разнотемная полифония организована строгим каноническим порядком, когда каждая из тем вступает с опозданием на два такта. В общий канон композитор вводит «частные» каноны, еще больше уплотняя полифоническую ткань. Так, в каноническом изложении проходит тема медных духовых (за несколько тактов до ц. 46). А затем те же трубы и тромбоны подхватывают одну из многих танцевальных мелодий, образуя новый канон (ц. 47). Оба канона, как и лирическую мелодию, сопровождает развеселая частушка, неизменно исполняемая деревянными духовыми и фортепиано. Мелодия, исполняемая медными духовыми, изложена вначале половинными долями, потом четвертями, а затем и восьмыми, что создает впечатление непрерывно убыстряющегося движения. Вариации-каноны придают музыке еще большую оживленность, задор, отчетливо выявляя тембры различных групп и солирующих инструментов оркестра. Аккорд, «брошенный» на fFF всем оркестром, обрывает и репризу.
Несколько тактов связки подводят нас к коде —заключению произведения. Кода как бы собирает воедино россыпь многочисленных частушек (3 т. после ц. 51). В едином ритме, на одной неизменной звучности (FF) весь оркестр многократно повторяет одну секундовую интонацию, встречающуюся во многих частушках. В качестве нового «взрывного» элемента здесь выступает смещение тактовых акцентов, которое поддерживается мощными аккордами-«гроздьями» фортепиано:



Ноты для фортепиано баяна - частушки

И вновь неожиданный обрыв — теперь уже всего произведения в целом: на fFF звучит резко диссонирующий аккорд. Внезапность его появления усилена предшествующей паузой — fermata.
Таков конец произведения в записи на пластинку. Обычно именно так завершается произведение и в концертном исполнении, хотя в партитуре выписан еще Эпилог. В пояснении имеется указание: «Эпилог исполняется по желанию — в случае успеха "Озорных частушек" при публичном, концертном исполнении (это как бы «выписанный бис»)».
Если говорить об образном содержании «Озорных частушек», представляется многолюдный, веселый деревенский праздник, где танцоры то по одному, то по двое показывают свое мастерство, стремясь перещеголять друг друга. И лишь после того, как все «соло» исчерпаны, в танец включается вся масса присутствующих.

«Озорные частушки» — опять новость в творчестве Щедрина, начиная от тематического материала, жестко ограниченного определенными рамками, и кончая оригинальной формой произведения в целом.
Немало открытий и в области развития частушечных мелодий, хотя основу и составляют классические приемы вариационности. Но свободное чередование уже прозвучавших тем создает впечатление импровизации, близкой к народной традиции.
Новое слово сказано и в области оркестра. Богатство красок встречается на каждом шагу. Велико ритмическое и динамическое разнообразие выразительных средств произведения.
По сравнению с ранее написанными Фортепианным концертом, балетом «Конек-Горбунок», оперой «Не только любовь» «Озорные частушки» являются произведением полностью новаторским.
Так с блеском Щедрин заканчивает первое десятилетие своего творчества. Оно было посвящено в основном изучению, освоению и раскрытию выразительных возможностей одного из самых популярных жанров народной песни — частушки. Но «Озорные частушки» — это и открытия, постижение нового в области ритма, оркестровых красок формы произведения в целом. И в дальнейшем каждое новое произведение композитора будет неожиданностью для слушателей, подтверждением неисчерпаемости выразительных возможностей музыки.