В. Сафошкин - Лидия Русланова

Глава XI
СТРАНИЦА ВОСПОМИНАНИЙ

  Музыкальная литература
Биография певицы, воспоминания
   
  Ноты к песням Руслановой
 

 

 


ВИКТОР БОКОВ
народный поэт России, действительный член Академии российской словесности

СЛОВО О РУСЛАНОВОЙ

 

Искусство Лидии Руслановой прочно вошло в сокровищницу русской песенной культуры.
Руслановой нет с нами, но живет, звучит по радио и телевидению ее редкой красоты голос, причудливо переливается в пении трепетная душа, бьется ее горячее сердце, обращенное каждой нотой своей к людям. Голос Руслановой ни с кем не спутаешь. Он единственный и неповторимый.
Лукавство, озорство, шутливость — исконные черты русского человека. Певица Русланова верна этой природе. Она заявила о ней уже с первой строки песни «Уж ты, бабочка молоденькая». Уже с первой строки она как бы пространственно окинула картину, которую ей захотелось изобразить. Подобно художнику Малявину, написавшему полотно «Бабы рязанские», она написала свою бабу — если не рязанскую, то воронежскую или саратовскую.
Когда слушаешь Русланову — радуешься и повторяешь: здесь Русью пахнет! Сердце защемит, когда из уст ее выльется:
Валенки, валенки,
Неподшиты, стареньки.

Господи! Да что же это за тайна, что душа радуется старым неподшитым валенкам, что солдаты, повергнувшие Гитлера, с замиранием сердца слушают о неподшитых валенках у стен рейхстага! Ждут не дождутся приехать домой и походить в валенках по родному селу!
Тайна, о которой я говорю, — великая любовь к родной земле, к Отечеству.
Эту любовь пытается кое-кто сейчас осмеять, очернить. Но жизнь ставит вопрос о возрождении России, русского народа. И голос Руслановой, ее великий дар активно участвует в возрождении России. Он противостоит нашествию вульгарной эстрады с конвульсивно дергающимися гитаристами. Мне скажут, что это мое субъективное мнение. Но я знаю, что так думают миллионы русских. Песня для России — святая святых духа. Превращать песню в дьявольскую, сатанинскую забаву — отравлять нравственную атмосферу жизни. Это знала Лидия Русланова. Ее талант жизнестоек, народен. Энергия лиризма поднимает в нас дух и веру в жизнь.
Русская песня обогатилась новым песенным жанром — частушкой. Казалось бы, что сложного в частушке? Это же примитив! Но между тем редко кому из профессионалов удается исполнить частушку с подлинной народностью. Всклень одаренный человек Русланова и частушку пела так, что вся Волга сверху донизу подпевала ей:
Пересохни Волга-речка, Жигули вы, Жигули. Перестань болеть, сердечко, До чего ж вы довели.
Ленты-бантики да ленты-бантики, Ленты в узел вяжутся, А мой миленок ненаглядный Предо мной куражится.
Резкий, пристанской, понизовый голос Руслановой хорошо сливался с голосом саратовской гармошки. Думаю, что высокое умельство, которым славился аккомпаниатор певицы Максаков, пришло к нему от богатейших голосовых данных Руслановой. Дуэт гармошки Максакова и голоса Руслановой знала когда-то вся Россия.
Личность Руслановой была, в сущности, театром народной песни. Блестящая певица, актриса, Русланова могла играть песню как скоморох. Песня разыгрывалась ею, как действо, в котором выступают знакомые картины быта, живые люди.
Пушкин так определил русскую песню:
Что-то слышится родное В долгой песне ямщика. То разгулье удалое, То сердечная тоска.
Это о Руслановой сказано. У нее радость — так радость без оглядки, тоска — так уж до самой глубины. В эту глубину Русланова опускается смело, исступленно, но без сантиментов.
Писатель Сергей Тимофеевич Аксаков заметил, что скорбь русских песен — не акт слабоволия, а признак душевной молодости народа. Мысль Аксакова приходит на память, когда я слушаю любимую песню «Час да по часу».
Час да по часу день проходит. Солнце зайдет в этот час. Куда скрылся мой хороший, С кем рассталась я вчерась?
В некоторых песнях Руслановой слышится героика жизни, не теряющая самообладания, не впадающая в хвастовство силой. Сдержанность таких песен напоминает ямщика, замерзающего в степи.
Степь да степь кругом, Путь далек лежит. В той степи глухой Замерзал ямщик.
Никакого малодушия, никакой паники нет у ямщика. Свою беду он встречает в полный рост. И спокойно распоряжается, что для него надо сделать в смертный час.
И даже в песне с озорными нотками у Руслановой живет удаль, широта русская, как в песне «Ах, утушка, ты ли луговая».
Городские песни, жестокие романсы Русланова умела начинять взрывчатым веществом своего таланта, привносила в них здоровое народное начало. Это и «Златые горы», и «Окрасился месяц багрянцем», и «Очаровательные глазки». В этом ряду стоит и «Липа вековая», которая у Руслановой звучит, как сторожевой окрик русских просторов.
Имя Лидии Руслановой стало народной легендой. Дальневосточники остановили поезд, в котором ехала Русланова, чтобы посмотреть на любимую певицу. Это факт. Боевой генерал, услышав Русланову на фронте, снял свой боевой орден и приколол его к груди певицы. Это награда.
Артистка Людмила Кайранская рассказывала про случай, которому она была очевидицей. Три летчика пожаловались певице, что они улетают на задание и не смогут послушать ее на концерте. Русланова успокоила их: «Летите на задание. А вернетесь — я для вас спою лично». Она ждала их на аэродроме. Стояла, волновалась: «А вдруг они не вернутся?» Вернулись! Глубокой ночью. Счастливая певица пела у самолета. Зрительным залом для нее была степь. Зрителями — три летчика. Это прекрасно! Вот где раскрывается сущность певицы, ее народность, ее щедрость, ее любовь к людям. А без любви к людям не может быть искусства, никакого.
Голос Руслановой творил чудеса. Он и теперь живет в наших сердцах. Еще и еще раз приобщимся к его красоте, насладимся его льющимся потоком.

 

 

 
 
Наверх

 

Главная