В. Сафошкин - Лидия Русланова
  Музыкальная литература
Книги, литература, ноты
   
  Ноты к песням Руслановой
 

 

 

 

Глава V
ВОТ И СТАЛА ОНА ГЕНЕРАЛЬШЕЙ

 

 

Лидия Андреевна от Москвы до Берлина сопровождала войска кавалерийского корпуса под командованием генерала Крюкова. Много раз я слушал ее концерты в полевых условиях. Нашему минометному 10-му полку она подарила батарею «катюш». Никогда не забуду ее материнского душевного напутствия, сказанного нам на одном концерте. когда солдатские души ликовали, мечтая о возвращении домой.
А. Конохтин, г. Курганинск (Из писем к Л. Руслановой. — B.C.)

В мае 1942 года Лидия Андреевна Русланова в составе концертной бригады приехала для выступлений во второй гвардейский кавалерийский корпус. Командовал им Герой Советского Союза генерал-лейтенант Владимир Викторович Крюков. Был он храбрым воином, любимцем солдат и офицеров. Его полководческий талант высоко ценил Георгий Константинович Жуков, с которым ему довелось воевать еще в прошлую войну.
В то время Владимир Викторович переживал страшную семейную драму. Дело в том, что накануне войны какой-то подонок пустил слух, что генерал Крюков арестован как враг народа. Узнав об этом, его жена, напуганная проходившими в то время массовыми арестами командиров и политработников Красной Армии, не смогла выдержать этого коварного удара и покончила с собой, отравившись уксусной эссенцией. Без матери осталась пятилетняя дочь.
Так вот, после одного из концертов подошел к Лидии Андреевне генерал Владимир Крюков и предложил, пользуясь временным затишьем, прогуляться. Пошли, но вдруг Владимир Викторович остановился и стал прислушиваться.
«Ребенок плачет, девочка», — сказал. — «Показалось». — «Нет, нет, плачет».
Вслушавшись, и Лидия Андреевна убедилась, что действительно где-то за линией фронта плакал ребенок.
«.У меня дочь в Ташкенте, — проговорил командующий, — совсем еще маленькая. Так тоскую по ней».
Лидию Андреевну поразил тон, каким это было сказано. И здесь же, неожиданно для самой себя и для обоих, она сказала: «Я выхожу за вас замуж». Слезы выступили на глазах генерала.
— Неужели это правда? — спросил он. — Просто не верится. Но если это правда, то вы об этом никогда не пожалеете.
Он опустился на колено и поцеловал ей руку.

Русланова с мужем Крюковым  - фото
Герой Советского Союза генерал В.В. Крюков со своей женой
Лидией Руслановой

Свадьбу сыграли прямо на передовой. А в перерыве между выступлениями съездила Лидия Андреевна в Ташкент, забрала девочку и стала для Маргариты родной матерью. И матерью она была удивительной — ласковой и строгой, разумной и всепрощающей. Она воспитала свою дочь так, как об этом пишут в педагогических книгах, которых Лидия Андреевна никогда не читала. Все годы между ними никогда не исчезало самое ценное — дружеское единство и взаимопонимание, общность забот, интересов, планов.
Как впоследствии вспоминала Русланова, Владимир Викторович покорил ее еще и тем, что нашел где-то старинные дамские туфли на французском каблуке и подарил ей.
«Он этим своим вниманием меня приворожил, — признавалась Лидия Андреевна. — А туфли что? Тьфу! Я такие домработнице не отдала бы».

Этот четвертый брак Лидии Руслановой, по ее же словам, оказался самым счастливым. Главным было в нем глубокое взаимное уважение. Владимир Викторович с огромной симпатией относился к сценической деятельности своей именитой супруги, ценил ее заботу о доме, о семье. Что и говорить, жена у него оказалась работящая. Даже на фронте, в боевых передрягах, в любой избушке, где приходилось жить генералу, Лидия Андреевна все делала своими руками — и полы мыла, и еду готовила, и стиркой занималась. Да и в Москве, где каждый из них бывал наездами, начинала она обустраивать свое новое семейное гнездышко.
Что касается Лидии Андреевны, то она полюбила Владимира Викторовича не за генеральские погоны («Она сама фельдмаршал», — скажет потом ее подруга Мария Миронова), а за его добрую русскую душу, его совестливость, его сердце, способное сострадать вне зависимости от чина человека, за его жертвенное отношение и к своему бранному делу, и к своим родным — этому отдавал он силы и самого себя без остатка. Да еще за врожденную его любовь к русской песне, ко всему русскому, которую не смогли пересилить кровавые военные будни.

Русланова и песня
В годы семейного счастья

Вот так и сошлись эти два одаренных человека, для которых военная обстановка, полная тревоги, ответственности, но и насыщенная ежесекундными человечески важными контактами, — такая жизнь была именно для них, для их твердых характеров, для их понимания своего места в жизни.
Как не вспомнить знаменитые руслановские частушки:
Говорят, я некрасива — Знаю, не красавица. Но не все красивых любят, А кому что нравится.
Они всегда были неразлучны. Об этом рассказывает в своих воспоминаниях Ф. Мишин, актер Малого театра. Эпизод, относящийся к послевоенному 1946 году:
«. Я спросил ее как-то:
— Где собираетесь вы с Владимиром Викторовичем встречать Новый год?
— Везде, — ответила она, — и в Доме актера тоже.
А я встречал Новый год в Доме актера. Уже после полуночи заметил, что столик, оставленный для Руслановой и Крюкова, пуст. И вдруг она появилась — радостная, сияющая, оживленная, вместе со своим мужем, генералом Владимиром Викторовичем Крюковым. Нельзя было не заметить появление Руслановой, и все начали поздравлять ее.
Они посидели минут двадцать и стали собираться уходить. Я подошел и спросил:
— Что же вы так скоро уезжаете?
— Нас ждут еще в пяти местах, — ответила она, — а новогодняя ночь так коротка!
Я подивился: у нее было два концерта, потом она встретила Новый год дома, с семьей, потом приехала в Дом актера и потом должна еще ехать в пять мест, где их хотят видеть и ждут с нетерпением».
«.Как-то я позвонила Лиде, пригласила ее на плов по-узбекски, — вспоминала тонмейстер Всесоюзного радио К. Павлова-Давыдова. — Она приехала со своим мужем Владимиром Викторовичем.
Едва я открыла дверь, как услышала громкое, на всю лестницу: «Бродяг принимаешь?»
Я с радостью их обняла и усадила за стол. Потом села к роялю и стала наигрывать «Меж крутых бережков», в надежде, что Лида (они были на «ты». — B.C.) подпоет. Сначала она отказывалась, но я продолжала играть и, как педагог-вокалист, посоветовала ей только попробовать звучание голоса.
— Ведь голосовые связки и дыхание в порядке — я же слышу, как ты мурлыкаешь, — сказала я. И она тихо-тихо начала подпевать. Потом встала и запела таким полным звуком, что затрещали стекла в моей двенадцатиметровой комнате, а через открытую форточку песня понеслась во двор. Там стали собираться люди, удивлялись, почему я так громко пускаю радио. Но потом распознали звук живого русла-новского голоса и в восторге слушали.
.До конца моих дней мне не забыть доброго отношения Лиды и Владимира Викторовича: они привезли меня после инфаркта к себе на дачу в Переделкино, и я прожила у них почти месяц. И я увидела, как тянутся к ним люди. Сколько же бывало у них народу! И как здесь были рады гостям!
Я обратила внимание, как в этой семье умеют принимать гостей, сколько радушия и очарования во время разговора за столом. Как уместны были всякие истории и анекдоты!.»
В семье Руслановых — Крюковых существует легенда, что и упомянутая переделкинская дача была построена Лидией Андреевной из большой любви и сострадания к своему мужу. После освобождения из бериевских лагерей (о чем еще пойдет речь) увидела она Владимира Викторовича в окно — спина согнутая, плечи остренькие, какой-то забитый весь к метро пробивается. А он — герой, генерал армии!
— Вскипела вся, жива не буду — будешь ты, Крюков, на машине ездить, будешь на даче жить, никто тебя не толкнет! Ни о чем никого не попрошу, все своими руками сделаю, сама. Будешь, Крюков, как все!

И сделала. Полстраны, весь Север с концертами объехала, деньги зарабатывала. Построила певица-труженица в Переделкине — знаменитом подмосковном писательском городке — добротный каменный дом с колоннами, со службами, гаражом и террасой, выходящей к пруду. Внутри — красивая мебель и все остальное, что для нормальной жизни нужно было. Жили же до конца своих дней Лидия Андреевна и Владимир Викторович дружно, поддерживая друг друга «в минуту жизни трудную», как поется в старом добром романсе.
.Но вернемся к фронтовым будням.

 

 

 
 
Наверх

 

Главная