Ежегодник - В мире музыки - 1986г.

Музыкальная литература



Книги, литература, нотные сборники

 

Константин Мострас

У ИСТОКОВ

 

 

Всем сегодня известны блестящие успехи советской скрипичной школы. Они находили и находят выражение в гастрольных триумфах выдающихся виртуозов, неизменных победах нашей артистической молодежи на международных исполнительских соревнованиях. А у истоков этих успехов—опытнейшие наставники, воспитавшие прославленных музыкантов, заложившие основательный фундамент современной скрипичной педагогики.
Несколько десятилетий назад среди педагогов Московской консерватории царил скрипичный триумвират— Л. М. Цейтлин, А. И. Ямпольский, К. Г. Мострас. Все они передавали эстафету скрипичного мастерства новому поколению, выросшему уже в условиях нового, советского строя, обеспечившего небывалый расцвет творческих талантов.

Еще до Великого Октября, в 1914 году Константин Георгиевич Мострас окончил Музыкально-драматическое училище Московского филармонического общества по классу Б. О. Сибора. Вскоре его имя становится известным в кругах художественной общественности. Однако расцвет его многогранной деятельности приходится на послереволюционный период. Впрочем, на концертных эстрадах как солист он появлялся довольно редко, хотя и принял участие в первом исполнении ряда произведений Танеева. Однако замечательный музыкант сыграл важную роль в развитии нашего ансамблевого и оркестрового исполнительства. Еще в 1918 году Мострас вошел в состав одного из первых советских камерных ансамблей — Квартета имени В. И. Ленина. Его партнерами здесь были скрипач Л. Цейтлин, альтист Ф. Криш и виолончелист В. Подгорный (последнего вскоре сменил Г. Пятигорский).
В 1922 году Мострас вошел в группу крупных музыкантов, которые задумали и осуществили смелое начинание—создали Первый симфонический ансамбль без дирижера. «Персимфанс»—так назывался этот оркестр, вписавший яркую страницу в культурную жизнь советской столицы. Сама по себе идея оркестрового исполнения без дирижера не выдержала проверки временем. Однако «Персимфанс» на протяжении десятилетия выступал с огромным успехом, привлек к симфоническим концертам широкого слушателя, познакомил любителей музыки со многими классическими и современными произведениями. Будучи членом художественного совета, Мострас способствовал и подъему исполнительского уровня коллектива, и выработке его содержательной репертуарной политики.

И все же основной вклад Мостраса в историю отечественной музыкальной культуры связан с его педагогической работой в Московской консерватории. Четыре десятилетия напряженного труда отдал он прославленному учебному заведению, воспитал здесь талантливых мастеров скрипичного искусства. У него учились, в частности, М. Козолупова, Б. Кузнецов, М. Тэриан, М. Яшвили. Один из питомцев мострасовского класса, скрипач и педагог Петр Петрович Смилга вспоминает: «Вдумчивый, эрудированный, чуткий педагог и прекрасный музыкант, Константин
Георгиевич последовательно вел своих учеников, добиваясь их всестороннего развития— и гармонического, и музыкального, и технического, никогда не навязывая своей интерпретации произведения, своего видения.

Если ученик добивался чего-либо сознательно— и это было логично,— можно было быть уверенным, что педагогу это доставит только радость. Поэтому сидеть на уроках и слушать работу профессора и своих коллег-студентов являлось для большинства студентов необходимой привычкой. Эти уроки были настолько интересны, что никто из нас не считался со временем. Они прививали нам любовь к педагогической работе. Часто практиковались вечера в классе, после чего студенты обсуждали работу друг друга. Старший товарищ и друг, Константин Георгиевич являлся для нас образцом передового педагога.

Заслуга Константина Георгиевича Мостраса не только в том, что он вырастил и лауреатов, и плеяду способных скрипачей, работающих сегодня во всех консерваториях страны, но и в том, что он на протяжении всей своей долгой педагогической деятельности высоко нес звание советского педагога, для которого важнее всего результат его педагогической работы, а не дешевая слава. Многие годы спустя после окончания консерватории мне приходилось обращаться к Константину Георгиевичу за советами по методическим вопросам, и я всегда получал от него исчерпывающие ответы».
К этому следует добавить, что Мострас был и первоклассным методистом, и это выделяло его из группы опытных коллег. Еще в 1931 году он разработал и начал читать в консерватории полный курс скрипичной методики. Под этим углом зрения составлены и его сборники педагогического репертуара. Свои методические взгляды Мострас сформулировал в нескольких солидных трудах— «Интонация на скрипке», «Ритмическая дисциплина скрипача», «Динамика в скрипичном искусстве», «Система домашних занятий скрипача», «Методические комментарии к „24 каприсам" для скрипки соло Н. Паганини». Все эти работы, как и редакции классических произведений, сделанные мастерской рукой Константина Георгиевича Мостраса, сохраняют свою ценность вплоть до наших дней, служат прогрессу современного скрипичного искусства.