Ежегодник - В мире музыки - 1986г.

Музыкальная литература



Книги, литература, нотные сборники

 

Якопо Пери

ТВОРЕЦ ОПЕРЫ

 

 

Всем известен казус Колумба. Великий мореплаватель искал пути к Азиатскому материку, а на самом деле открыл. Америку. Сам первопроходец полагал, что он достиг берегов Западной Индии. Лишь много позднее новый материк получил нынешнее название—Америка.
Нечто подобное произошло и с одним из основных жанров музыкального искусства—оперой. Ее летоисчисление мы ведем с конца XVI века, когда впервые были представлены произведения Якопо Пери «Дафна» и «Эвридика». Однако автор нашел для них свое жанровое определение— «драма на музыке». А термин «опера» стал употребляться спустя несколько десятилетий, окончательно утвердившись только в XVIII и даже начале XIX веков.
И все-таки именно Якопо Пери, член известного творческого содружества «Флорентийская камерата», стал Колумбом оперы. Возникновение новой музыкально-театральной формы было вызвано к жизни конкретными историческими условиями эпохи Возрождения. «Великое движение Ренессанса,— писал Б. В. Асафьев,— создавшее искусство «нового человека», провозгласившее право свободного выявления душевности, эмоции вне ярма аскетизма, вызвало к жизни и новое пение, в котором вокализируемый, распеваемый звук стал выражением эмоционального богатства человеческого сердца в безграничных его проявлениях. Этот глубочайший в истории музыки переворот, изменивший качество интонации, т. е. выявления человеческим голосом и говором внутреннего содержания, душевности, эмоциональной настроенности, только и мог вызвать к жизни оперное искусство».

Этим условиям и отвечали новаторские произведения Якопо Пери. Человеком он был в высшей степени образованным, музыке учился у опытного капельмейстера К. Мальвецци, а в 1591 году занял пост «главного директора музыки и музыкантов» при флорентийском дворе Медичи.
Непревзойденным образцом для Пери, как и для его товарищей по камерате, было высокое искусство античности. В авторском предисловии к опере «Эвридика» есть такие строки: «Древние, которые, по мнению многих, исполняли на музыке целые трагедии в театре, применяли такой род музыки, который превосходил обычную речь, но значительно отступал от песенной мелодии и занимал таким образом среднее место между той и другой. Поэтому я бросил все другие способы пения, применявшиеся до сих пор; я старался изо всех сил подражать тому, что было в этих античных произведениях; я думал, что такой античный род пения мог частью ускоряться и взять среднее движение между медленным пением и быстрой речью».

Первым воплощением подобного рода идей стала опера «Дафна», своего рода реконструкция древнегреческой драмы. Отличного единомышленника нашел композитор в лице известного поэта О. Ринуч-чини. Это не дошедшее до нас сочинение Пери писал совместно с Я. Кореи, в салоне которого оно и было показано. Успех превзошел все ожидания и вдохновил авторов на новые поиски в избранном направлении. Нужно представить себе, какие сложные задачи стояли перед Пери. В прошлом не было образцов, на которые он мог бы ориентироваться. Мало что могла дать для новой формы театрального представления церковная музыка или мадригалы, которые, по традиции, сочинял и сам Пери. В его операх господствовала мелодическая декламация, они содержали зачатки ариозных форм, хоровые фрагменты. Те, словом, элементы, которые составили строительный материал оперного здания в будущем. Со временем Пери все смелее стремился следовать в музыке не только поэтической метрике, но и выразить с ее помощью идейное содержание стихотворного текста. При этом композитор использовал принцип монодии, то есть сольного пения с инструментальным сопровождением. Именно Пери вместе со своими друзьями вошел в историю как один из создателей подобного типа музицирования, оказавшего заметное влияние на развитие средств музыкальной выразительности.
В феврале 1600 года во Флоренции проходили празднества по случаю бракосочетания Марии Медичи с французским королем Генрихом IV. К этим торжествам была приурочена премьера новой оперы Пери и Ринуччини. На сей раз они остановили свое внимание на знаменитой легенде об Орфее. В «Эвридике» авторы добились органичного и впечатляющего синтеза поэзии, театра и музыки. Этот образец ранней оперы дошел до наших дней, и он позволяет судить, каких великолепных результатов достиг композитор в осуществлении своих эстетических принципов.

Можно считать, что успеху спектакля, который снова давался в доме Я. Кореи, служило и личное участие в нем самого Пери. Талантливый композитор, виртуозно владевший игрой на различных инструментах, он к тому же был еще и талантливым певцом. У него была импозантная внешность; золотисто-рыжая шевелюра принесла ему прозвище «Длинноволосый». В опере «Эвридика» Пери исполнял роль Орфея. Вот впечатления современника: «Когда он пел свои произведения, составленные с величайшим искусством и носившие грустный характер, свойственный его таланту, он трогал и заставлял плакать даже все черствые сердца; и вся Италия изумлялась его нежной и сердечной манере, его произведениям для одного голоса. Но я кладу печать молчания на свои уста, бросаю перо, чтобы не потонуть в океане его достоинств. Скажу одно только: он был приятнейшим в пении и искусным в композиции в этом новом стиле; был он также восхитительным мастером в искусстве игры на клавишных инструментах и в аккомпанементе пению в средних голосах, единственным и исключительным.»

Почти четыре столетия прошло со дня памятных постановок «Дафны» и «Эвридики». Как расцвело оперное искусство, фундамент которого заложил замечательный итальянский композитор! Талантливые сочинения Якопо Пери услаждали слух узкого круга аристократических меломанов. Время внесло в это положение существенные коррективы. Музыкальный театр открыл свои двери для широкой демократической аудитории. Чудесные мелодии Моцарта и Глинки, Россини и Даргомыжского, Верди и Чайковского, Вагнера и Мусоргского стали достоянием миллионов.