Ежегодник - В мире музыки - 1986г.

Музыкальная литература

С.Прокофьев - ноты



Книги, литература, нотные сборники

 

ПРОКОФЬЕВ—ДЕТЯМ

 

 

Неисповедимы бывают пути возникновения композиторских замыслов. Иной раз идея произведения кристаллизуется годами, в других случаях приходит как озарение, в третьих композитор просто сочиняет по заказу. А бывает и так, что тему подсказывают обстоятельства, друзья. Именно так вот, неожиданно, родилась у Сергея Прокофьева мысль написать симфоническую сказку для детей «Петя и волк». Правда, была у нее и предыстория: композитор всегда охотно сочинял для детей, еще в молодые годы написал сказку «Гадкий утенок» для голоса и фортепиано, сочинил фортепианный цикл «Сказки старой бабушки». И все же в середине 30-х годов, когда он был во власти многих крупных замыслов, едва ли кто мог предположить, что среди них будет и этот.

Летом 1935 года композитор вместе с семьей впервые попал на спектакль Детского театра, руководимого талантливым молодым режиссером Наталией Сац. Шла опера Л. Половинкина «Сказка о рыбаке и рыбке». Композитору спектакль понравился, детям его, очевидно, тоже, во всяком случае после этого семья Прокофьевых зачастила в театр и пересмотрела там практически весь репертуар. Познакомившись с руководительницей труппы, Прокофьев нередко беседовал с ней, обсуждал музыкальный аспект спектаклей. Вот тогда-то и решила Наталия Сац уговорить всемирно известного музыканта написать что-нибудь и для ее юных зрителей. «Мне загрезилась сказка, да, сказка — ведь нашей советской действительности Прокофьев тогда еще до конца не ощутил, недавно в Москву из-за границы вернулся—сказка для симфонического оркестра. Какая-то совсем новая — он в музыке первооткрыватель, у него «великий почин инициативы». Вот если бы Сергея Сергеевича увлекла мысль написать симфоническую сказку, где по ходу музыки звучит и неразрывно с ней связанное слово!»
Однако «скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается». Не сразу решилась руководительница театра поделиться своей мечтой с композитором. Прокофьев тем временем уезжал на гастроли в Испанию и Северную Африку, а, вернувшись в столицу в начале следующего года, получил приглашение на открытие нового здания только что созданного под руководством Сац на базе ее труппы Центрального детского театра. Он с удовольствием пришел на симфонический концерт, где пели такие прославленные солисты, как В. Барсова и И. Козловский, а через несколько дней руководительница театра посетила композитора в его новой квартире. Медленно, издалека, подходила она к теме разговора, которая и привела ее сюда, пока, наконец, решилась.
«У наших ребят, всех без исключения,— решительно начала она,—огромный интерес к театру; у нас, взрослых, большое желание, чтобы ребята с малых лет узнали, полюбили, заинтересовались музыкой. Чтобы все умели слушать музыку так же, как читают книги. Но музыки, написанной для слушания маленькими ребятами, нет или почти нет. Вы заметили, как охотно ребята ходят в театр, смотрят спектакли, а слушать музыку, когда нет ничего перед глазами, им трудно. Мы говорим им вступительное слово, поясняем намерения композитора, но начинается музыка, и они без какого-то путеводителя по ходу ее звучания снова теряют понимание и интерес. Песни более доступны малышам, потому что там слово и музыка все время связаны, помогают друг другу. Не создать ли нам новые симфонические сказки, где по ходу музыкального действия, звучания музыки будут нужные слова, держась за которые ребята сориентируются в море звуков?»

Произведения Прокофьева для детей

Сергей Сергеевич заинтересовался и спросил: «А как вы представляете эту сказку, ее образы?»
Так завязался долгий разговор, содержание которого, очевидно, заинтересовало композитора. И действительно, он не прошел бесследно. Вскоре уже Прокофьев позвонил Сац, приехал к ней, полный конкретных идей, связанных с будущим сочинением. «Целый вечер до последнего трамвая мой милый «Рениш» наслаждался прикосновением пальцев Прокофьева к его клавишам,— вспоминает Сац.— Мы фантазировали всевозможные сюжеты: я—словами, он — музыкой. Да, это будет сказка, главная цель которой познакомить младших школьников с музыкальными инструментами; у нее должно быть увлекательное содержание, неожиданные события, чтобы ребята слушали с непрерывным интересом—а что будет дальше? Решили так: нужно, чтобы в сказке были действующие лица, которые могут ярко выразить звучание того или иного музыкального инструмента».
С того дня композитор по-настоящему загорелся идеей детской сказки. Немало вечеров провели они вместе, работая над либретто, а потом композитор сказал: «Теперь мне пора остаться наедине с самим собой. Позвоню, когда захочу сыграть то, что получится». Прошла всего неделя, и черновой набросок сказки был готов. Вместе с Наталией Сац его первыми слушателями стали десять ребятишек— актив ее театра. А еще через неделю после внесения необходимых поправок (с учетом детского восприятия) была готова партитура.

Первая, неофициальная премьера состоялась в одном из филармонических концертов, где текст читала не Наталия Сац, и прошла незамеченной. А настоящая премьера, состоявшаяся в самом театре в дни традиционного Фестиваля искусств, стала событием незаурядным. Предоставим еще раз слово Н. Сац: «Я вышла на сцену, когда все музыканты уже сидели на своих местах, и сказала ребятам, что познакомлю их с симфоническим оркестром.

— Композитор Сергей Сергеевич Прокофьев поручил каждому из музыкальных инструментов свою особую роль в симфонической сказке, которую вы сейчас услышите. Роль Птички будет исполнять флейта, познакомьтесь с характером ее звучания (встает флейтист и играет первые фразы музыки птички). Роль Утки Сергей Сергеевич поручил гобою (гобоист встает и играет лейтмотив утки). Кларнет исполнит роль Кошки (соло кларнетиста), а фагот — ворчливого Дедушки (вид фагота и его интонация вызывают оживление, смех). Роль Волка будут играть сразу три валторны, чтобы было страшнее (три валторниста играют лейтмотив волка). Выстрелы охотников Сергей Сергеевич поручил литаврам и барабану (в зрительном зале после ударов литавр и барабана раздается: «Здорово!»), а роль главного действующего лица—Пети — будет исполнять не один инструмент, а весь струнный квартет—его характер сложнее. Симфоническая сказка «Петя и волк» композитора Прокофьева сейчас начнется (отхожу в сторону и уже из «знакомящей тети Наташи» превращаюсь в исполнителя сказки, говорю негромко, как бы предчувствуя первые звуки музыки Прокофьева — главное сейчас музыка). «Рано утром пионер Петя открыл калитку и вышел на большую зеленую лужайку.»
Успех «Пети и волка» был огромен — об этой сказке писали наши газеты, журналы, писали за границей, после этого концерта «Петя и волк» получил большую жизнь на концертных эстрадах всего мира».

К этим словам ныне всемирно известного режиссера остается добавить, что жизнь симфонической сказки Прокофьева оказалась счастливой и долгой, и продолжается она по сей день. Причем произведение это не только исполняется в концертных залах, но не раз ставилось и как балет. Благодаря чудесной, простой и выразительной музыке Прокофьева оно одинаково увлекает и взрослых, и детей. Недаром такой знаток музыки, как академик Б. Асафьев писал: «Что обыденнее эпизода детства некоего Пети в сказке «Петя и волк», а там все, каждая деталь поведения и мальчика, и утки, и птицы, и кошки, и волка звучит в музыке так, словно все это произошло впервые на земле, и спрашиваешь себя, не тут ли элементы нового советского симфонизма без индивидуалистических интеллигентских самоанализов, но и без трагического восприятия действительности.»