Ежегодник - В мире музыки - 1986г.

Музыкальная литература



Книги, литература, нотные сборники

 

Пьер Фурнье

ПОЭТ ВИОЛОНЧЕЛИ

 

 

«Пьеру Фурнье, который поет красивее, чем все поющее.»—такую надпись сделала писательница С. Г. Коллет на одной из своих книг, подаренных замечательному французскому виолончелисту. В этих словах справедливо подчеркнута, быть может, основная особенность пленяющего искусства знаменитого музыканта. Виолончель в его руках, действительно, пела, пела выразительно и на редкость сердечно.
Во всем этом не раз могли убедиться и советские слушатели. Впервые он приехал к нам в 1959 году и сразу заслужил любовь московской аудитории, продемонстрировав поэтичность своей артистической манеры, широту творческого диапазона. Вместе с оркестром Московской филармонии под управлением Н. П. Аносова виолончелист исполнил концерты Гайдна, Шумана и Лало, а в программу сольного концерта включил сонаты Франкера, Брамса, Дебюсси и Кодая.

К тому времени за плечами французского музыканта был большой творческий и жизненный путь. В детстве он учился игре на фортепиано, а затем сменил его на виолончель. В Парижской консерватории молодой артист занимался под руководством П. Базелера и А. Хеккинга; в 1925 году дебютировал в Париже с оркестром под управлением Э. Колонна. Уже в ту пору его искусство высоко оценили М. Марешаль и П. Касальс. И он оказался достойным продолжателем дела этих прославленных мастеров.
Постепенно все больший размах приобретает гастрольная деятельность Фурнье. Он выступает в Германии, Англии, Польше, Голландии и других странах, утверждает свое прочное место в европейской артистической элите. Одновременно он преподает в крупнейших музыкальных учебных заведениях Франции. Еще более интенсивный характер приобретают выступления Фурнье после окончания второй мировой войны; в орбиту его гастролей входят все континенты. Огромный успех приносят ему, в частности, гастроли по Соединенным Штатам Америки. «Я не знаю никого,— писал тогда известный композитор и критик В. Томсон,— кто проявил бы большую глубину чувства при воплощении музыки». С ним соглашался другой рецензент: «Техническая виртуозность и совершенство стиля в их единстве полностью направлены на раскрытие музыки. Тон его бархатный, фразировка грациозна. Мастерство и глубина восприятия у этого артиста в равной мере превосходны».

Пьер Фурнье

Репертуар Пьера Фурнье чрезвычайно широк. Уравновешенной ясностью, благородством стиля, артистическим обаянием пронизаны его интерпретации произведений Баха, Боккерини, Гайдна, Бетховена, Шумана, Чайковского, Дворжака, Брамса. Немалое внимание уделял он и современной музыке, часто обращался, например, к творчеству Прокофьева и Шостаковича. Его искусство вдохновило многих композиторов XX столетия на создание новых образцов виолончельной литературы. Среди них—Ф. Пуленк, Б. Мартину, А. Руссель, Ф. Мартен.
В панораме его концертной деятельности важное место принадлежало и камерно-ансамблевому музицированию. Партнерами виолончелиста по таким выступлениям были крупнейшие исполнители XX века — пианисты А. Шнабель, А. Корто, В. Бакхауз, В. Кемпф, скрипачи Й. Сигети, Ж. Тибо, Д. Ойстрах, Г. Шеринг, альтист У. Примроз.

...Москва полюбилась французскому артисту. Он вообще высоко ценил русское и советское виолончельное искусство. По свидетельству профессора Л. С. Гинзбурга, Пьер Фурнье находил много общего между советской и французской школами. «Это общее он видит, в частности, в высокой культуре выразительности звучания, задушевного пения, в интересе к камерной музыке». В 1961 году Фурнье снова вышел на эстраду Большого зала консерватории. На этот раз он играл для москвичей Четвертую сюиту Баха, сонаты Бетховена (ля мажор), Локателли и Мартину, Интродукцию и полонез Шопена. Играл по-прежнему совершенно, поэтично, искренне и благородно. «Фурнье в совершенстве владеет инструментом,— писала в своей рецензии Т. Гайдамович.— Его исполнение отличается полной свободой фантазии в сочетании с безупречным чувством меры. Большое обаяние придает облику артиста внешне скромная манера держаться на эстраде. Все, что играет Фурнье, дорого ему и глубоко прочувствовано».

Да, такое отношение к музыке позволяло виолончелисту уверенно находить общий язык со слушателями, как бы вовлекать их в ход исполнительского процесса. «Любить музыку,— говорил Пьер Фурнье,— значит передавать любовь и другим.» И он неизменно добивался этой цели.