Ежегодник - В мире музыки - 1986г.

Музыкальная литература



Книги, литература, нотные сборники

 

Олег Лундстрем

ВЕРНОСТЬ ДЖАЗУ

 

 

«Я был совсем юным и верил в любовь с первого взгляда, когда вдруг увлекся джазом (а готовился стать инженером!). К славе, как таковой, я никогда не стремился, а рассчитывал и продолжаю рассчитывать только на реальные результаты каждодневного труда. И вправе считать себя человеком счастливым: свой вклад в развитие джаза (а джаз принято называть музыкой двадцатого века) наш оркестр внес. Быть может, скромный вклад, но все же.»

Олег Леонидович Лундстрем с полным правом мог произнести эти слова. Многие десятилетия он отдал любимому искусству. На его веку джаз пережил и взлеты, и падения. Одно время казалось, что джазу не выстоять под напором «бардов», «гитарных бурь», а тем более вокально-инструментальных ансамблей. Но он выстоял и во многом благодаря таким верным своим рыцарям, как Олег Лундстрем. Его, Лундстрема, стойкость особенно примечательна еще и потому, что всю жизнь он был связан не с компактной инструментальной группой (им было легче), а с большим оркестровым коллективом.
Нестандартно складывалась судьба музыканта. Он вырос в семье советского служащего на Китайско-Восточной железной дороге и вроде бы выбрал себе профессию, далекую от музыки, окончив в Шанхае Высший технический центр. Однако еще в 30-х годах там, вдалеке от Родины, он организовал джазовый оркестр, быстро завоевавший широкое признание. В его состав вошли члены семей советских специалистов, работавших на КВЖД. А в 1947 году Лундстрем вместе со своими друзьями-энтузиастами приехал в Казань, где талантливый коллектив и начал свою по-настоящему творческую деятельность. Душой всех его исканий всегда оставался Олег Лундстрем, и не только как дирижер, художественный руководитель, но и как композитор. Уже когда оркестр впервые гастролировал в Москве, внимание слушателей привлекли оригинальные пьесы «Интерлюдия», «Юмореска» и другие. Стремясь повысить свой профессиональный уровень, Олег Леонидович в 1953 году оканчивает Казанскую консерваторию по классу композиции А. С. Лемана, там же занимается дирижированием под руководством И. Э. Шермана.

Олег Лундстрем

И все это время Лундстрем неустанно работает над повышением исполнительской культуры своего коллектива, чутко прислушивается к пульсу времени, стремится найти свой стиль в джазовом искусстве наших дней. Переезд оркестра в конце 50-х годов в Москву еще больше расширяет сферу его творчества, раздвигает гастрольные рамки, привлекает внимание музыкальной общественности. Многие джазовые музыканты тянутся к Лундстрему, понимают, что под его руководством они могут пройти отличную школу, обрести собственное лицо. И вот к старожилам оркестра (И. Лундстрем, И. Горбунцов, Г. Осколков) присоединяются такие известные ныне мастера, как саксофонисты Г. Гаранян и А. Зубов, тромбонист К. Бахолдин, пианист Н. Капустин, и другие.

Откликаясь на запросы времени, лундстремовский оркестр твердо сохраняет свой оригинальный исполнительский почерк. Не будет преувеличением сказать, что он опирается на классические основы джазового музицирования. В его репертуаре представлены популярные пьесы Джорджа Гершвина, Гленна Миллера, Каунта Бейси, Эрролла Гарнера. «Когда мы организовались,— вспоминает Олег Леонидович,— по сути дела, только начинали расцветать знаменитые джазовые оркестры. Хотя, признаться, я был сразу заражен Эллингтоном, и по сей день он остается кумиром нашего оркестра. Однако это влияние ни в коей мере не лишает нас самостоятельности, джаз постоянно взаимообогащается ».

Стремление к самостоятельности всегда отличало оркестр Лундстрема. Еще в 50-е годы он находил и в репертуарной направленности, и в исполнительском почерке убедительное сочетание национальных и джазовых элементов. Достаточно вспомнить такие пьесы, как «Мечты» А. Монасыпова или «Татарская самба» А. Ключарева. Эта тенденция характерна для Лундстрема и сегодня, когда его оркестр обращается к творчеству композиторов разных республик страны, предпочитает исполнять инструментальную музыку в собственных аранжировках. Не в этом ли секрет того успеха, которым сопровождаются выступления коллектива за рубежом? «На джазовом фестивале в Праге в конце семидесятых,— рассказывает дирижер,— нас очень хорошо принимали, к нам подходили всемирно известные музыканты— среди них были и американцы — и говорили: «Вы даже импровизируете по-иному, чем мы». Но как возникает импровизатор? Он берет лучшее от одного, от другого, но то, что он отбирает, непременно соответствует складу его души. Вот и получается «по-иному».

Принято считать, что джаз — это искусство молодости. Может быть, оно и так. Время, однако, неумолимо движется вперед—и вот руководитель одного из лучших наших джаз-оркестров подошел к семидесятилетнему рубежу. Но это ничего не значит. Когда мы видим народного артиста РСФСР Олега Лундстрема, с увлечением дирижирующего очередным концертом, и впрямь думается, что джаз по-прежнему бодр и молод. «Аудитория у нас не столь широкая, как у эстрадных оркестров. Это филармоническая аудитория, собирающая подлинных ценителей джаза; хотя в последнее время я все чаще вижу в зале совсем зеленую молодежь, что, конечно, радует. Было время, когда под наш оркестр танцевали. Нет, я не против танцев, в том числе и под джаз. Но если нашу музыку сегодня хотят слушать, то, значит, годы прожиты не зря».