Ежегодник - В мире музыки - 1991г.

Музыкальная литература



Книги, литература, ноты

 

Эрролл Гарнер

ИСКУССТВО, АДРЕСОВАННОЕ ВСЕМ

 

 

Вот еще один рыцарь джаза, чье искусство всегда было отмечено „лица необщим выраженьем", - Эрролл Гарнер. Человек, никогда не шедший в фарватере модных направлений, не создавший школы и не повлиявший на пути развития жанра, он тем не менее оставил в его истории ярчайший след. И хотя Гарнеру не довелось побывать в нашей стране, немногих джазменов у нас знали и знают так хорошо, как его, - пластинки с записями игры этого уникального пианиста ходили по рукам еще в пятидесятых годах, в пору возрождения джаза у нас.
Гарнер принадлежал к тому счастливому поколению джазовых музыкантов, которое было куда больше увлечено искусством, чем вовлечено в коммерцию. Игра на рояле была для него частью бытия - неважно, играл ли он просто для танцев, или только для развлечения публики, или для записи. Он и сам не скрывал, что стремится развлекать людей, делиться с ними тем чувством радости и удовлетворения, которое сам получал от творческого процесса.

Так было уже с самых ранних лет, которые прошли в Питтсбурге, где юноша научился играть по слуху, не умея читать ноты. Он очень быстро и легко, без видимых мук, снискал известность, его жизнеописание не содержит ничего захватывающего, с его именем не связаны воспоминания о скандалах, эксцентричных выходках, сенсационных декларациях. Ничего этого не было -только музыка.
К моменту своего появления в Нью-Йорке в 1944 году Гарнер имел за плечами немалый опыт игры в самых различных джазовых составах. Там он основал свое собственное трио, и оно сразу же получило известность как в крупнейшем городе страны, так и повсеместно, где гастролировало. С тех пор Гарнер, как правило, выступал именно в таком составе до конца своих дней, хотя время от времени менял ударников и контрабасистов. Впрочем, он охотно играл и с большими оркестрами, и как солист, но все же, как говорили американцы, „Гарнер - это трио Эрролла Гарнера". Именно в таком качестве его и сегодня можно услышать на пластинках, получивших поэтичные названия „Чувствовать - значит верить", „Джемини", „Чудотворец", „В комнате Эрролла наверху", и конечно, в самой известной из всех - „Концерт у моря".

Эрролл Гарнер

У Эрролла Гарнера была удивительная способность контактировать с публикой без излишних дополнительных, „внемузыкальных" эффектов: людей, заплативших за билеты на концерт, он своим искусством превращал в друзей, единомышленников. Одним из средств на пути к достижению этого сопереживания была классика: то и дело он музицировал на темы известных мюзиклов, популярных мелодий, оперных арий или шопеновских полонезов. И как бы он затем ни видоизменял эти знакомые приметы с помощью блестящих технических приемов, сверкающих пассажей и ритмических вариаций, улыбка узнавания, уже появившаяся на губах слушателей, не исчезала, но превращалась в улыбку удовлетворения.

В конечном счете Гарнер, таким образом, во многом выходил за пределы жанра. В 1962 году, когда он впервые появился в Англии, известный критик Айан Ланг отметил, что причина его успеха - в простоте, непритязательности его искусства - в такой же мере, как и в уникальной виртуозности левой руки, мелодическом даре, проявившемся в пьесах, подобных знаменитой „Мисти" („Грустно"), в его открытости к любым плодотворным приемам, будь то элементы додекафонной системы Шёнберга или африканский джаз. Эта же открытость, свобода творческой манеры Гарнера ощущались в его искусстве и тогда, когда он музицировал с симфоническими оркестрами, и когда писал музыку к фильмам. И глубоко прав был немецкий музыковед Вилли Буркхардт, который так определил место Гарнера в истории джаза: „Подобно немногим своим современникам, таким, как Элла и Луис, Эллингтон и Гудмен, он всегда помнил и давал понять, что джаз - это не какая-то таинственная наука для пары знатоков, что это искусство, адресованное всем".