Ежегодник - В мире музыки - 1991г.

Музыкальная литература



Книги, литература, ноты

 

Дмитрий Башкиров

РОМАНТИЗМ ВЕЧЕН

 

 

Есть артисты, к которым публика на протяжении многих лет испытывает особую привязанность вне зависимости от званий, наград и прочих регалий. К таким исполнителям среди пианистов принадлежит Дмитрий Башкиров. Еще в 1955 году он стал победителем Международного конкурса имени М. Лонг - Ж. Тибо в Париже. Но не этот конкурсный триумф определил его все возрастающий успех у широкой аудитории. „В моей жизни, - говорит Дмитрий Александрович, - это был в известной степени случайный эпизод. Готовился я к нему сравнительно мало, никак не считая себя лидером в нашей группе. Конечно, меня обрадовал удачный исход. Я был счастлив, что могу начать концертировать и. не участвовать больше в конкурсах! Как ни относись к этому явлению, конкурсы все равно существуют, и основная масса исполнителей получает известность только благодаря им. Поэтому вместо гневных филиппик в адрес конкурсов, надо подумать о том, чтобы концертная деятельность молодого артиста зависела не от конкурсных побед, а от реальной художественной ценности того или иного лауреата уже в послеконкурсный период. Вот в чем проблема."

Так или иначе, но слушатели сразу почувствовали, что перед ними яркая личность, а не просто очередной лауреат из конкурсного конвейера. Это удел немногих. На чем же базировалось это ощущение? Можно ответить словами критика В. Пасхалова: „Его игре в большей мере присущи эмоциональная окрыленность, порой экстатическая приподнятость, накаленность чувств. Причем внутренняя взволнованность у него меньше всего связана с определенной репертуарной сферой; она - органичное свойство дарования художника и в равной степени раскрывается как в сочинениях Шумана или Шопена, так и в Моцарте, Бетховене, Прокофьеве, Дебюсси". Собственно, на это обращал внимание еще профессор А. Б. Гольденвейзер, по классу которого Башкиров в 1954 году окончил Московскую консерваторию, а потом совершенствовался в аспирантуре: „У него есть свойство, которому трудно научить: исполнительский талант, способность своим исполнением увлекать аудиторию. На эстраде Башкиров дает лучшее, на что он способен".

Дмитрий Башкиров

После конкурсного успеха началась гастрольная деятельность паниста. С ним встречаются любители музыки всех крупных центров Советского Союза, он выступает за рубежом. Обычная кочевая жизнь профессионального артиста. Но вот что замечательно - время не изменяет основополагающих принципов его искусства. Сердечное волнение, искренность высказывания, взволнованность музыкальной речи - все это по-прежнему составляет сущность его художественной натуры. „Дело не в романтизме „до конца" или „не до конца", - делится артист своими самонаблюдениями. - Дело в отношении к исполнительству как к живому процессу. Очень трудно с годами сохранить непосредственность музыкального переживания. Аналитическое отношение, известный рационализм неизбежно увеличиваются. Важно не дать им сыграть доминирующую роль. Не вижу ничего плохого, когда в начале пути у молодого артиста присутствует эдакий максимализм. Избыток эмоциональных переживаний, если они подлинны и не переходят в вульгарность, не такой уж грех. Гораздо страшнее молодые старички, у которых к 20 - 25 годам уже все в полнейшем равновесии. Часто такие артисты, восхищающие своей ранней законченностью, „усыхают" и со временем становятся откровенно скучноватыми. В конце концов, игра Рихтера сороковых - пятидесятых годов часто бывала „чересчур". Но от этого она не становилась менее гениальной. Или, скажем, Артура Рубинштейна критики десятилетиями бранили за излишнюю патетичность манеры, за чрезмерный артистизм, но он шел своим путем и остался великим пианистом.

Вообще говоря, это стремление во что бы то ни стало добиться раннего равновесия всех составных частей исполнения - довольно опасная штука. К сожалению, многие критики последних лет - сознательно или бессознательно - культивируют мнение об устарелости так называемого романтического стиля с его обостренной экспрессией. Основными факторами современной исполнительской стилистики при этом считаются продуманность и профессионализм концертного выступления - качества необходимые, но не единственные в создании художественного образа. Мне кажется, что здесь имеет место искусственное навязывание публике предвзятых мнений. В пианистическом искусстве сосуществовали и сосуществуют представители разных тенденций: Вильгельм Бакхауз и Вильгельм Кемпф, Анни Фишер и Клаудио Аррау, Артур Рубинштейн и Артуро Бенедетти Микеланджели, Ван Клиберн и Джон Броунинг. Творческая ценность этих артистов несомненна, и у тех, и у других есть свои поклонники, своя публика. Словом, разговоры об устарелости романтизма, если понимать под ним большую свободу выражения, представляются мне надуманными.
Для меня, во всяком случае, чрезвычайно важно при всей продуманности замысла не потерять ощущения непосредственности переживания на эстраде. Мало того, если в некоторых моментах переживание во мне не так ярко выражено, я стремлюсь, тем не менее, средствами интеллекта и пианизма создать атмосферу подлинности происходящего. Такой подход к материалу сопряжен с риском технических потерь, но я уверен, что даже это, в частности, составляет особую прелесть живого исполнения, живого контакта между публикой и артистом".

Да, этим секретом контакта Дмитрий Башкиров владеет в совершенстве. Он появляется на эстраде, и у каждого создается ощущение, будто пианист играет не для всех, а именно для него. Этим сердечным биением наполняется под его руками не только откровенно романтическая музыка. Можно вспомнить, как проникновенно и в то же время возвышенно звучат у него Моцарт или Бетховен, сколько звукового обаяния в его интерпретации импрессионистов. Даже произведения современных мастеров обретают в башкировской трактовке особый душевный колорит. Прочесть нотный текст -значит пережить его, пережить заново, по-своему. В таких случаях и авторское исполнение не является для него непреложным эталоном: „Мне кажется, что нужно почувствовать в авторской записи какое-то основное зерно, но ни в коем случае не копировать детали. В моей практике был такой эпизод. Когда я готовил премьеру Сонаты Родиона Щедрина (кстати, вот пример композитора, постоянно обогащающего наш репертуар), автор, естественно, интересовался ходом моей работы. Но я твердо решил прочесть эту музыку только своими глазами. И, по существу, Щедрин услышал свою Сонату в моем исполнении только на эстраде. Тогда он сказал мне: „Слушай, ты ведь совершенно другое сочинение играешь! Но мне нравится, играй, как играешь!" Сейчас существуют две записи на пластинки - его и моя. Совершенно разные исполнительские решения. И я думаю, что это гораздо продуктивнее, чем если бы я регулярно консультировался с автором и повторил бы его трактовку".

Активная концертная деятельность не мешает продуктивной педагогической работе Башкирова в Московской консерватории. Здесь он воспитал много ярких исполнителей. „Должен признаться, - говорит профессор, - что занятия со студентами отнимают у меня гораздо больше сил, чем сольные концерты. Зато эта работа заметно обогащает и самого педагога. В частности, немало удовлетворения приносят мне совместные поиски трактовок, интересные детали я „подслушал" у некоторых своих талантливых учеников. Однако я не люблю проходить в классе свой репертуар. Предпочитаю создавать интерпретацию в непосредственном общении со студентами. Главную же свою задачу вижу в воспитании настоящей художественной личности. Стремлюсь пробудить в ученике музыкальное самосознание, самостоятельность мысли. А технологические проблемы должны решаться в зависимости от индивидуальности каждого студента, нервной его организации, уровня подготовки, наконец, склада руки и даже комплекции. Искусству противопоказана единая рецептура".