Ежегодник - В мире музыки - 1991г.

Музыкальная литература



Книги, литература, ноты

 

Московская консерватория

СЛАВНЫЙ ПУТЬ

 

 

Перенесемся в Москву середины прошлого века. В ту пору ее музыкальная жизнь была весьма скромной. Музыка звучала главным образом в салонах старинных дворянских особняков. Публичные же концерты были настоящей редкостью. Профессиональных музыкантов можно было пересчитать по пальцам, да и положение их было весьма незавидным - в основном бесправные учителя в богатых домах.
Между тем передовые веяния эпохи властно требовали изменений во всех областях не только общественной, но и культурной жизни. Искусство становилось все более необходимым широкому кругу людей, становилось неотъемлемой частью именно общественной жизни. И передовые музыканты отчетливо понимали это. Одним из них был молодой пианист и дирижер Николай Рубинштейн. В ту пору, к началу шестидесятых годов, ему едва исполнилось 25 лет, но, несмотря на это, он уже пользовался широким признанием и немалым авторитетом. Николай Рубинштейн, как и его старший брат Антон, был не только гениальным артистом, но и выдающимся музыкально-общественным деятелем. Неудивительно, что вместе с братом он стал инициатором создания русских консерваторий. Уже в 1860 году он основал и возглавил Московское отделение Русского музыкального общества, которое тогда же открыло свои музыкальные классы. Так был заложен фундамент будущей консерватории.
1 сентября 1866 года - в скромное здание на Воздвиженке (ныне проспект Калинина) пришли первые ученики консерватории, первые москвичи, пожелавшие избрать музыку своей профессией. На трудное дело организации консерватории ушло более пяти лет. Нужны были средства, которые складывались из сборов с благотворительных концертов и частных пожертвований (рассчитывать на помощь властей не приходилось); надо было убедить общественность, с сомнением относившуюся к самой идее консерваторской подготовки музыкантов; необходимо было создать материальную базу - классы, инструменты и так далее; наконец, нужно было пригласить квалифицированных педагогов. Все эти задачи Рубинштейну удалось решить. И это с самого начала послужило большому, постоянно возрастающему авторитету Московской консерватории.

Московская консерватория

Среди первых педагогов, приехавших из разных городов России и других стран, было немало выдающихся музыкантов. Список профессоров с самого начала украсило имя Петра Ильича Чайковского, только что окончившего Петербургскую консерваторию. Как писал впоследствии критик Н. Кашкин, для Чайковского консерватория „на много лет сделалась той артистической семьей, в среде которой рос и развивался его талант". Вместе с ним воспитанию молодых русских музыкантов посвятили себя известные пианисты Э. Лангер, А. Дюбюк, Ю. Венявский, К. Клиндворт, скрипачи Ф. Лауб, И. Гржимали, А. Бродский, виолончелисты Б. Косман и В. Фитценгаген, вокалисты А. Александрова-Кочетова, В. Кашперов, Д. Гальвани, музыковеды Н. Кашкин, Г. Ларош и многие другие. Все они объединились вокруг Николая Рубинштейна, который был мозгом и душой этого прекрасного начинания.

Деятельность консерватории с первых лет развивалась очень энергично. Открывались новые классы, а первые же выпускники подтверждали плодотворность идей Рубинштейна. По сути дела, вся концертная жизнь Москвы уже в те годы была непосредственно связана с консерваторией. Симфонические собрания Русского музыкального общества неизменно проходили под руководством Рубинштейна, а среди их участников были педагоги и ученики консерватории. Ученические оперные спектакли тщательностью своих постановок и талантливым составом исполнителей привлекали всеобщее внимание.

Но не следует думать, что все в жизни консерватории проходило гладко и просто. Рубинштейну и его товарищам приходилось вести настоящую борьбу за существование. Лишь в 1878 году удалось добиться закрепления за консерваторией государственной дотации, которая, однако, была совершенно недостаточной для нормальной работы учебного заведения. Поэтому материальная сторона дела по-прежнему зависела во многом от частной благотворительности, а плата за обучение оставалась весьма высокой. Права консерватории, ее преподавателей и учащихся оставались урезанными по сравнению с другими учебными заведениями. Наконец, директору Николаю Рубинштейну, а затем и его преемникам приходилось выдерживать мелочную опеку со стороны высокопоставленных покровителей Русского музыкального общества.

И все же консерватория шла вперед, принося русской музыке великолепные плоды своей деятельности. Список выпускников открыли в 1870 году такие известные впоследствии музыканты, как пианистки А. Зограф и Н. Муромцева. Из года в год отечественное музыкальное искусство пополнялось новыми замечательными именами. Воспитанники Московской консерватории начинают играть все большую роль в музыкальной жизни России - они выступают в оперных театрах, на концертных эстрадах, ведут педагогическую работу как в Москве, так и во многих других городах, где открываются музыкальные училища и школы. С каждым годом возрастает и число учащихся консерватории.
Своими успехами в первое десятилетие Московская консерватория во многом обязана деятельности выдающихся русских музыкантов - энтузиастов родного искусства. И прежде всего здесь должно быть названо имя Петра Ильича Чайковского. На протяжении всей своей жизни великий композитор был тесно связан с консерваторией, помогал ей и делом и советом. С консерваторией связано и рождение одного из лучших творений Чайковского - оперы „Евгений Онегин". Как известно, премьера ее состоялась в ученическом спектакле весной 1879 года. За пультом стоял Николай Рубинштейн, а на сцене выступали молодые артисты, которым композитор доверил судьбу своего детища. После того как в 1878 году Петр Ильич оставил педагогическую деятельность, он продолжал принимать самое горячее участие в судьбах консерватории, поддерживая ее в трудные года, когда не стало Николая Рубинштейна. Именно по совету Чайковского после нескольких лет междувластия (когда учебным заведением правил комитет директоров) во главе консерватории стал ее воспитанник Сергей Иванович Танеев.

„Я решил добиться назначения на эту должность Танеева, - писал Чайковский весной 1885 года Н. Ф. фон Мекк, - человека безупречной нравственной чистоты и превосходного музыканта, хотя слишком молодого. В нем я вижу якорь спасения консерватории; если план мой удастся, она может рассчитывать на успешное дальнейшее существование". Чайковский не ошибся. Немногие годы, когда Танеев возглавлял консерваторию (1885-1889), а затем годы его профессорства и музыкально-общественной деятельности принесли музыкальной Москве много новых завоеваний. Танеева с полным правом можно было назвать достойным преемником и продолжателем Николая Рубинштейна как по авторитету, так и по той любви, которой он пользовался у молодежи. Ему во многом принадлежит неоценимая заслуга создания московской композиторской школы, зародившейся в стенах консерватории. Да и материальное положение учебного заведения при Танееве значительно укрепилось.

Многое сделал для консерватории и сменивший Танеева на посту директора пианист и дирижер Василий Ильич Сафонов - энергичный организатор, человек широкого музыкального кругозора. Сафонов не только преподавал, но и вел большую артистическую деятельность, которая способствовала расцвету концертной жизни Москвы. Трудно, просто невозможно перечислить замечательных педагогов, преподававших в консерватории в последние десятилетия прошлого века. Но нельзя не упомянуть здесь хотя бы некоторых, чьи имена много говорят любителям музыки и по сей день.
А. Аренский, а затем М. Ипполитов-Иванов вели здесь классы композиции, пианисты А. Зилоти, Ф. Бузони, П. Пабст преподавали игру на фортепиано. Высокий уровень консерватории определялся, в первую очередь, конечно, именами ее выпускников -С. Танеев, А. Скрябин, С. Рахманинов, Н. Метнер - вот имена, которых достаточно, чтобы составить славу любой консерватории мира. А рядом с ними - композиторы и пианисты Р. Глиэр, С. Василенко, Л. Николаев, А. Гедике, А. Гольденвейзер, К. Игумнов. В 1902 году окончила консерваторию А. Нежданова, через десять лет - Н. Обухова. И большинство из них возвращались в родное учебное заведение уже в качестве педагогов, чтобы воспитывать новые поколения русских музыкантов.

.Сейчас каждому любителю музыки, побывавшему в Москве, хорошо известно здание консерватории на улице Герцена. В нынешнем своем виде оно существует уже девяносто лет. В 1898 году после коренной перестройки и реконструкции стоявших на этом месте помещений новое здание консерватории впервые приняло студентов, а спустя три года был открыт торжественным концертом столь любимый всеми музыкантами Большой зал. Создание этого зала, в котором на протяжении десятилетий выступают выдающиеся артисты мира, еще больше укрепило положение консерватории как музыкального сердца Москвы.
В дореволюционной России Московская консерватория, как и большинство других музыкальных учебных заведений, находилась в ведении Императорского Русского музыкального общества. Как мы уже говорили, это создавало немалые трудности, накладывало определенный отпечаток на деятельность консерватории. Передовые музыканты уже тогда задумывались о том, чтобы сделать музыкальное образование доступным как можно большему числу людей. Они отдавали много сил этой благородной цели. Еще в конце прошлого века многие из них участвовали в организации и деятельности Пречистенских рабочих курсов, а впоследствии (начиная с 1906 года) - Народной консерватории. Среди педагогов последней, среди тех, кто нес рабочему человеку настоящую музыкальную культуру, - профессора Московской консерватории А. Гольденвейзер, К. Игумнов, Н. Кашкин, ее воспитанники Б. Яворский, Н. Брюсова, К. Сараджев.

Той же цели во многом служили и циклы общедоступных „Исторических концертов", организованных по инициативе С. Василенко.
Особенно отчетливо проявились передовые устремления педагогов и студентов в бурные дни первой русской революции. Солидарность с восставшим народом вызвала волну студенческих забастовок. В феврале 1905 года в печати было опубликовано заявление группы виднейших московских музыкантов, протестовавших против произвола и бесправия, царивших в стране. В горячие дни революционных событий студентов консерватории можно было видеть на московских баррикадах, среди демонстрантов. А в печальный и памятный день похорон революционера Н. Э. Баумана оркестр консерваторцев сопровождал траурную процессию и на московских улицах звучали в его исполнении революционные мелодии.
В самой консерватории все более решительно стали раздаваться голоса, призывавшие покончить с самовластным во многом правлением Сафонова, демократизировать жизнь учебного заведения. В знак протеста консерваторию покинул Танеев, занятия неоднократно прекращались. В конце концов педагоги и студенты добились некоторых реформ, а Сафонов вынужден был уйти. Директором стал М. Ипполитов-Иванов. В последующие годы консерватория по-прежнему многое делала для воспитания молодых музыкантов, объединяя в своих рядах лучших педагогов и привлекая музыкальную молодежь всей страны. За полвека своего развития она прошла большой путь, накопила значительный опыт, выработала свои плодотворные традиции. Если на первых порах Николаю Рубинштейну приходилось прибегать к помощи зарубежных специалистов, то в конце этого периода основную массу педагогов составляли уже ее воспитанники; а приглашенные из других стран выдающиеся профессора считали для себя за честь вести здесь класс.

Трудно переоценить вклад предреволюционной консерватории в сокровищницу русской музыкальной культуры. Но тем не менее многие важные задачи, об осуществлении которых мечтали передовые мастера отечественного искусства, в годы царизма не были и не могли быть решены.
Сделать искусство достоянием народа -такова была основная цель культурной политики молодого Советского государства. И консерватория стала одним из проповедников этой политики. Новая эра в истории музыкального вуза начинается, по существу с 12 июля 1918 года, когда Совет Народных Комиссаров принял декрет за подписью
В. И. Ленина и наркома просвещения А. В. Луначарского о национализации консерваторий. Декрет гласил: „Петроградская и Московская консерватории переходят в ведение Народного Комиссариата по просвещению на равных со всеми высшими учебными заведениями правах, с уничтожением их зависимости от Русского музыкального общества. Все имущество и инвентарь этих консерваторий, необходимые и приспособленные для целей государственного музыкального строительства, объявляются народной государственной собственностью". Этот короткий декрет воплощал в жизнь, делал реальностью все то, о чем мечтали музыканты России: о государственной поддержке музыкального образования, о равноправии консерватории с другими вузами. С осени 1918 года в консерваториях было введено бесплатное обучение, и с каждым годом стал преображаться контингент учащихся, изменялось социальное лицо вуза. Солдаты революции, дети рабочих и крестьян получили доступ к музыкальному образованию.

Многие выдающиеся русские музыканты, и до революции отдававшие свои силы народному просвещению, после Октября встали на сторону победившего народа. В Москве М. Ипполитов-Иванов, А. Гольденвейзер, А. Гедике, С. Василенко и другие профессора энергично участвовали в общественной деятельности, способствуя перестройке консерватории в духе времени. Этот факт свидетельствовал не только об их личных прогрессивных взглядах; он был залогом того, что замечательные традиции русской музыкальной педагогики будут сохранены и обогащены новым содержанием в эпоху социализма. Так оно и произошло.
Богат и многогранен путь консерватории в советское время. Конечно, нелегко было сразу решить новые организационные и творческие вопросы, выдвинутые жизнью. Нужно сказать, что в корне изменилось само положение консерватории. Ведь до революции она являлась, по существу, единственной ступенью музыкального образования. Сюда принимались люди самого различного возраста, различной степени подготовки, как общей, так и музыкальной. Между тем основатели консерваторий братья Рубинштейны мечтали о другом - о том, чтобы консерватория была высшей ступенью системы музыкального образования. Именно такой она и стала в наши дни, когда по всей стране выросло огромное количество начальных и средних музыкальных школ, училищ.
С Московской консерваторией связано множество побед советского музыкального искусства. Именно ее питомцы впервые успешно вышли на мировую исполнительскую арену. Первой вехой в этом отношении был, пожалуй, 1927 год, когда советские пианисты выехали в Варшаву на Международный конкурс имени Шопена. В числе его победителей оказались два воспитанника Московской консерватории - Лев Оборин и Григорий Гинзбург. Это был прекрасный запев. В тридцатые годы победный список лауреатов международных конкурсов пополнился именами пианистов Эмиля Гилельса, Якова Флиера, Якова Зака, Розы Тамаркиной и многих, многих других молодых музыкантов, для которых консерватория была родным домом. В послевоенные годы она еще больше упрочила свое положение настоящей кузницы замечательных исполнителей. Действительно, ни одна консерватория в мире не может сравниться с Московской по числу воспитанников-лауреатов, прославившихся на мировой концертной эстраде. Здесь невозможно перечислить всех. Но нельзя не назвать имена Давида Ойстраха, Эмиля Гилельса, Святослава Рихтера, Мстислава Ростроповича и Леонида Когана. За ними - когорта великолепных артистов, многие из которых являются учениками этих прославленных мастеров.
В развитии советской и мировой культуры выдающуюся роль играет творчество композиторов - воспитанников Московской консерватории. Славные страницы советской музыки связаны с именами А. Давиденко, В. Шебалина, Д. Кабалевского, А. Хачатуряна, Т. Хренникова, В. Мурадели, Г. Галынина, А. Эшпая, Р. Щедрина, А. Пахмутовой, А. Шнитке, Э. Денисова, С. Губайдулиной и многих других композиторов разных поколений и разных индивидуальностей.

Преемственность школ и поколений -славная и примечательная черта Московской консерватории.
В советские годы консерваторию возглавляли такие выдающиеся музыканты, как А. Б. Гольденвейзер, К.Н. Игумнов, Г. Г. Нейгауз, В. Я. Шебалин, А. В. Свешников. Сегодня ректором является профессор Б. И. Куликов. Как бы перекидывая связующий мост от дореволюционного передового искусства к нашим дням, молодых советских музыкантов пестовали замечательные педагоги -Ф. М. Блуменфельд, С. Е. Фейнберг, А. И. Ямпольский, Л. М. Цейтлин, К. Г. Мострас, С. М. Козолупов, В. М. Блажевич, М. И. Табаков, В. Н. Цыбин, Е. И. Збруева, Е. Ф. Петренко, А. В. Нежданова, Н. Я. Мясковский, Г. Л. Катуар, Р. М. Глиэр, М. Ф. Гнесин, А. Ф. Гедике и другие. А рядом с ними становятся новые педагоги, их ученики. Этот процесс продолжается плодотворно и поныне.
Значительную роль сыграла Московская консерватория в развитии музыкальных культур народов нашей страны. Многие годы успешно работали здесь национальные студии, в которых воспитывались целые группы профессиональных артистов, композиторов. И если сегодня во всех союзных и во многих автономных республиках работают симфонические оркестры, оперные театры, создаются новые произведения, то немалую лепту внесла в это благородное дело Московская консерватория. Тут прошли композиторскую школу К. Караев и Д. Гаджиев из Азербайджана, Н. Жиганов из Татарии, С. Цинцазде из Грузии и многие другие. Сегодня их имена известны далеко за пределами родных республик. У них есть свои ученики и продолжатели, которые высоко несут марку Московской консерватории. И недаром в этот всемирный центр музыкального образования стекается теперь молодежь со всех континентов. Сотни писем приходят ежегодно в Москву по адресу: улица Герцена, 13. И во всех высказывается мечта - учиться в Московской консерватории. Проходя по консерватории, можно услышать разноязыкую речь. Но те, что приехали сюда учиться, говорят на едином языке музыки, языке дружбы.

Ныне Московская консерватория - это огромный музыкальный „комбинат", обладающий всеми возможностями для воспитания молодых талантов. Здесь множество факультетов и отделений, которые выпускают музыкантов самых различных специальностей. Консерваторские концерты и спектакли Оперной студии являются важной и неотъемлемой частью культурной жизни Москвы. Центральная музыкальная школа-десятилетка и училище бережно пестуют юные таланты, готовят лучших из лучших к высшей школе мастерства - консерватории. Педагоги и студенты не замыкаются в профессиональном кругу, выступают с концертами и лекциями перед трудящимися не только Москвы, но и многих других городов, несут музыкальное искусство широким массам.
Московская консерватория по праву считается сегодня одной из лучших в мире.