Васко Мариз - Эйтор Вила Лобос

Жизнь

Вилла Лобос (ноты)



Биография, жизнь и творчество бразильского композитора
ноты для фортепиано, гитары

 

ДЕТСТВО

 

 

В конце XIX века Рио-де-Жанейро далеко еще не был тем космополитическим центром, которым он предстает сегодня. В то время бывшая столица Бразилии была спокойным тропическим городом, управляемым элитой, находившейся под сильнейшим влиянием европейской культуры. Медленно протекала будничная жизнь, и ночные seresteiros бродили по улицам, ухаживая за хорошенькими сеньоритами.
Эйтор Вила Лобос родился 5 марта 1887 года. Он принадлежал к семье, твердо придерживавшейся традиций. Отец его, Раул Вила Лобос, был заметной, личностью. Происходил он из испанского рода, преподавал, служил в Национальной библиотеке в Рио, выпустил несколько книг по истории и космографии и слыл недурным музыкантом. Энергичный и прямолинейный, он очень строго воспитывал обожаемого им сына.

Пристрастие Раула Вила Лобоса к Туу было очевидно. От него он требовал гораздо больше, чем от других своих детей. Он пробудил в нем склонность к музыке, научил его играть на виолончели и на кларнете, преподал ему первые основы музыкальной теории. Без него Эйтор сделался бы, вероятно, врачом, как того желала его мать, или отдался бы своему влечению к математике и рисованию.
Дона Ноэмия Монтейру Вила Лобос была отличной матерью. Она всегда поддерживала Эйтора в его учении, питая 'надежду увидеть его когда-нибудь врачом. Ей не хотелось, чтобы из ее Туу получился музыкант. Она запретила ему играть на рояле. Даже учиться игре на гитаре ему приходилось тайком. Раул Вила Лобос был беспечным человеком и не знал цену деньгам: когда он умер, дона Ноэмия оказалась в крайне стесненных обстоятельствах. После того, как были исчерпаны последние сбережения, ей пришлось работать, чтобы прокормить детей. Какую замечательную энергию проявила эта женщина, знавшая до этого лишь светскую жизнь и обязанности хозяйки дома!

В одной из статей Лимы Родригеза, мы находим любопытные подробности, относящиеся к юности Вила Лобоса: «Юный Туу рос, и надо было найти ему какую-нибудь работу. Я был знаком со счетоводом одного крупного предприятия по импорту вин и консервов. Тот согласился по моей лросьбе озять юношу на испытание в свою контору и обучить его, за это его должны были кормить и платить ему скромное жалованье. Но каково было мое удивление, когда приятель сообщил, что мой протеже не явился и ему пришлось нанять другого служащего. Я немедленно отправился на розыски Туу и узнал от него, как обстояло дело. В назначенный час он пришел в магазин, где его встретил усатый мужчина в жилете, который отказал ему, заверив самым авторитетным образом, что никакого работника фирме не требуется. Более проницательный психолог, чем я, негоциант, привыкший вникать в душу своих клиентов, понял, что человек, которому суждено было стать великим композитором, не должен начинать с рассыльного». Ни один из братьев Вила Лобоса не проявлял склонностей к музыке, несмотря на влияние их добрейшей тетки Зизиньи, талантливой пианистки, и деда с материнской стороны Сантоса Монтейру, автора некоей «Кадрили молодых девиц», весьма ценившейся в Бразилии в середине прошлого века.
Между тем, детство Вила Лобоса протекало очень счастливо. Домашняя обстановка была уютной. Мальчика все обожали. О его проделках в раннем детстве рассказывают следующее: в первом этаже дома, где жили Вила Лобосы, находилась винная и бакалейная торговля. Всякий раз, когда это ему удавалось, годовалый мальчонка заползал на четвереньках в подвал магазина, открывал краны винных бочек и с упоением плескался в вине. Естественно, он приводил в отчаяние приказчиков магазина, но бакалейщик хохотал до слез над подвигами юного Эйтора.

Отец композитора, друг и протеже Мануэла Вик-торино, будущего вице-президента республики, написал ряд статей против маршала Флориану достигшего в то время вершины своей карьеры, и по этой причине вынужден был покинуть Рио. Проведя некоторое время в штате Рио-де-Жаяейро, где Туу имел случай познакомиться с негритянской музыкой, семья перебралась в штат Минас Жераис, сначала в Бикас, а затем в Катагуасес. К этому времени относятся и первые сознательные музыкальные впечатления Вила Лобоса. Пленившая мальчика деревенская музыка прочно запечатлелась в его памяти. В те далекие времена, когда радио еще не распространяло бразильскую народную музыку, маленький Туу с упоением слушал крестьянские напевы и, сам того ие сознавая, проникался фольклором, который он впоследствии должен был превратить во всеобщее достояние.
С шести лет отец научил его играть на детской виолончели. Годом позднее он уже импровизировал простенькие мелодии, навеянные детскими песнями, которые он распевал со своими маленькими товарищами. В доме Раула Вила Лобоса играли хорошую музыку. Почти каждый вечер прохожие могли услышать теплое звучание его виолончели. Но, не довольствуясь игрой соло, он приглашал друзей и организовывал у себя настоящие концерты. По субботам Вила Лобосы обедали в шесть часов. Между семью и восьмью, до прибытия друзей, Раул играл в шахматы со знакомым немцем-учителем. Дом этот охотно посещали лица, в то время довольно известные, большие любители камерной музыки, зачастую музицировавшие до поздней ноч».

Этот на много лет установившийся порядок оказал решительное влияние на формирование Вила Лобоса как музыканта. Его музыкальный вкус становился все тоньше, он накопил значительный слуховой опыт, но вместо того, чтобы любить общепризнанно хорошее, он возненавидел формальный дух этой музыки, которую ему приходилось слушать по обязанности, а порой и исполнять. С восьми лет он стал восхищаться Бахом. Приверженности этой можно дать двоякое объяснение, не усматривая в ней однако доказательств гениальности ребенка; с одной стороны, мальчику наскучило слушать банальную музыку семейных вечеров, с другой — он испытывал потребность уйти от нее. Две стихии казались ему коренным образом отличающимися от опротивевших звучаний: Бах и музыка caipira Неудержимая сила влекла его к Баху. Возраст, конечно, мешал постичь Баха, но это не имело никакого значения: важно, что это была совсем другая музыка. Пристрастие к музыке Баха мальчик приобрел благодаря тетушке Зизинье, превосходной пианистке и большой поклоннице «Хорошо темперированного клавира». Маленький Эйтор приходил в восторг, когда слышал прелюдии и фуги. С самого раннего возраста Вила Лобос отказывался принимать традиционное. В одиннадцать лет отец обучил его игре на кларнете. В этом же возрасте Эйтор открыл музыку Северо-Востока Бразилии. Вместе с отцом он часто бывал у его приятеля, приглашавшего к себе певцов и seresteiros. Это были памятные вечера, на которых исполняли всевозможную народную музыку северо-восточной области Бразилии. В музицировании принимали участие и знаменитости из числа гостей.
Народная музыка всегда таила в себе для Вила Лобоса особую притягательную силу. Еще ребенком он хотел познакомиться с творцами этих чаровавших его мелодий, но это вызвало бурное противодействие родителей, и пришлось довольствоваться тем, что ему разрешили слушать эту музыку из окна. Страсть к народной музыке побудила его серьезно заняться гитарой, саксофоном и кларнетом. Эйтору только что исполнилось семнадцать лет, когда он сочинил свой первый опус — пьесу для гитары, под названием «Блинчик», написанную в свободной форме.

Смерть отца в 1899 году предоставила полную свободу неисправимому Туу; немедля он стал искать путей сближения со своими кумирами, исполнителями choros авторами столь богатой ритмами музыки. Для того, чтобы ближе познакомиться с разными ансамблями этих музыкантов, неплохо было бы завоевать их симпатию — полагал Эйтор, — а именно, ставить им время от времени стаканчик вина. Но как это сделать? И вот таким образом прекрасная библиотека, оставшаяся после Раула Вила Лобоса, стала постепенно таять ради установления дипломатических отношений с уличными музыкантами.