Песни и романсы на стихи Сергея Есенина - ноты

Романсы



Ноты для фортепиано, гитары, голоса к романсам

 

Иван ЛЫСЦОВ
Ты опал, отшелестел, Есенин...

 

 

Ты опал, отшелестел, Есенин,
Словно осень, буйно отпылал.
Был ты, как Буслаев, непоседлив:
Коль не хулиганил, так певал.
Айв чем твое и хулиганство?
В том, что песнью бил по головам
Одержимых выхвалью и чванством,
Чей удел — Россией торговать?!
Торговали, брат мой, торговали,
Продолжают нынче торговать.
На Руси студеном перевале
Столько их, что всех не сосчитать.
Только водкой делу не поможешь —
Лишь врагов своих же насмешишь.
Да еще число могил умножишь
Выбитых же ими из-под крыш!
Отдыхай же с верою, Есенин:
Витязи становятся в полки.
Пусть еще мы знаемы не всеми —
Русичи, да мы ли не крепки?!
С темных вод лесной твоей Мещеры,
С Ладоги ли, с Дону ли, с Оби —
Мы грядем не бить на разговоры-
Песни петь — как Родину любить!

 

ОТ ИЗДАТЕЛЯ
НЕДОПЕТАЯ ПЕСНЬ

 

 

Есенинская поэзия продолжает привлекать к себе композиторов разных поколений и вдохновлять их на создание новых песен, романсов и других произведений музыкального творчества. В этом выпуске альманаха мы представляем нашим читателям и почитателям произведения автора, который хотя и не считал себя профессиональным композитором, но вся его жизнь была сопряжена с музыкальным творчеством. Музыка помогала ему в его серьезной, трудной и ответственной работе юриста, прошедшего все уровни юридической иерархии. К музыке он относился столь же строго и ревностно, как и к своей основной профессиональной деятельности.

Есенинские романсы B.C. Мартемьянова публикуются впервые, и, как ни прискорбно, публикация эта — посмертная. Вечером 2 ноября 1994 года депутат Государственной Думы России Валентин Семенович Мартемьянов был зверски избит неизвестными (и по сей день) лицами у входа в подъезд дома, в котором он жил, и через два дня, так и не придя в сознание, скончался. Нанесенные ему травмы были таковы, что медицина оказалась бессильной. Надо ли говорить, что это потеря не только для нас, его друзей и близких, это потеря и для всей, нашей России. Пусть же эта публикация, выпавшая на юбилейный год С.А. Есенина и 70-летие его памяти, хоть в малой мере смягчит боль утраты и станет данью памяти и незабвенного Валентина Семеновича, который так любил всех нас.

Впервые мне довелось услышать эти романсы в авторском исполнении в начале 70-х годов. Это было в узком домашнем кругу. Песни звучали под его собственный аккомпанемент на фортепиано. Богатый, хорошо поставленный развитый лирический тенор, свежесть и оригинальность прочтения есенинского стиха, исповедальный тон самого исполнения — все это настолько одушевляло обстановку, что даже не возникало вопросов —чьи это сочинения, когда и для кого написаны? Было и так ясно: тебе сейчас поверяют нечто самое сокровенное. Как это сродни поэзии Есенина, где «поэтическое переживание как бы стирает грань между жизнью и стихом и мгновенно вызывает сопереживание читателя. Устанавливается полная и взволнованная духовная близость».
Песни Валентина почти ни в чем не походили на то привычное, что каждый из нас, присутствовавших на этом вечере, ранее слышал по Есенину. Потом уже я узнал, что Валентин Семенович некогда готовил себя к оперной сцене, посещал студию С.Я. Лемешева, прекрасно владел теноровым репертуаром всех без исключения популярных у нас русских и итальянских опер, знал и пел великое множество «туристских» бардовских песен и очень любил гитару. В туристских байдарочных походах по Онеге и Ладоге — его излюбленные места — на привале с этим инструментом он мог давать настоящие сольные концерты, весьма благотворные для молодого поколения.

Нельзя было не отметить высокий вкус исполнителя и в выборе репертуара для себя. Он мог, к примеру, спеть забытую, некогда назвучавшую по радио песню, но спеть гак, что становилось жаль, что песня эта ушла безвременно. То же и с Есениным: шестнадцать романсов на его стихи, но какие? Большинство из них не попало в орбиту внимания пишущих музыку. Естественно, композитор отбирает то, что наиболее созвучно его душе. Тем более что писалось это не на заказ (быть может, главное достоинство любительского творчества). А отобрал Валентин Семенович, в основном, последние, самые зрелые стихи поэта, соответственно и самые трудные, и все-таки смог найти для них музыкальные адекваты, для каждого — свои.
Как рождались эти песни, когда находилось время для их сочинения при той жизненной коловерти, в которой постоянно пребывал их автор, — тайна, загадка, святая святых. Но он всегда выдавал уже готовое, вполне законченное во всех композиторских и исполнительских нюансах произведение. Это уже потом оно записывалось на нотный лист, а до поры до времени вызревало в его душе и затем звучало под его шестиструнку.

И еще один важный момент. Писалось это «под себя», «от себя» и как бы для себя. Но равнодушно слушавших романсы B.C. Мартемьянова мне лично никогда не приходилось видеть, хотя, признаюсь, не «виделись» они мне и в популярном издании, как-то не вписывались ни в одно из наторенных музыкальных направлений. И только смерть, безвременный уход Валентина из жизни все расставили по своим местам. Конечно же, музыке Мартемьянова — жить! Да, трудная для исполнения, не всякому по силам. Даже просто прочувствовать ее, видя перед собой только нотную запись и ни разу не услышав авторское исполнение, сможет, наверное, не каждый. И все же хочется верить, что произведения Мартемьянова станут существенным вкладом в музыкальную Есениану, расширят представления о духовном мире великого русского поэта, открывая в нем «второе дыхание», и, что немаловажно, дадут новый добротный репертуар молодым исполнителям, способным оценить благородный стиль музыки Мартемьянова.
Большинство музыкальных, текстов дано в трехстрочечном изложении, и только четыре романса редакция позволила себе поместить в «адаптированном» виде — одно- и двухстрочечном с буквенно-цифровыми обозначениями гармонических функций, не нарушая при этом авторской музыкальной ткани произведений.
Более подробно о жизни й творчестве B.C. Мартемьянова вы узнаете, прочитав статьи Галины Горбенко и Николая Николаевича Скатова, помещенные в конце этой подборки.
Редакция выражает благодарность Татьяне Анатольевне и Светлане Валентиновне Мартемьяновым, оказавшим содействие в подготовке книги к изданию.
Николай ШАНТАРЕНКОВ