Марийские народные песни

Народные песни



Сборник марийских народных песен с текстами без нот

 

ПЕСНИ МАРИЙСКОГО НАРОДА

 

 

«Тихая грусть, которою проникнуты мотивы всех черемисских песен, есть грусть народа исчезающего, народа, история которого близится к своей последней границе»,— так писал собиратель песен ветлужских мари Петр Зорин накануне Великой Октябрьской социалистической революции.
Так и было в действительности. Марийский народ, как и другие народы царской России, жил в полном бесправии и в постоянной нужде. Его угнетали чиновники, ростовщики, русские лесопромышленники и местная национальная буржуазия. В условиях царизма марийский народ был обречен на вымирание.
И вот этот небольшой народ на протяжении многих столетий своей тяжелой истории создавал интересные, своеобразные, самобытные песни. В песни он вкладывал всю свою душу, свою житейскую мудрость, в них он выражал чаяния и надежды и оплакивал свою судьбу.
Разрозненный на отдельные этнические группы, марийский народ вплоть до середины XVI века находился то под властью булгар, то под властью монголов, то под владычеством татар, и только во второй половине XVI века, после падения Казанского ханства, марийские племена объединились в одну народность и навсегда связали свою судьбу с русским народом. С этого времени объединенные этнические группы марийского племени, ранее ограничивавшие понятие о родине пределами родовых сельбищ, стали связывать идеи патриотизма с судьбой всей России. Когда, скажем, мариец-солдат уходил с царским войском на войну за пределы Российского государства, он тосковал по России—родной стране.

В край чужой мы идем, но родная страна
В наших сердцах остается.

Мариец понимал, что служить родине — это значит служить своему народу. В песне «Среди леса густого» с большой любовью и гордостью говорится о двенадцати сыновьях, которые «на пользу народа годятся».
Для буржуазии народ мари был всегда только объектом эксплуатации, и никакие духовные ценности его не представляли для нее интереса.
Некоторые буржуазные «исследователи» пытались утверждать, что у марийского народа нет даже устного творчества, что он неспособен воспеть природу, понять историю своего народа. Однако весь марийский фольклор убедительно говорит о том, что марийцы создали много поэтических песен, в которых воспевали родную природу, своих предков-героев. Достаточно указать на предание об Акпарсе, в котором рассказывается об участии марийского народа в штурме Казани совместно с войсками Ивана Грозного.
Народ мари, как свидетельствуют исторические факты, вовсе не был безразличен к своей судьбе. Он смело выступал вместе с другими народами Поволожья против царско-помещичьего строя, участвовал в народных восстаниях под руководством Степана Разина, Емельяна Пугачева, и даже выдвигал из своей среды вожаков, как, например, Мирона Мумарина при Степане Разине.
Прогрессивные русские ученые-этнографы пристально и доброжелательно изучали быт и устное народное творчество марийцев. Они понимали тяжелое положение народа, обреченного на вымирание, они видели, как марийская деревня молчала иногда даже в праздничные дни и молчала не из-за того, что не любила веселиться, а из-за того, что горя и печали было у нее больше, чем веселья. Горестная жизнь отражалась не только на содержании песен, но и на самом исполнении их. «Черемисин поет свою песню заунывно, — писал этнограф С. К. Кузнецов,— монотонно, подперев голову рукою. Поет, поет он свою песню — и заплачет, хотя песня не всегда грустного содержания».
С. К. Кузнецов писал, что «среди черемисов можно встретить поэтов в полном смысле слова. Они обыкновенно пользуются величайшим почетом.»
В самом деле, если бы у народа мари не было поэтически одаренных людей, кто бы стал сочинять те прекрасные песни, которые дошли до нас, пусть грустные, пусть иногда горькие, но всегда подлинно поэтические.

Исторические данные подтверждают, что русские ученые начали этнографическое изучение народа мари еще в XVIII столетии. Об этом свидетельствуют записки русских путешественников — Палласа, Георги, Рычкова, Миллера, Гмелина, Лепехина и других. Собирание же и публикация марийского фольклора по существу начались с 1879 года, с возникновением в Казани Общества археологии, истории и этнографии.
Немало сделали для собирания материалов этнографии и фольклора мари Русское географическое и Костромское научное общество.
Первым, кто предпринял собирание марийских песен с научными целями, был составитель первого пособия по грамматике марийского языка Федор Васильев. Им записаны и помещены в виде приложения к «Пособию» семьдесят текстов.
И все же из всей дореволюционной литературы по марийскому фольклору можно указать только на единственный самостоятельный сборник народных песен, изданный с подстрочным переводом на русский язык. Это «Сборник черемисских песен», составленный учителем-марийцем А. Аптриевым. Несмотря на существенные недостатки его, он ценен как первое дореволюционное издание, в какой-то мере показывающее культурное богатство марийского народа.
Представители духовенства, зная, что марийский народ любит песню, старались использовать это для обращения марийцев в христианскую веру. С этой целью из марийских юношей и девушек создавались церковные хоры. В своем журнале «Православный собеседник» и в приложении к нему — «Инородческое обозрение» — священники писали: «Полюбит черемисский мальчик церковное пение — полюбит и саму церковь». Организация певческих хоров несомненно была важна для развития музыкальной культуры мари, вместе с тем это показывает, как музыкальные способности марийцев хитро использовались для духовного закабаления.
Представители прогрессивной марийской интеллигенции сплотились вокруг первого периодического издания на марийском языке — «Марла календарь» («Марийский календарь»), который начал выходить в Казани в 1907 году. Во главе его стоял и поныне работающий в Марийском научно-исследовательском институте языка, литературы и истории ученый фольклорист и языковед В. М. Васильев.
Один лишь факт издания календаря со светским содержанием явился знаменательным событием, так как до 1907 года вся литература на марийском языке ограничивалась только переводным евангелием и псалтырем.
В предисловии к календарю за 1909 год редакция писала: «Мы, марийский народ, ничего не знаем, кто мы такие, какие прекрасные песни, сказки и древние памятники имеются у нас». «Мы теперь с целью просвещения мари, — говорилось дальше,— думаем начать печатать самые старинные лучшие из лучших песен, добрые заветы (то есть пословицы и поговорки. — К. Ч.), загадки, сказки, приметы о земледелии и пчеловодстве».
Судя по этой программе, можно заключить, что издатели календаря ставили перед собой задачу — использовать фольклор в качестве средства просвещения своего народа.

* * *
«От глубокой древности фольклор неотступно и своеобразно сопутствует истории», — говорил А. М. Горький на Первом Всесоюзном съезде советских писателей. Эти слова
Горького как нельзя лучше подтверждаются историей марийского фольклора, в песнях которого отразилось социальное и духовное состояние марийского народа, его чаяния и надежды, его горе и радость, его прошлое и настоящее.
На первый взгляд сугубо индивидуальные высказывания автора устного произведения на самом деле имеют глубокий социальный смысл. Ведь не от свободной, сытой жизни пел мариец:
Брызг-брызг,
Дождик жидкий хлещет.
Этот дождик —
Пиво наше.
Вжиг-вжиг,
Снег густой просеян.
Этот снег —
Мучица наша.
Патриархальный быт, остатки родового строя держались в марийской семье вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции, сковывая стремление молодежи к самостоятельному развитию. Ограниченная в семейных и общественных правах, молодежь выражала недовольство и протест. II это находило яркое отражение в народных песнях.
Младшие дети всегда жаловались на деспотизм старших братьев, а иногда и родителей; девушки-невесты сетовали на несчастливую судьбу, когда вопреки их желаниям, преследуя свои корыстные цели, отцы или родственники выдавали их замуж за нелюбимых.
Решение отца — закон, решение мужа — закон. Горе женщине, которая осмелилась прямо выразить свое недовольство. Муж мог поставить жену на колени и заставить целовать свои обшарпанные девятилычные лапти, или, злобствуя, повыдергать у нее — «полтора аршина волос», как об этом сообщается в песне «Я была красавицей». Трагическая судьба марийской женщины запечатлена в песнях о женской доле.
Беспросветная нужда, нищета, голод, эпидемии ежегодно уносили много жизней; особенно велика была детская смертность. Во время эпидемий порой вымирали целые семьи, а иногда и селения. После таких бедствий оставалось много сирот, лишившихся крова, домашнего очага. Путь этих людей в жизни определялся одним словом — батрачество.
Отсюда — большое количество своеобразных по форме, насыщенных горем песен сирот, бобылей, батраков. Нельзя не привести песню «Самовар»:
Просыпаюсь утром — «самовар!» В полдень лечь хочу я — «самовар!» Вечером задремлешь — «самовар!» А дремота вяжет, как назло. Нет, не трудно ставить самовар, Сиротой остаться тяжело.
В этой песне ярко, оригинально и лаконично выражена мысль о бедственном положении ребенка-сироты, маленького батрака.
Царская солдатчина — это горе в дому у марийца, неудержимый плач, как по умершему. И недаром в рекрутских песнях часто встречается в виде рефрена всегда стоящее в конце строки слово: «остаются». Этим словом подчеркивается горечь юноши, который, уходя на царскую службу, на войну, оставляет навсегда все самое дорогое ему, так как он или сложит голову во имя интересов богачей, или от постоянной тоски по дому, от палочной дисциплины умрет в казарме до окончания службы. А уж если вернется, то через много лет, — седой, старый, хилый, не способный к трудной крестьянской работе. Ненависть к царю, к помещичьему строю, к царским чиновникам, нежелание идти воевать ради обогащения правящего класса — вот что выражено в рекрутских песнях. В них царь, олицетворяющий паразитический государственный строй, всегда сравнивается с хищными животными и птицами.
В отдельных песнях, особенно периода первой империалистической войны, звучит протест, в них уже видно, что мариец понимает бессмысленность войны. Он задает себе вопрос и тут же отвечает в песне «Ведь земляника-то не поспела»:
Чего же ради нас убивают? Чужой землей хочет царь владеть. Он, страшась трудового народа, Крестьянских шлет сыновей на смерть!
Интересно отметить, что народные песни о службе в Советской Армии прямо противоположны по своим мыслям, желаниям и устремлениям. В них с большой гордостью говорится о том, что служба в армии почетна, что из рядов Красной Армии «возвращаются братья образованными».
В марийском устном народном творчестве встречаются небольшие песни-раздумья. Они стали появляться примерно во второй половине XIX и в начале XX столетий. Эти песни своеобразны, в их форме не всегда сохраняется обязательный традиционный параллелизм, часто в их основе лежит прямое сравнение, иногда противопоставление.
Появление таких песен, несомненно, вызвано ростом самосознания марийского народа, стремлением беднейшей части его понять социальные явления, определить свое место в жизни.
Трудящийся мариец, несмотря на то что он был придавлен помещичье-капиталистическим режимом, не терял надежды на грядущую свободу. Он верил, что придет радостное время, что «зреет сила большая в народе, нашу жизнь эта сила изменит» (см. «Тучи черные окружили»).
Весь марийский фольклор говорит о том, что создателем его являлась в дооктябрьский период беднейшая часть народа. Сироты, батраки, бедняки не только пели о своей тяжелой жизни, но и высмеивали в песнях кулаков, чиновников и их прихвостней, высмеивали язвительно и беспощадно. Такие песни имели самое широкое распространение.

* • *

После Великой Октябрьской социалистической революции физические и духовные силы народа были раскрепощены, марийцы запели вдохновенные песни о счастье свободного труда, о строительстве новой жизни.
С созданием в 1921 году Марийской Автономной области, а позже — Марийской АССР, стала быстро расти политическая активность широких масс трудящихся. Советская власть обеспечила все условия для полного раскрытия творческих сил марийского народа. Расцвела новая культура, национальная по форме и социалистическая но содержанию.
Коренное изменение в политическом и экономическом положении марийского народа привело к большим переменам и в устном художественном творчестве. Теперь не найдешь уже ни одного колхоза в республике, где бы не работал драматический или хоровой кружок.
Ежегодные смотры художественной самодеятельности в Марийской АССР не только показывают общий рост коллективов, но и выявляют много высокоодаренных актеров, певцов, танцоров, музыкантов. При царизме эти народные таланты оставались безвестными, а большинство их просто гибло, задавленное ужасающими условиями жизни.

Художественная самодеятельность стала почетным, общенародным делом.
Собирание и изучение марийских народных песен поставлено в исключительно благоприятные условия. Марийский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории (МарННН) систематически организует экспедиции для записи и собирания фольклора. Институт располагает большим фондом фольклорного материала, превышающим десять тысяч текстов.
Материалы экспедиций многократно публиковались. В республиканском и центральных издательствах вышло в свет большое количество отдельных сборников песен.
В экспедициях Марийского научно-исследовательского института принимали участие студенты Марийского пединститута, учителя, поэты, писатели и композиторы. Большую помощь в организации фонозаписи оказывали председатели колхозов, бригадиры и сельская интеллигенция. В этой помощи советской общественности видны забота и признание важности научно-исследовательской работы и выражение любви к своему народному искусству
Особо надо отметить работу старейших фольклористов, собирателей-энтузиастов: В. М. Васильева, отдавшего более полувека этому благородному делу; известных композиторов И. С. Палантая, Я. А. Эшпая, молодого композитора К.Смирнова, — горячих пропагандистов марийской народной песни.
В советское время произошли значительные перемены в бытовании песен и в их тематике.
В песнях советского периода отразились все этапы развития экономики и культуры мари. Нет ни одного значительного события в общественно-политической и культурно-хозяйственной жизни народа, которое не нашло бы отражения в тематике народных песен. Марийский народ слагал песни о советской власти, давшей ему свободу и равноправие, о раскрепощении женщины, о культурной революции. Примером может послужить песня «Ой ты, речка Желтая», в которой ярко выражено отношение к происшедшим социальным переменам:
Ой ты, власть Советская,
Если б тебя не было,
Разве мы тогда могли б учиться?
Разве мы тогда могли б учиться?
Ой, Октябрь ты наш, Октябрь, Если б тебя не было, Где была бы наша волюшка? Где была бы наша волюшка?
Темы строительства социализма в деревне нашли широкое отражение в народном творчестве—созданы песни о новом отношении людей к труду, о людях, овладевающих техникой. Когда колхозы укрепились в организационно-хозяйственном отношении и труд колхозников дал реальные результаты, народ запел о счастливой зажиточной жизни.
В 1941 году гитлеровские орды напали на нашу родину, и парод мари вместе с великим русским народом и другими народами Советского Союза поднялся на защиту социалистического отечества. Великая Отечественная война нашла свое достойное отражение в устном творчестве марийцев.
С марийскими песнями теперь знаком весь советский народ, они исполняются с эстрады, звучат по радио.
Говоря о песне, нельзя не упомянуть о марийских народных музыкальных инструментах, почти всегда сопровождающих песню, — это гусли, волынка, «пузырь» (духовой инструмент, состоящий из пузыря, волынки и рога), своеобразная скрипка, барабан, гармошка. У горных мари также весьма распространены как музыкальные инструменты гребешок и катушка, на отверстие которой накладывается тонкая береста. Надо отметить еще один довольно любопытный «инструмент», пользующийся у молодежи особым признанием, — это обыкновенный лист черемухи или клена. С помощью листа марийские девушки и женщины насвистывают любую мелодию и довольно часто импровизируют. Бывает так, что весной в сумерки после работы одна или две девушки-подруги срывают листы черемухи, растущей под окнами дома, и начинают насвистывать своп любимые песни. II звуки мелодии в тихую вечернюю пору слышны далеко-далеко. Очень часто в ответ на другом конце деревни раздастся такой же свист, в этот своеобразный хор включается все больше и больше исполнителей, и на некоторое время вся деревня наполняется мелодичным свистом.
Каким бы ни было самобытным развитие марийской народной песни, оно никогда не отгораживалось от развития русской песни и песен народов Поволжья. Влияние русской песни можно легко проследить на многих песнях мари.
Вот, скажем, горно-марийская песня «Кабы раньше знал»:
. Ухажера ум Кабы знала я, До полуночи Не гуляла бы.
Она несомненно является отголоском русской народной песни:
Кабы знала, кабы ведала Неприятство друга милого, Нелюбовь друга сердечного, Не сидела бы поздно вечером.

Безусловно, на песни марийцев, живущих в селениях, смежных с татарскими, оказали влияние и татарские песни, особенно на короткие песни восточных марийцев.
Русские композиторы, например такие, как Балакирев, Глазунов, Ляпунов, интересовались музыкальным фольклором мари и в какой-то мере использовали его в своем творчестве. Нельзя пройти мимо такого интересного факта, имевшего место в середине девятнадцатого столетия, как опубликование квартета «Волга», созданного русским композитором Н. Я. Афанасьевым на основе мелодии одной горно-марийской песни и гусельного плясового наигрыша. Квартету «Волга» тепло принятому музыкальной общественностью, была присуждена в 18С0 году первая премия Русского музыкального общества. Марийские мотивы звучат и в некоторых произведениях советских композиторов: Шебалина, Ракова, Шехтера и других.
Современное песенное творчество представляет собой очень большое и сложное явление в культурной жизни народа.
Такого массового подъема песенного творчества, как в настоящее время, еще не знала и не могла знать история марийского народа в прошлом. Мариец в первых песнях советского периода запел о своих гражданских правах, а женщина-марийка — о правах женщины. Эти песни никто не писал, они сами собой рождались в душе еще неграмотных людей.
Марийские трудящиеся под руководством партии вместе со всеми народами СССР активно участвуют в строительстве коммунистического общества. Сознание этого качественно изменило и содержание песен, творцом которых главным образом является молодежь, особенно девушки.
В новых песнях девушка требовала, чтобы любимый был не только внешне красив, но чтоб он стал грамотным, учащимся, комсомольцем (см. песни «Яблони ветка», «Соловей», «Зелены в лесу берез кусты» и т. д.). А в позднейшее время она потребовала, чтобы любимый был передовым в труде, ударником, трактористом.
Основным жанром современного устного творчества у мари является теперь массовая лирическая песня. Сейчас совсем не слышно песен похоронных, сиротских, рекрутских, о трудной женской доле. Песни праздничные, гостевые еще остались в быту марийца, особенно свадебные, поскольку современный свадебный обряд еще сохранил некоторые черты старинного, хотя в самом содержании свадебных песен звучат новые темы, соответствующие новым семейно-брачным отношениям и новой коммунистической морали.

Если можно говорить определенно об изменении содержания современных песен, то нельзя сказать этого в отношении формы, то есть ритма, рифмы, традиционных поэтических приемов, построения и расположения строк и строф, параллелизмов. Это происходит потому, что строй современных песен крепко связан со старой традиционной формой и внутренними законами самого марийского языка.
Теперь действительно нет в песенном репертуаре колхозной деревни ни сиротских, ни рекрутских песен. Они отжили свой век, но эти песни, высоко стоящие в поэтическом отношении, оказали очень сильное влияние на развитие современной лирической песни. Это сказывается на форме, на поэтических приемах, а иногда встречаются и переделки старого содержания на новый лад.
На развитие поэтики колхозных песен большое влияние оказывает современная художественная литература, песни советских композиторов, пропагандируемые среди населения коллективами художественной самодеятельности. В то же время марийская песня оказывает влияние на творчество марийских поэтов и композиторов.

В предлагаемой вниманию читателей книге представлена лишь небольшая часть марийских народных песен, наиболее характерных их образцов.
Эта книга ознакомит советского читателя с поэтическим творчеством марийского народа.
Кандидат филологических паук К. Четкарев