Народные лирические песни

О РУССКОЙ НАРОДНОЙ ЛИРИЧЕСКОЙ ПЕСНЕ

Народные песни



Текты, слова народных лирическиих песен

 

 

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

 

 

Семейные песни, то есть песни замужних и женатых о. своей жизни, непосредственно примыкают к песням свадебным. Как в свадебной лирике преобладают горестные причитания невесты, так в песнях семейных преобладают лирические сетования на горькую жизнь. Именно эти песни создали русским песням славу песен грустных и заунывных. Об этих песнях Пушкин писал: «Несчастие жизни семейной есть отличительная черта во нравах русского народа. Шлюсь на русские песни: обыкновенное их содержание — или жалобы красавицы, выданной замуж насильно, или упреки молодого мужа постылой жене. Свадебные песни наши унылы, как вой похоронный» («Путешествие из Москвы в Петербург»). Девушка, привыкшая к родительской ласке, к «неге матушкиной» и «воле батюшкиной», попадает в большую, недружную семью, где ее заставляют делать непосильную работу. То, о чем в предвидении будущего причиталось в свадебных песнях, действительно сбывается.
Один из основных мотивов этих песен — противопоставление покинутого родного дома и ее нового дома, дома ее мужа. Все помыслы молодой жены — о ее далеком оставленном родном доме. В воображении она птицей прилетает домой. Но дома ее не узнают: она превратилась в старуху.
Но суровая и недружная семья — еще не самое тяжелое несчастье. Есть песни, в которых (муж защищает свою молодую жену от родни. Самое же большое несчастье — это разлад между самими супругами.
Брачная сделка по приговору старших, определяемая только материальными расчетами, приводит к самым различным семейным трагедиям,
Особенно остро переживается возрастное неравенство. В песнях девушка всегда хочет иметь «ровнюшку», тогда как родители по материальным соображениям выдают ее либо за старого, либо за подростка, почти ребенка. Новобрачные «приняли закон», и, с точки зрения старших, в этом и состоит общественная мораль. Но молодые такой морали не признают. Насильственный союз со старым и постылым мужем или с нелюбимой женой ради материальных выгод — для них аморален. Моральна только любовь. (Если ее нет, это приводит к такому отчаянию, из которого выход только смерть одного из супругов. Есть песни, в которых жена топит, сжигает, вешает мужа, отравляет его или привязывает его к дереву в лесу и оставляет его там. Некоторые из таких песен окрашены в тона зловещего юмора.
Есть и такие песни, в которых муж не пьяница и не стар, он даже любит жену, бережет ее и носит ей подарки. Но он ей не мил. Нарушен закон крови, и создается безвыходное положение на всю жизнь. Такое положение создает почву для песен о ревности. Любящий, но нелюбимый муж насильственно держит жену при себе и никуда ее не пускает. Но жена всегда найдет средства вырваться на волю.
В большинстве случаев девушка, выходя замуж за нелюбимого, когда-то втайне надеялась выйти за (Другого, любимого. «Прежняя любовь» постоянно, иногда трогательно, воспевается в песнях. Воспоминание о мил-сердечном друге — некая святыня в жизни несчастной, насильственно выданной женщины. Но ею овладевают чувства и отнюдь не идиллические. Ее милый не должен достаться никому, он может достаться только сырой земле: она собирается его сжить со света.
Большинство песен о семье — женские. Мужских песен меньше; они в несколько иных тонах рисуют ту же драму, что и песни женские. Нелюбимая жена, жена постылая — змея лютая. И этого ничто не может изменить, даже если она сама по себе хорошая жена, «некюрыстная». И так же как у жены есть «прежняя любовь», так у мужа есть «милая», которая также всегда, неизменно тянет его к себе. И для него, как и в женских песнях, единственный выход— смерть, и есть жуткие песни, в которых муж собирается убить свою жену, вырваться на волю, жениться на любимой.
Песен о несчастливой семейной жизни много, зато сравнительно невелико вдело песен о счастливой семейной жизни. Из этого не следует заключать, что браки в старой дореформенной крестьянской деревне всегда бывали несчастливы. Есть, по-видимому, какие-то законы, по которым производится отбор того, ю чем поется, из того, о чем не поется. Счастливый брак в песнях не поэтизируется, о нем не поют или поют редко. В таких песнях жена оказывается ласковой, веселой, свекор и свекровь в ней души не чают. В тех случаях, когда свекор велит сыну «поучить» жену, он отвечает:

Да за что же мне жену бить, за что сердце крушить?
Жена — дом, жена—стан, жена — радость моя,
Жена — радость моя и веселье мое,
Жена — житки мои и прожитки мои!

Когда у таких дружных супругов рождается сын, они ликуют, а когда один из супругов умирает, другой тоскует о нем до самой смерти и не может его забыть.
Семейные хороводные и игровые по своим темам мало чем отличаются от песен проголосных: в них отражена та же семейная жизнь и те же неблагополучные семейные отношения. Но тон их совершенно иной. То, что в голосовых песнях показано с трагической стороны, здесь показано со стороны комической. Трагедия превращена в веселый фарс. Это —один из способов преодоления невзгод. Трагический герой или трагическая героиня протяжных песен здесь стряхивает с себя свое горе и выходит из борьбы победителем. Песни эти поются весной, во время хороводного и связанного с ним любовного разгула. Поют не отдельные лица, то есть не сами пострадавшие, а от их имени веселый хор девушек и парней. Так может получиться, что в первой строфе «я» — это вышедшая за старика, а во второй строфе—она же, вышедшая за молодого; «я» в этих песнях не какое-либо отдельное лицо, певец или певица, — «я» — это разные лица в разных положениях. И если о неверной жене в протяжных песнях обманутый муж думает о том, чтобы убить жену, то в шуточных хороводных песнях веселая жена ловко обходит старого, ревнивого, но доброго, недалекого и доверчивого мужа, и песня вполне ее одобряет.
В самых радостных тонах описывается жизнь с веселой женой, которая всегда поет и пляшет. Жену ленивую и нерадивую легко вылечить: для этого нужно запрячь ее в сани с дровами. Женская лень не прощается, и количество насмешливых песен о ленивых женах довольно велико. И когда нерадивой и избалованной жене муж везет дорогой подарок — плеточку, то это воспринимается совершенно иначе, чем плеть мужа в песнях свадебных. Трагическая тема старого мужа в этих песнях также трактуется как веселая. Над старым мужем песня жестоко издевается—ему обещают постель из кирпичей и крапивы, а молодому мужу принадлежат любовь и ласка — ему стелется мягкая постель и кладется шелковая подушка, и хор опять показывает, как надо стлать постель старому мужу и как молодому.

Противопоставление старого молодому — одна из любимейших тем хороводных песен.
В мужских песнях часто высмеивается теща и тесть. Теща высмеивается всегда, даже когда она угощает своих зятьев. Когда теща приезжает погостить или предлагает свои услуги, то самое лучшее — просто прогнать ее и остаться вдвоем с женой. Острота насмешки усугубляется плясовым, резким ритмом, задорным характером напева и мимическим изображением того, о чем поется.
Из этого видно, что изучение одних только протяжных песен и свадебных причетов не дает полного представления ни о характере народной лирики, ни о той жизни, которая в ней изображается, равно как неправильное, одностороннее представление дает изучение одних только хороводных и плясовых песен. Только совокупность этих песен позволяет наметить более или менее полную и приближающуюся к правильной картину.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11