А. Листопадов - Песни донских казаков

Народные песни



Песенные сборники, книги, ноты для хора

 

 

СОБИРАНИЕ НАРОДНЫХ ПЕСЕН НА ДОНУ
И МОЯ РАБОТА

(Из наблюдений собирателя)

1 2 3 4 5 6 7 8 9

 

 

Таким путем, начиная с 1894 года и до настоящих дней, мною записано свыше 1200 песен донских казаков (все с напевами), с полным циклом свадебных песен и с подробным описанием казачьей свадьбы на Дону.
В число донских казачьих песен вошли 38 записанных мною уже в 1940 году песен казаков-некрасовцев, около двух с половиной столетий назад, во главе с атаманом Игнатом Некрасовым, бежавших
в 1708 г. с Дона в Турцию и возвратившихся обратно в Россию. Песни
эти представляют большой научный интерес, как сохранившие почти в неприкосновенности язык донских казаков, донскую мелодику и характерную форму многоголосного исполнения.
Помимо этого, мною записано 70 донских украинских песен, около 70 русских (в Орловской, Пензенской, Московской и Саратовской областях), татарских и других и, наконец, в 1934—1936 годах 350 песен Таджикистана.
Всего, таким образом, мною записано почти 1800 напевов и текстов песен разных народов, не считая 100 выкриков разносчиков.
Для почти пятидесятилетней работы это, конечно, не много. Но нужно иметь в виду, что в своей собирательской работе я никогда «е отделял текста от напева, уделяя совершенно одинаковое внимание как тому, так и другому, и почти всю работу по записи проделал в основном один.
Часть текстов, которая была записана при посредстве других лиц, подвергалась
в последующие выезды повторным прослушаниям и проверкам, иногда вплоть до перезаписей. Основная часть материала записана в период с 1898 по 1905 год; выезды с 1905 по 1915 год носили по преимуществу повторно-поверочный характер, и, наконец, начиная с 1934, помимо нескольких десятков донских казачьих песен, мною записаны упомянутые выше песни среднеазиатских народов и песни казаков-некрасовцев.
В свои сборники я никогда не включал песен, записанных другими собирателями, как это делали, например, А. Пивоваров (в его сборнике 1885 года на 85 процентов сборный материал), П. В. Киреевский, П. В. Шейн или, наконец, А. И. Соболевский, который сам не записал ни одной песни. Я не говорю, впрочем, что такие сборники не нужны.

Мой труд — труд собирателя, лично и непосредственно заносящего в свои нотные и словесные записи каждый звук, каждое слово, создающие песню, которые он непосредственно слышит и воспринимает. Почему я так делаю? Почему бы не увеличить количественно свое песенное собрание, как это не раз мне советовали, включением в него представляющих известный интерес чужих записей? Потому, что записи даже самые лучшие из донских — Савельева, Пивоварова—не удовлетворяют тем основным требованиям, которые я поставил себе с самого начала,—
давать песню, а не давать один текст без напева или напев без текста. Притом — текст давать записанным не в отрыве от напева, а в подтекстовке, полностью сопутствующей всем изгибам напева с сохранением всех особенностей казачьей речи—лексических, синтаксических, морфологических,
в полевых же записях даже фонетических.
Записи текстов у Савельева и Пивоварова, как и вообще у большинства собирателей песен без напевов, страдают, между прочим, еще одним важным недостатком: ритмика иногда затемнена в них настолько, что трудно добраться по таким записям до метрического строения народного стиха: повторения слов, полустихов, а иногда и целых стихов, вставки, междометия и т. д. часто опущены. Это обычно происходит от двух причин: или метричеокое строение стиха совсем не имеется собирателем в виду, а все его внимание обращено только на содержание, или записи
ведутся неумело, случайно, людьми, не знакомыми с техникой записи,
и не в процессе пения, а с пересказа.

 

1 2 3 4 5 6 7 8 9