Боевые песни русского солдата

Народные песни



Песни русского народа в сборниках pdf, ноты

 

ВСТУПЛЕНИЕ

 

 

I
Песня—быль, говорит русская пословица.
Как и все наши пословицы, так и эта, приведенная, безусловно правдива. Былью песня названа потому, что она держится на действительно бывшем — былом. Никакой другой пересказ не выразит совершившееся событие так хорошо, как песня, и к тому же всякий иной пересказ может со временем исчезнуть, с ним исчезнет и намять о происшедшем, песня же почти не исчезает, а потому и событие, воспеваемое в ней, сохраняется.
С удивительной правильностью песня определяет место и время совершившегося события; в ней, до мелочей ясно изображаются упоминаемые лица и, что не менее важно, всегда верно отражается внутренний смысл события. Держась, как уже сказано, на действительно былом, песня ценна тем, что она правдива и беспристрастна. Непосредственные наблюдения над действительностью дают ей возможность без лукавств воспроизводить все разнообразные картины жизненных явлений.

Наша русская песня, как и песни всех народов, родилась очень давно—еще в так называемые доисторические времена. Она является старейшим памятником народного творчества, одной из первых форм произведений устной литературы, появившейся в народе. Есть много указаний на то, что еще языческие славяне пели песни на могилах своих предков, вызывая тени их для покровительства им в боях или восхваляя своих героев, которые прославились чем-нибудь сами и тем прославили весь род свой. Так называемые тризны —поминки на могилах почивших—сопровождались непременно песнями, в которых славили доблести сошедших уже в могилы.

В жизни русского народа песня имеет самое широкое приложение, и обнимает она все стороны этой жизни. В ней выражается сам народ, дух его, его прошедшее и настоящее, его жизнь, как общественная и семейная, так и военная. Не удивительно после этого, что песня у русского народа пользуется, как известно, столь большою любовью.
Задача песни священна. Задача эта, как и задача истории — воспроизведение прошлого народа и отдельных лиц, и цель такова же, как и цель истории— истина. Безусловное требование этой истины то, чтобы прошлое было представлено именно таковым, каково оно было в действительности.
Слагались, или, по старине, творились, песни — певцами. Певец был не что иное, как голос самого народа, выразитель настроения души этого народа, хранитель его поэтического сокровища. Народ чтил певца, как проявителя своего творческого духа. С благоговением, можно сказать, слушали певца все: от державного князя и до последнего раба, и повсюду пользовался он не малыми почетом и уважением.
Главная и единственная обязанность певца была—передавать сказание так, как оно было передано ему самому. Передача же эта шла изустно от отцов к детям, от дедов к внукам, из поколения в поколение, и не трудно было бы в этом случае, пересказу явиться наконец искаженным до неузнаваемости, но тот громадный почет и то не менее большое уважение, которыми пользовался певец, служил залогом тому, что песня доставлялась слушателям в том именно виде, в каком она и появилась.

Все явления народного быта, от рождения и до могилы, во времена глубокой древности в большей мере, в наше же время уже в меньшей, обязательно сопровождались песнями.
В быте патриархальном ни труд, ни отдых не обходились без песни; тем более она играла видную роль на всевозможных празднествах и торжествах. Здесь именно и надо искать причину создания того разнообразия родов песен, которое существует и теперь.
В быте же военно-дружинном песня получила еще более широкое приложение. О основанием государственной жизни, неминуемо появилась борьба, в свою очередь породившая героев. Герой тот, кто прославился в битве, совершил подвиг, одержал победу над врагом. Кому слагают хвалебные песни, которые идут в потомство, сохраняя имя его в подвигах совершенным на вечные времена. Песни эти слагались сейчас же, по неостывшему еще впечатлению событий. Исполнялись они на пирах князей в их дружинников, оживляя в памяти пирующих недавно совершенные подвиги и возбуждая в них патриотический восторг.

Твердо заседали эти песни в памяти слушателей, заботливо хранились ими и нс менее заботливо передавались младшим поколениям, воодушевляя их к новым. подвигам.
В древнерусском ратном деле песня зачастую служила для возбуждения храбрости в войсках. Много есть свидетельств на то, что в глубокой древности предки наши шли в бой с песнями. У летописцев указания на то отходят на много веков от нашего времени. Кроме того, в древнерусском ратном же деле песня служила и для торжества победы после битвы. Давно уже, значит, песня играла эти две роли, дошла так и до нашего времени и нет никакого основания предполагать, что и далее песня не утратит, при названных обстоятельствах, своего места и значения.

Все, что носило печать доблести, имело героический характер, естественно, все это находило себе отклик и выражение в песне.
Песня освещала события, как времен киевских князей, так и события времен царей и государей московских.
Время владычества татар, рыцарская эпоха Запорожья, борьба с Литвой и Польшей—все воспето и до сих пор живет в памяти русского народа.
Походы Великого Петра с Азовом и Полтавой, весь, так называемый, век Екатерины с плеядой Ея орлов, громадную важность имевшие победы над Наполеоном I— и эго все было предметом необъятной массы победных и хвалебных песен, популярность которых велика еще и теперь.
Прошлый век, с его почти непрерывными войнами, тоже не мало создал военно-патриотических песен, которые будут жить, как и более старые, потому что все они складывались на полях битв и писались кровью.
Песни эти раздавались на Пруте и Треббии, при кровавых штурмах Варшавы и Геок-Тепе, при геройском отстаивании бессмертной Шипки—на все это имеются указания военных историков.
Великий основатель русской регулярной армии, Царь Петр I, давал место песне прежде всего в военном деле. Сам Царь, кроме того, что взял на себя роль барабанщика, забавляясь с своей потешной ротой, зачастую бывал и запевалой благодаря хорошему голосу и хорошему слуху. Военные хоры этого времени были до того хороши, что удивляли иностранцев.
Императрица Анна Иоанновна любила слушать хоры гвардейских солдат, для чего даже допускала их в свои покои, что несомненно свидетельствует в пользу забот о поддержании в войсках военного пения.
Императрица Елизавета Петровна, как известно, была большая любительница пения, и при ней в войсках много и серьезно занимались им.
При Екатерине II хоры в полках буквально щеголяли один перед другим. Великая Государыня говорила, что «народ, который поет, зла не думает». Ея сподвижники и советники придавали громадное воспитательное значение пению. Много работы выпадало военным хорам на долю. Во вкус екатерининского общества сильно вошли победные песни—поэты наперерыв друг перед другом сочиняли хвалебные гимны, предметами которых были победы екатерининских орлов.
В царствовании всех русских Императоров до настоящего, благополучно Царствующего император Николая II, военные хоры увеличивались и приобретали все большее и большее значение в военном деле. В казарме, в поле, в походе, в бою—всюду наш солдат поет свои песни, пестрящие именами бессмертных героев, дорогих сердцу каждого русского, и названиями мест, которые прославлены русским оружием.

II
Ни одна военная, солдатская песня не обходится без сопровождения особого рода музыкальных инструментов, завоевавших себе официальное место в войсках и называющихся песенными.

Но бывает часто, что звуки этих инструментов нс украшают песню, а приносят ей существенный ущерб, заглушая не только слова, но иногда даже и мотив ее.
При дружном пении на ходу их еще можно допустить во всей силе и они при воодушевлении, действительно, произведут величественный эффект, густо и сильно выбивая такт стройного шага в ногу.
В песнях же протяжных, на месте—надо быть осторожным в выборе и роли инструмента, чтобы не испортить впечатления пения. Отчетливостью, дикцией хор должен особенно выделяться. Это производит на слушателя прекрасное влияние. Поэтому не надо заглушать слова и тем более допускать проглатывания их поющими.
Песенных инструментов много, но наиболее употребительные из них—барабаны, тарелки, бубны, треугольник, ложки и бунчук.
Военный барабан (маленький). Существует со времени крестовых походов. В русском войске был уже при осаде Казани. Военное употребление барабана начинается у нас со времени Императора Петра I, когда он был вывезен Лефортом из Германии. На нем-то и выбивал превосходно сам Царь. Марциальные звуки этого инструмента очень пронзительны.
Большой барабан (турецкий, банда). Принадлежит музыке янычар. Звук этого инструмента походит на отдаленный пушечный выстрел. Совокупно с другими ударными инструментами, большой барабан очень эффектен.
Тарелки. Инструмент металлический очень старинный. Употребляется для производства более внушительного и гармонического шума. Звук тарелок чаще всего соединяют с звуком турецкого барабана.

Бубны (тамбурин). Инструмент очень древний. В русских войсках бубны употреблялись в XIII в. По ним били не палочкой и не пальцами, как это делают в настоящее время, а вощагой— ременным жгутом с узлом на конце.
Треугольник. Инструмент, который Гайдн, Моцарт и Бетховен причисляют к янычарской музыке. Его нежные звуки очень эффектны совокупно с звуками бубен.
Ложки. Встречались в первой половине XVIII столетия. Инструмент этот состоит из двух рукояток, унизанных сквозными, металлическими шариками, которые при встряхивании издают шелестящий, довольно приятный звук.
Бунчук. Принадлежит музыке янычар. Это шест, на верху которого укреплен шар с полумесяцем или гербовым орлом, убранный лошадиными хвостами, на нем висят колокольчики и бубенчики, которые звенят, когда потрясут шест. Этот странный инструмент помещал в своих партитурах композитор Берлиоз.
Бубны, ложки и бунчук украшаются различными цветными ленточками, пряжками, шнурками, кистями и т. п.
Кроме этих инструментов, песельники употребляют свистки, сопилки, жалейки, флейты, кларнеты, скрипки и гармоники.