Е.Гиппиус - Русские народные песни
Песенник



О народной песне - вступительное слово к сборнику профессора Е.В.Гиппиуса

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

 

Звуки родной русской речи и интонации родной, народной русской песни дороги каждому из нас; они всегда волнуют, захватывают, напоминают о самом дорогом, сокровенном, задушевном, близком сердцу. Глубоким чувством преисполнены высказывания о народной песне величайших русских писателей: Радищева, Пушкина, Герцена, Тургенева, Чехова, Горького, Взволнованными словами описывают они властное воздействие песни: „он пел—рисует Тургенев соревнование двух народных русских певцов (в знаменитом своём рассказе „Певцы") — и от каждого звука его голоса веяло чем-то родным и необозримо широким, словно знакомая степь раскрывалась перед ним, уходя в бесконечную даль. У меня, я чувствовал, закипали на сердце и поднимались к глазам слёзы.
В чём же сила, власть и обаяние народной песни? Интонации народной песни—интонации родного народа—голос родины. Они волнуют нас потому же, почему волнуют интонации голоса матери, голосов родных и близких людей.

Родная речь, песня родного народа, входят в нашу жизнь с детства и проходят через всю жизнь. Точно также сопутствует народная песня исторической жизни народа на протяжении всего его исторического пути. Песня—живая, хранимая народной памятью» летопись многовекового героического прошлого великого русского народа; на ее материале можно было бы написать прекрасное исследование о чаяниях и ожиданиях народных".  — заметил, в беседе с В. Боич-Бруевичсм, Владимир Ильич Ленин.
 
Любовно поёт народная песня о русской земле— своей стороне, о воле, о великих русских реках Волге и Доне, о древней славянской реке Дунае, о „степях широкиих", „о лесах тёмныих, дремучиих", о «лугах зеленыих», о наших дедах, потомках „великиих русскиих богатырей", которые жили с песней, побеждали с песней, а если нужно было, умирали за Родину с песней.
Глубоко оптимистично звучит русская песня. „Фольклору совершенно чужд пессимизм.,— говорил А. М. Горький —. коллективу как бы свойственны сознание его бессмертия и уверенность в его победе над всеми враждебными ему силами.

 Бесконечно богата и многогранна песенная культура русского народа. «Покажите мне народ, у которого было бы больше песен. — писал Н. В. Гоголь. По Волге. от верховья до моря, на всей веренице влекущихся барок, заливаются бурлацкие песни. Под песни рубятся из сосновых бревен избы по всей Руси. Под песни мечутся из рук в руки кирпичи и, как грибы, выростают города. Под песни баб пеленается, женится и хоронится русский человек. У Чёрного моря безбородый, смуглый, со смолистыми усами, казак, заряжая пищаль свою, поёт старинную песню.
В дни Великой Отечественной войны, в дни, когда весь советский народ под водительством великого Сталина ведёт победоносную борьбу с немецкими захватчиками, в дни исторических побед героической Красной Армии, в дни величайшего патриотического подъема русского народа, остро ощутившего историческую связь своего героического настоящего с великим своим героическим прошлым, — родная народная русская песня особенно дорога к близка каждому советскому человеку, каждому бойцу на фронте.
На всём протяжении необъятной нашей родины звучат сейчас песни победы, песни Великой Отечественной войны, сливаясь со старинными народными песнями. О величин и силе нашей родины, величии национальной русской культуры, о бесплодности попыток немецких захватчиков её разрушить, говорит нам голос русской песни сегодня. Мощно звучит этот голос в Ленинграде — городе-герое, городе-фронте, городе крепости —носителе великой русской культуры, строящем её сегодня — в дни великих побед» точно также как и вчера — в дни блокады, в дни великих лишений.
Глубоко знаменательно, что именно сегодня Ленинград выпускает песенник русских народных песеп, напоминающий народу любимые, родные его песни, в том числе исторические и бытовые песни славной русской армии.


* * *
В песенник вошли: старые солдатские (маршевые — „под ногу" и распевные — кавалерийские), бытовые — лирические, плясовые и шуточные народные русские песни в их наиболее общенародных, наиболее массово-типических (наименее индивидуально выраженных) народных вариантах.
В песенник включены народные песни, сочинённые русскими поэтами и композиторами, вошедшие в народный быт; они изложены или в первоначальных авторских редакциях, или в народных вариантах (с соответствующими оговорками в каждом отдельном случае).
Песни изложены в песеннике: для одного голоса и для различных видов совместного исполнения: хора (двух или трёхголосного), или голоса с инструментальным сопровождением гармони (по желанию— баяна), гитары, балалайки, фортепиано. Наиболее общеизвестные песни (например: „Вниз по матушке по Волге”, „Эй ухнем” и др.), даны в песеннике без напевов.

Больше половины песен, изложенных для хора и для голоса с инструментальным сопровождением, приведены не в композиторских обработках, а в подлинном народном, живом, бытовом их звучании — в народных хоровых гармонизациях или с народным инструментальным сопровождением (импровизации на гармони, гитаре и балалайке). Импровизации народных гармонистов, гитаристов и балалаечников — самостоятельная ветвь русского народного музыкального творчества, представляющая большой художественный интерес. Эта высокая виртуозная народная инструментальная культура исключительно многогранна: от волнующих, гитарных сопровождений к лирическим песням, вдохновлявших ещё Чайковского, — до частушечных импровизаций, заразительно веселых, остроумных, искрящихся блеском воображения, поражающих виртуозной изобретательностью.

Искусство это, во многих отношениях, не менее значительно, чем получившее мировую известность самобытное русское искусство импровизации „подголосков" в хоровой многоголосной подголосочной песне.
Песни в народных хоровых гармонизациях и с инструментальным сопровождением (воспроизводящие живое звучание народных песен в народном быту), приводятся по новым слуховым и фонографическим записям, публикуемым в большей своей части впервые. Так: 1) по разделу песен для одного голоса (см. указатель песен по видам их изложения в песеннике, раздел 1-й) — только одна песня („Серёжа-пастушок”) перепечатывается по записи, ранее опубликованной; остальные пять песен этого раздела даны в новых музыкальных вариантах; 2) по разделу десен для хора в народных хоровых гармонизациях (см. раздел II-й, § 1 того же указателя) — только четыре песни („Как во городе было во Казани", „Ничто в полюшке у нас не колышется", „Ой, да ты калинушка”, “Посею лебеду на берегу")—из пятидесяти—приведены в ранее опубликованных записях; остальные сорок шесть даны в новых вариантах, по записям публикуемым впервые; 3) по разделу песен с народным инструментальным сопровождением (см. раздел III-й, §§ 1, 2, 3, того же указателя) впервые публикуются страдания — „Занялася зоря в зорю" и все песни с сопровождением гитары и балалайки.

Научные шифровки фонографических записей изложены в песеннике: либо в точных цитатах (таковы все частушки, страдания и песни с сопровождением гармони или на гармони соло, исключая плясового наигрыша “Барыня"), либо не в строгой, академически точной редакции. В этом случае 1) вокальные фонографические записи одноголосные, хоровые и песни с инструментальным сопровождением изложены более просто, облегчённо, чем в научно-точных фонограммах, с опущением неудобных для пения мелких мелодических деталей исполнительского характера (точно воспроизводимых в научных фонографических записях песен); 2) гитарные песни даны в сводных записях—сводках лучшего в художественном отношении варианта импровизации инструментального сопровождения — но одной фонограмме и лучшего варианта исполнения вокальном партии песни (ее напева) по другой. Особо следует оговорить три песий: а) „Ехали цыгане, в которой вокальная партия записана от русского хора, в русской народной переработке этой песни (по происхождению цыганской), а инструментальная партия—по фонограмме цыганского её исполнения) „Вдоль по Питерской" — представляющей областную балалаечную импровизацию, в которой областной вокальный запев заменён общенародным; в) «Ах, но одна во поле дороженька",—запись гитарного сопровождения в традиционном русском народно-бытовом стило от гитариста-цыгана на напев песни, разученной известной исполнительницей народных русских и цыганских песен Еленой Шишкиной по сборнику русских народных песен 30-х годов Ивана Рупини.

В заключение несколько замечаний об исполнении песен.
Фольклор—живое творчество народа, никогда не иссякающее. Народная песня живет в устах народа вечной творческой жизнью. Пропагандируя народные песни, следует всячески стимулировать их живую творческую жизнь в народном быту. Все мельчайшие проявления творческого отношения народа к песне требуют к себе самого внимательного, бережного подхода. Само собой разумеется, что песня должна быть прежде всего точно разучена по песеннику. Однако, после этого следует всячески стимулировать всевозможные виды импровизации новых запевов, новых попевок, новых хоровых подголосков, новых инструментальных сопровождений, чутко прислушиваясь ко всем проявлениям творческой инициативы певцов.

Записи песен, входящих в песенник, допускают к себе двоякий подход. Их можно рассматривать либо как законченные музыкальные произведения (исполняемые, подобно всякому другому музыкальному произведению, в соответствии с нотами), либо как материал, который народные певцы и инструменталисты могут использовать для новых импровизаций. Особенно гибко следует подходить в этом отношении к частушкам. Частушки — один из самых импровизационных народных музыкально-поэтических жанров. Их можно исполнять и точно по песеннику» и импровизационно, например: выучив по песеннику одно инструментальное сопровождение—сочинять новую мелодию и новые слова, или наоборот, выучив только напев— импровизировать к нему новое инструментальное сопровождение н т. д. Связывать себя только приведённым в песеннике частушечным текстом отнюдь не следует. Свободная импровизация новых текстов лежит в самой природе народной частушечной традиции.
По-разному можно петь точно также и песни: исполнять одноголосно любую хоровую песню (или напев песни с инструментальным сопровождением), или распевать одноголосную песню по-новому на голоса. Думается, что именно такое использование песенника, отвечающее живой творческой природе фольклора, наиболее правильно.

Е. Гиппиус

Русские народные песни. Песенник