Ноты для фортепиано - Матвей Блантер - Песни

М. Блантер (ноты)



Ноты для фортепиано, нотные сборники в pdf

 

 

«Эстрадная, бытовая или героическая, — песня у нас одна — советская».
Матвей Блантер

 

 

Несколько лет назад случайный попутчик в поезде спросил меня:
— Так вы критик? А чем занимаетесь? И страшно удивился ответу:
— Песней?! А чего ею заниматься? В песне и так все всё понимают.
В какой-то мере он, конечно, прав. Попросите сегодня многолетнего, заслуженного любителя, и он расскажет и о специфике песенных жанров, и о превратностях их судьбы («.Пеоня о Родине» И. Дунаевского на первом в своей жизни конкурсе в десятку сильнейших не вошла.). Только вот странность — сама-то песня остается во многом явлением загадочным. Нелегко объяснить, почему в ней, казалось бы, вес есть — и «лицом», и «фигурой» не хуже других, однако же остается навсегда нелюбимой. Или наоборот: 16 простеньких тактов, а у людей от спазма сжимает горло. О таких песнях мы говорим: в «них слышна эпоха, они — барометр времени, музыкальная публицистика современности. А художников, творцов таких песен мы называем — классиками.

Среди классиков современной песни особое место принадлежит Матвею Блантеру. Наверное, прежде всего благодаря именно той творческой особенности, которую великолепно сформулировал сам: к какому бы жанру он ни обращался— эстрадному, бытовому или героическому, пеcня у него—советская. Как это понимать? А так, что нет в творчестве зрелого Блантера официозных славлений по случаю праздничной даты или бездумных развлекательных безделушек: интонация всюду искреннейшая, своя, личная; культура чувства не делится на патриотическую и лирическую — эти понятия в ней неразделимы. Можно оказать, правда, что такова ведь общая идейно-стилевая примечательность всего нашего песенного искусства, таковы его традиции. Верно. Но традиции создавали и создают люди, наделенные не только выдающимся художественным даром, но и острым социальным зрением, острым восприятием самых важных жизненных проблем, наконец — виртуозным мастерством. Природному таланту и действительности, рожденной Октябрем, Блантер обязан своей редкой и счастливой судьбой одного -из зачинателей советских песенных традиций.

Люди всех поколений нашей страны вряд ли могут вспомнить такой период своей жизни, когда они не слышали бы мелодий Блантера. «Песня о Щорсе», «Партизан Железняк», «Песня о казачке», «На просторах Родины чудесной», «С нами поет вся страна» — это довоенное, это молодость нашей Отчизны, это то, что звучало на улицах сражающегося Мадрида, что проникало сквозь тюремную решетку в камеру Юлиуса Фучика. «До свиданья, города и хаты», «Моя любимая», «Жди меня», «Песенка военных корреспондентов», «Под звездами балканскими», «Ростов-город» — это война, это то, о чем «каждый думал и молчал» на войне, то, с чем сначала оставляли, а потом брали города и освобождали страны. «Горская песня о Ленине», «Мы идем от заводов и пашен», «Пшеница золотая», «Летят перелетные птицы», «Солнце скрылось за горою», «Перед дальней дорогой», прекрасный цикл «Пять песен на стихи Булата Окуджавы»— это уже послевоенное, это наш нынешний день, это то, без чего духовная жизнь сегодня была бы бледнее и беднее. Здесь названо далеко не все, созданное Блантером, но какое огромное эстетическое и этическое богатство народа и его культуры заключено в перечисленных сочинениях! И среди этого богатства есть ценности особые—есть вещи настолько родные и привычные, что они словно бы уже не принадлежат композитору, а принадлежат каждому из нас: «В лесу прифронтовом», «Лучше нету того цвету», «Катюша». О «Катюше», как о человеке большое и трудной судьбы, можно бы написать отдельную книгу. Всякое выпадало на ее долю: и упреки в легком решении ответственной темы, и высокая честь дать имя грозному боевому оружию, стать гимном итальянских партизан, символом неколебимой душевной силы страны.
Не следует думать, будто Блантер всегда размышляет о высоких, значительных темах — иногда он просто грустит, улыбается, шутит. Общительность интонации, мелодическая броскость сделали завидно популярными и такие его произведения, как «В городском саду», «Это было летом», «Сады-садочки», «Футбольный марш».
«Маленькая» песня — это большой жанр. Творческая удача, когда композитор и поэт, встречаясь со слушателями, имеют право сказать «Есть контакт!»,— рождается на перекрестке многих факторов, многих причин, и, конечно, обо всех здесь не расскажешь. Но тому, кто возьмет в руки этот сборник, хочется пожелать обратить внимание на два обстоятельства.
Первое—поэзия. Посмотрите» кто выступает соавторами Матвея Блантера. М. Голодный, И. Сельвднский, И. Уткин, М. Светлов, М. Исаковский, В. Лебедев-Кумач, А. Фатьянов, А. Жаров, К. Симонов, А. Сурков, Р. Гамзатов, Е. Долматовский, М, Матусовский. Какие имена! Нужно ли говорить, сколь многим обязаны песни Блантера такой поэзии?

И второе — не менее, а, может быть, более важное обстоятельство: жанровое богатство самих мелодий. Вот «Катюша» — что это за песня? Ее легко представить себе и строгим маршем, и мечтательной девичьей-лирической, и солдатским напевом с лихим посвистом в, знаменитой синкопе, и удалой пляской под гармошку. Почему? Да потому, что все это в ней есть. Невозможно, кажется, вообразить себе мелодию проще «Катюши». А между тем она вобрала в себя многие и разные традиции — традиции напевов городских и крестьянских, вокальных я плясовых, лирических я военных. Сплав их предельно органичен — в том и состоит мастерство. И так часто у Блантера: революционный фольклор, партизанская балладность, элегическая танцевальиость, а в целом—новое качество, лоте явление искусства, иногда — новый жанр, который уже сам создает и «диктует» традицию, подхватываемую единомышленниками и последователями.
Творческий, опыт Блантера (неужели ему уже 75? Не верится.) поучителен для многих. Для молодых композиторов, которые учатся работать над песней. Для исполнителей, которые выбирают из множества возможных интерпретаций самую достоверную. Для критиков, которые постигают законы песенного жанра и формулируют их. И, конечно же, для слушателей, особенно тех, кто задается вопросом: всегда ли популярность песни соответствует ее истинной ценности? У Блантера—да, соответствует. Потому-то его мелодии с успехом звучали в самой разной аудитории: их пели народные артисты Советского Союза в лучших концертных залах, фронтовики —в землянках, рабочие —в заводских клубах, студенты —на улицах Парижа или Токио. Их пели и будут петь. Потому что в них слышна эпоха, они — барометр времени, музыкальная публицистика современности.
Л. Генина