Ноты для голоса, фортепиано - Расул Гамзатов - Песни на стихи

 

Ноты для вокала (романсы)



Ноты в pdf
для голоса в сопровождении фортепиано, баяна

 

 

Скачать ноты
Расул Гамзатов
Любовь всего превыше на земле
песни на стихи
для голоса в сопровождении фортепиано (баяна)
"Советский композитор", 1983г.
номер с6712к
(pdf, 47 Мб)

Содержание:

 


Скачать ноты Скачать сборник

 

Романсы Гамзатова
Концертный репертуар вокалиста
В. Наговицин
Романсы на стихи Расула Гамзатова
для сопрано и тенора в сопровождении фортепиано
“Советский композитор”, 1983г.
номер с992к
(pdf, 3.69 Мб)

Содержание:

 


Скачать ноты Скачать ноты

 

 

«В НИХ ЗЕМЛЮ С НЕБОМ ПОРОДНИШЬ...»

 

 

 


Перечитываю стихи Расула. И вдруг чувствую, что в моей душе прорастает трава мелодии. И вот все явственной, отчетливей сливаются слова в увлекающем воображение потоке музыки. Знакомой и незнакомой. Но ведь где-то же я слышал ее? Несомненно.

Звезда на темном небосклоне
Вершит последний свой полет.
Тебе твой мальчик на ладони
Седую голову кладет...

Это — стихи о матери. В них — благоговение, счастье и горечь сына, человека, нашедшего в себе силы обратиться к самому дорогому образу на свети, чтобы — пусть задним числом — принести свою запоздалую любовь на алтарь матери. Не оправдаться, не восполнить, потому что это невозможно, но, раскаявшись в невольном небрежении, даже равнодушии, осудить самого себя. Это песня-плач. И в то же время песня-исповедь:

Мне грустно, мама, больно, мама,
Я пленник глупой суеты,
И моего вниманья мало
Так в жизни чувствовала ты.
Кружусь на шумной карусели,
Куда-то мчусь, но вдруг опять
Забьется сердце: неужели
Я начал маму забывать?

Пронзительное, щемящее, беспощадное к себе чувство! Оно обжигает каждого из нас. Оно потрясает своей безыскусственной искренностью и правдивостью. Тем более впечатляющей, что она кажется на первый взгляд столь простой. Но это простота сложности. В ней сокрыта неизбывная и не могущая быть равноценной материнской любовь сыновья Все мы в долгу перед нашими матерями. В этом я вижу одну из важнейших драм человеческого существования. Самозабвенная и бескорыстная любовь матери — что есть на свете более высокого и благородного, чем это чувство? Чувство, требующее истинного целомудрия для его выражения. Оно обязывает нас, детей человеческих, жить по самому строгому и высокому кодексу совести.

Мать — вечная тема поэзии. Невозможно даже представить, сколько прекрасных слов сказано об этом. Но вот Расул нашел новые, необыкновенные слова. Он не побоялся повториться. И оказалось, что его гимн Матери зазвучал в общем резонансе мировой лирики. Это, конечно, произошло потому, что Гамзатов открыл их в своем сердце, сердце поэта и человека, опаленного любовью и нежностью. В том, с какой потрясающей силой он излил свои переживания, — непреходящая СОВРЕМЕННОСТЬ искусства в целом. Почему я так думаю? А вот почему: в мире, который становится неизбежно все более рационалистическим, человек невольно начинает стесняться своих чувств, глубочайшего, безоглядного их выражения. Может быть, мы стесняемся показаться наивными или сентиментальными? Расул не стесняется признаться в любви к матери, к женщине, к жизни. И мы благодарны ему за это. Своей поэзией он утверждает величие подлинной человечности как нравственной основы бытия. Он славит Мать как первородный источник и начало всего сущего, как надежду и веру в бессмертие всего человечества. Это, по-моему, единственная, достойная философия, потому что в ней идея жизни и мира сливаются в самом душевном и нерасторжимом единстве.
Да, но откуда все-таки мелодия, возникшая вдруг? И тут я вспомнил: не так давно по телевидению шла передача о лирике Расула Гамзатова. И там прозвучала эта песня. Или романс? Не берусь определять музыкальный жанр. Но, несомненно, что композитор Азон Фаттах вложил в музыку самые сокровенные свои личные переживания, воспоминания детства. Я почувствовал в ней дыхание вечности, живого, неиссякающего времени, чей лик явился мне запечатленным в кристально чистом звучании невыразимого до того чувства.

Мне неведом секрет рождения музыки, но в данном случае казалось, что она возникла как бы сама собой, вырвалась наружу непроизвольно из глубины прекрасной поэзии, а композитор только записал ее.
А может быть, тайна гораздо проще или вообще она иная? Такая, как представляет ее сам Расул в стихах, посвященных Мураду Кажлаеву:
Возьми слова мои, и если В них землю с небом породнишь, Они, пожалуй, станут песней, Взлетев, как птицы с горских крыш?..
Эту же мысль поэт высказывает в одной из бесед, отвечая на вопрос, какой ему представляется роль композитора, сочиняющего песни. Приведу его слова полностью: «Он подобен мальчишке на птичьем рынке, которому позволено выпускать из клетки любую понравившуюся ему птицу. А хозяин, как ни странно, и сам рад, что может полюбоваться свободным полетом птицы, которую так долго держал в клетке».
Что здесь, по-моему, принципиально важно? Я бы сказал, идея «неба», которое необходимо музыке для полета. Но, добавлю, и идея «птицы», которую композитор мог бы почувствовать в тех или иных стихах. Поэзия Расула воистину крылата. Она рвется в небесные выси. Рвется сама и увлекает нас, читателей и слушателей, за собой, уносит наше воображение в звездные дали, на вершины гор, а в конечном счете, к людям, ибо, как сказал сам поэт:


К дальним звездам, в небесную роздымь
Улетали ракеты не раз.
Люди, люди — высокие звезды.
Долететь бы мне только до вас.

Об одной из таких песен — о «Матери» — я уже говорил. И вот узнаю: на эти стихи написана музыка несколькими композиторами. Случай, прямо скажем, не такой уж частый. И тем более примечательный. (В данном сборнике автор музыки — М. Кажлаев.)
Мне лично кажется, характер поэзии Расула определился с первых шагов его творчества, когда он писал:
И я сквозь утреннюю дымку
Мог различить в туманной мгле.
Как смех и плач сидят в обнимку
На темной и крутой скале.
Таково его мироощущение. В минуту восторга поэт не забывает о драматизме мира, а в минуту печали сквозь боль и горечь обязательно просвечивает свет дня будущего. Вероятно, здесь ключ к музыкальному перевоплощению поэзии в песню.
Кто не знает «Журавлей» Расула Гамзатова и Яна Френкеля? И скажу—Бернеса, в чьем исполнении эта песня прозвучала и вошла в сердца многих людей во всем мире. Не утверждаю, но, думается, это одна из лучших песен о войне, о долге живых перед павшими, о человеке вообще. И в то же время опять-таки эта песня—о МИРЕ. Прекрасном и единственном, какой у нас есть. О мире, в котором могут жить необыкновенно красивые душой люди, в котором человек может так думать, так видеть, так чувствовать.
Но прежде чем появились «Журавли», Расул создал удивительное восьмистишье, которое, на мой взгляд, явилось предтечей будущей песни:
Парящие над реками и скатами. Откуда вы, орлы? Каких кровей? Погибло много наших сыновей, А мы сердца их, ставшие крылатыми!

Мерцающие между зодиаками,
Кто вы, светила в небесах ночных?
Немало горцев пало молодых.
Мы — очи тех, кем павшие оплаканы.
Я хотел бы обратить внимание читателей вот на какое обстоятельство: почему «орлы» обратились в «журавлей»? Да, этот образ возник у поэта в Хиросиме. Этим многое объясняется без каких-либо комментариев. Но не все. «Орлы» — птица, так сказать, оседлая. Она живет не везде. Ее полет ограничен, что ли. Журавлей, вершащих свои великие перелеты над всей землей, может увидеть каждый, кто обращает или, сказать лучше, испытывает потребность обращать свой взор к небесам.
Что из этого следует? «Небеса» поэта постоянно расширяются. И сам он глазами журавлей хочет обозреть всю планету. Мне кажется, в этих стихах и в этой музыке заключены возможности для оперы или оратории.
Журавли — символ бессмертия. И теперь, глядя на них, мы видим в них еще и души солдат, «с кровавых не вернувшихся полей». Это сердечная связь. Это то, о чем сказал поэт в своих стихах, размышляя о природе песни: «...в них землю с небом породнишь». И больше того. Мы, люди, едины в этом чувстве. Поэзия роднит наши мысли и сердца, приобщая нас к вечности, заставляя пережить и выстрадать ее во времени и пространстве. Собственно, это свойство поэзии Расула в высшей степени олицетворяет суть современного мышления человечества сегодня, с небывалой и невозможной прежде остротой осознавшего свой долг и ответственность перед будущим.
Расул создает не песни о любви, то есть на тему. Он поет ПЕСНЬ ЛЮБВИ. Разница принципиальная. И он сам замечательно сказал об этом: «Так, Саади, воспевая любовь, спорит со своим временем, с религией, унижающей женщину. Или Хафиз, не соблазнившийся приглашением владык и не оставивший Шираз, свою релину, ни разу в жизни. Разве в этом поступке кишего поэта не крылось глубочайшее презрение к преходящим сокровищам, к земным владыкам, покупающим любовь, топчущим человеческое достоинство, оскорбляющим самую природу? Поэзия утверждала и утверждает как вечные ценности идеи братства, социальной справедливости, мира. И в этом проявляется подлинная гражданственность, как мы сказали бы теперь, Ха-физа и Саади. Так, тема любви, казалось бы, безобидно традиционная тема восточной поэзии, явилась в то же время формой резкого социального протеста. Потому что право на любовь предполагает свободу и равенство людей».

Язык любви вечен. Эта мысль в основе лирики Расула Гамзатова, необычайно широкой, пластичной, играющей самыми тонкими и нежными оттенками. И становящейся суровой, полной гордого мужества человека, идущего на трагедию во имя своей любви и любви вообще.
Ну что ж, меня осилить не трудней, Чем всех других, которых вы убили. Но вам не погубить любви моей. Я перед нею даже сам бессилен.
Кому бросает вызов поэт? Врагам любви. Что поделать, они были всегда и... всегда будут. Должно ли это приводить нас в отчаяние? Нет. Но знать об этом необходимо. Вот почему Расул, воспевая и славя любовь, в то же время сражается за нее:
Воспой любовь, воспой строкой крылатой. Но только, друг мой, помни наперед, Что в сердце настоящего солдата С любовью рядом ненависть живет.
И еще на эту же тему. Попробую передать суть самой мысли Расула, которая отпечатались в памяти. Мужчины имеют право драться в двух случаях: за родину и за прекрасных женщин. То же и поэты—имеешь право браться за перо, чтобы служить родной земле и воспевать женщину. Мать, Жену, Сестру.
Границы любви нужно защищать, как границы ::дины — это тоже слова моего друга Расула.
...Слушая песни о любви на стихи Расула, слушатель, я уверен, обратит свой взор не только к 4злым прелестям жизни, у него возникнет потреб--::ть поднять глаза к звездам, к вершинам:
Когда б мне власть была дана. Вершинам всем, являя разум, Я даровал бы в мире разом Любимых женщин имена...

Когда б мне власть была дана
Неся ответственность пред веком.
Я матерей бы имена
Присвоил пограничным рекам.
В честь просветления очей,
Издав указ антивоенный,
Назвал бы звезды во Вселенной
Я именами дочерей.


Расул Гамзатов обладает такой властью. Это власть поэзии. Любовь у него сражается за свободу, за мир, за торжество общечеловеческих гуманистических идеалов.
И не сомневаюсь, что ПЕСНЬ ЛЮБВИ, пропетая Расулом, делает и будет делать людей выше, чище, мужественнее.
Чингиз Айтматов