История современной отечественной музыки
Выпуск 2

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ТЕАТР И МУЗЫКА КИНО

Музыкальная литература



Книги, ноты, пособия по музыке

 

 

Балет

1 2 3 4 5

 

 

Разумеется, и сказочные, исторические сюжеты далеко не всегда спасали от господствовавших клише, среди которых была не только тяга к бытовым сценам и иллюстративности, но и, например, обязательное для тех лет присутствие темы народно-освободительной или социальной борьбы (бедные против богатых). В "Семи красавицах", в частности, от романтической философской поэмы Низами в либретто сохранились лишь некоторые контуры. Памятник литературы XV века основательно дополнен новыми сюжетными мотивами — фабульной линией народа, ремесленников и их борьбы с властью. Даже главная героиня балета, девушка "из народа" Айша — образ, отсутствующий у Низами, как, впрочем, и дополнительный аспект темы социального неравенства — мотив ее отношений с шахом. Все эти добавки к романтичной ренессансной по духу поэме о любви из знаменитого "Пятерика" Низами, прекрасной основы для музыкально-хореографического прочтения, — типичная дань времени.

Спрашивается, каким образом в таких условиях мог развиваться и развивался балет как жанр музыки? Положительный результат был возможен лишь в том случае, если композитор силой своего дарования симфониста и мастера театра творил музыку самоценную, подчиняясь логике собственно музыкального обобщенного воплощения образных коллизий литературного первоисточника, сюжета. Симфоническое мастерство способствовало успеху таких балетов, как "Горда" Д. Торадзе, поставленного в 1949 году В. Чабукиани и долго сохраняемого в репертуаре тбилисского театра; "Сакта свободы" А. Скулте в постановке Е. Чанги, длительное время в двух сценических версиях шедшего в Театре оперы и балета в Риге. Наиболее счастливая судьба выпала на долю балета "Семь красавиц" К. Караева.
"Музыка, несомненно, составляет сильнейшую сторону произведения, от нее в значительной мере исходят одухотворенность, эмоциональная сила балета", — писала "Литературная газета" вскоре после премьеры "Семи красавиц" в Баку (7 ноября 1952 года). Истину сказанного подтвердило время: первый балет Караева долго не исчезает из репертуара театров, хотя появляется, подобно "Гаянэ" Хачатуряна, во множестве новых сценарных версий.

Партитура "Семи красавиц" сыграла важную роль в развитии азербайджанского симфонизма, тем более что созданию балета предшествовало появление симфонической сюиты того же названия (1949), музыка которой и явилась отправной точкой для замысла и реализации будущего балета. Композитор в этом сочинении прежде всего опирается на симфоническую традицию, ранее и ярче всего представленную "Гаянэ" Хачатуряна. Мастерское пышное оркестровое письмо, изысканные мелодические, ладогармонические, ритмические краски, тонко претворяющие языковые богатства азербайджанской народной музыки, и прежде всего мугамной традиции, широкий диапазон настроений от утонченной лирики до драматических и жестких, гротескных эпизодов — все это делает партитуру балета самобытным образцом танцевального симфонизма.
Среди музыкальных номеров и сцен балета выделяется сюита "Семь портретов" (6-я картина) — тонко выписанные композитором музыкальные портреты семи контрастных женских типов, волнующих воображение шаха Бахрама (Индийская, Византийская, Хорезмская, Славянская, Магрибская, Китайская и "прекраснейшая из прекрасных" Иранская красавицы). Широко известен замыкающий сюиту большой вальс (Бахрам и семь красавиц), написанный в традициях романтического симфонического вальса с явной чувственной восточной окраской мелодики:

Популярные балеты - ноты

Скачать ноты

Высокие художественные достоинства музыки балетного произведения — залог потенциального успеха. Реальный же успех, то есть успех спектакля, выдвигает дополнительное требование — органичного взаимодействия хореографа-постановщика с избранным им музыкальным и сюжетным материалом. В противном случае возможна и неудача. Именно такая судьба первоначально постигла "Сказ о каменном цветке" Прокофьева в постановке Л. Лавровского в Большом театре в Москве (1954). Опиравшийся вопреки музыке Прокофьева на иллюстративное бытописательство в традициях вырождавшейся хореодрамы, спектакль практически провалился. Исходя из этой постановки, пресса даже сочла возможным упрекнуть композитора в "фрагментарности музыкальной ткани" и отсутствии "подлинного симфонизма"51. И лишь принципиально иной подход к этому сочинению балетмейстера Ю. Григоровича спустя три года уже в новом качестве вернул "Каменный цветок" на отечественную сцену. Спектакль, поставленный Григоровичем в 1957 году в Кировском театре в Ленинграде, в 1959 году был перенесен на сцену Большого театра.
Балет "Каменный цветок", над которым Прокофьев работал в 1948—1950 годах, увидеть композитору на сцене было не суждено. Заказанный Большим театром балет сочинялся быстро и с увлечением, в тесном содружестве с балетмейстером Л. Лавровским, с которым композитора связывал блистательный совместный художественный результат в "Ромео и Джульетте". Отсвет того успеха ложился на новую работу. Но здесь не было ни цементирующей шекспировской драматургии, ни, главное, единства в ощущении конечной цели у композитора и либреттиста-хореографа. Сторонник клонившейся к закату хореодрамы Л. Лавровский и блестящий театральный симфонист Прокофьев, при всем их контакте и внимании композитора к пожеланиям либреттиста, по сути, создавали разные произведения.
Сюжетной основой балета послужили мотивы нескольких сказов П. Бажова из его "Малахитовой шкатулки" — "Каменный цветок", "Горный мастер", "Медной горы хозяйка", "Огневушка-поскакушка", "Приказчиковы подошвы". Авторы либретто (М. Мендельсон-Прокофьева и Л. Лавровский) выстроили на их основе сюжет о том, как уральский камнерез Данила, мечтавший создать из камня цветок невиданной красоты, попадает в царство хранительницы подземных сокровищ — Хозяйки Медной горы, познает-таки тайну прекрасного, запечатленную в Каменном цветке, но не остается там, а возвращается к своей любимой невесте Катерине, к людям. С позиции Лавровского это был богатый материал для спектакля, насыщенного бытовыми и жанровыми подробностями, с эффектными сценами мира фантастики, связанными со сказочными персонажами — Хозяйкой Медной горы, Огневушкой и проч. Таким образом он позднее его и ставил.
Для Прокофьева "Каменный цветок" — "балет о радости творческого труда". Центром своего произведения композитор сделал мир творческой личности в ее неуклонном стремлении постичь тайну красоты. Все остальные образы балета: таинственный, могучий и прекрасный мир природы, источник вдохновения, справедливости, жизненной силы — в облике Хозяйки Медной горы и ее владений, любовь земная в лице Катерины, овеществленное зло низменного бытия в поступках приказчика Северьяна, круговерть окружающей жизни, реальной и воображаемой, — все это не мешает становлению главной темы, но, напротив, оттеняет ее. И если в композиции авторского варианта, целиком подчиненного замыслу Л. Лавровского, есть драматургические сбои, то сам музыкальный материал симфоничен и зрелищен, как всегда у Прокофьева, и дает богатую пищу для сложного и индивидуализированного пластического мышления хореографа. Все это услышал и воплотил Ю. Григорович, хотя и позволил себе достаточно вольное обращение с музыкальным текстом. В его спектакле музыка и хореография пребывают в неразрывном единстве на равных. "Каждый акт его балета — как бы части некоей симфонии", — вспоминает Ф. Лопухов.

В работе над "Каменным цветком" Прокофьев стремился к яркому выражению национального колорита, отвечающего сюжету и атмосфере избранных сказов. Он использовал уральские народные песни, ввел две собственные обработки народных песен из ор. 104 — "Дунюшку" ("Танец неженатиков" во 2-й картине) и "Чернеца", а также свадебную "Лебедь белая." из музыки к фильму "Иван Грозный" ("Хороводная" во 2-й картине). Обращение к ранее созданным материалам — одна из традиций творческого процесса Прокофьева. Работая над "Каменным цветком", он возвратился и к еще одному своему раннему сочинению — циклу "Детская музыка" ор. 64, из которого использовал две пьесы — "Вальс" ("Вальс алмазов" в 4-й картине) и "Вечер". Последняя из них, нежная, целомудренная, играет в балете важную сквозную драматургическую роль — темы любви Катерины и Данилы, появившись впервые в их "Лирической сцене" в эпизоде помолвки (картина 2-я, ц. 94).

Балет изначально был задуман как масштабное, контрастное полотно длительного звучания. Он требовал много музыки, и действительно, партитура "Каменного цветка" очень богата и разнообразна в тематическом отношении, упомянутые заимствования из прошлых произведений на фоне целого невелики. Один из упреков в адрес композитора — в фрагментарности — связан как раз с избранным принципом организации крупной формы (картин, сцен, эпизодов) методом монтажного соединения большого числа тематических образований. Некоторые из них имеют сквозное значение в балете, повторяясь в том же ключе или трансформируясь в зависимости от драматургического замысла. Причем к замкнутому номерному принципу Прокофьев здесь практически не прибегает, малые тематические построения чаще разомкнуты и без остановки стыкуются со следующими. Так образуются большие контрастно-составные (слитно-сюитные) формы" в картинах помолвки, ярмарки, в цыганской сцене, эпизодах в Медной горе. Подобный составной принцип, разумеется, имеет и свой недостаток — он более статичен (из-за преобладания экспозиционных построений). Но зато легче поддается перемонтажу, и,4может быть, именно здесь кроется ключ успеха второй постановочной версии: композиция "Каменного цветка'' достаточно безболезненно пережила вмешательство в авторский план (в частности, убранными оказались многие повторы, а также пластически менее выигрышные фрагменты; например, "Встреча Данилы с односельчанами", "Сцена
Северьяна с рабочими", "Северьян и рабочие" — явная дань усиленным социально-бытовым мотивам первого либретто).
В партитуре балета несколько интонационно контрастных тематических сфер. Важнейшая из них связана с группой тем, характеризующих мир Хозяйки Медной горы, по музыкальному ощущению Прокофьева, главного персонажа произведения. Ее первой темой, как эпиграфом, начинается балет, причем уже в самом музыкальном Прологе эта тема претерпевает значительную образную эволюцию от начального строгого монодического провозглашения солирующими трубами (см. пример 25) до экстатического tutti в завершении, где собственно тема-мелодия звучит у труб с тромбонами.


Ноты для фортепиано из балета

Первая тема Хозяйки, которая очень нравилась и самому Прокофьеву, — подлинное мелодическое озарение композитора. В ее упругом взлете, подобном разжатой пружине, в тембровой окраске (трубы) соединены сила и красота. Как важнейшая звуковая идея, она в разных вариантах многократно звучит в балете, сопутствуя, по замыслу композитора, моментам активного действия всесильной фантастической героини ("Думы Данилы", "Хозяйка увлекает Данилу за собой", "Дуэт Хозяйки и Данилы (1-е испытание)", "Появление Хозяйки", а главное, "Гибель Северьяна", "Диалог Катерины с Хозяйкой").
Вторая тема, также появляющаяся в Прологе и также имеющая сквозное лейтмотивное значение, — хрупкая, нежная, в холодновато-прозрачном тембре флейт на фоне тремоло-струнных. Если первая тема олицетворяет действие, то вторая — статику (мерцающий блеск драгоценных камней.) благодаря застывшему тремолирующему фону, мелодической вариантности (обыгрывание вводнотоновой интонации с многократным возвращением к опорному звуку с):


Скачать ноты для фортепиано

Стремясь к контрасту музыки фантастического мира и мира реального, Прокофьев в "Каменном цветке" идет проторенным путем русской музыкальной классики, противопоставляя хроматику диатонике. Темы Хозяйки Медной горы и ее царства (как упомянутые, так и многие другие, появляющиеся в 3-й и 4-й картинах) хроматизированы, опираются на свободное модуляционное развитие, характерное для стиля Прокофьева. Напротив, музыкальный материал, связанный с Данилой и Катериной, с народными сценами, которых немало в балете, преимущественно диатоничен. Противопоставление заявлено сразу: характеристика Данилы впервые звучит еще в Прологе, резко, "в стык" сменяя восходящий хроматический пассаж, приданный Хозяйке широкой, певучей, подчеркнуто диатонической темой в "стабильном" D-dur:

Нотный пример

Тема Катерины, песенная, диатоничная (за исключением типично прокофьевских тональных сдвигов в конце ее), при иной, лирической окраске и большой ритмической легкости явно родственна лейтгеме Данилы: в первых трех тактах на сильных долях обе мелодии опираются на одни и те же ступени, в обеих темах композитор одинаково ломает изначально заданную квадратность, тему Данилы усекая до семитакта, а тему Катерины увеличивая до девяти с помощью распева-расширения в конце первого предложения (действие I, картина 1-я, "Сцена и лирический дуэт Катерины с Данилой"):

Балет - ноты

Из музыкальных характеристик героини эта — важнейшая, она многократно сопутствует ее появлению. Но не единственная. В других Прокофьев не столько подчеркивает национальную характерность, сколько лиризм и женственность, сближая музыкальный облик Катерины с главными женскими персонажами предыдущих балетов — Джульеттой, Золушкой (весь тематизм Катерины проявляется уже в упомянутой сцене ее с Данилой).

В крупных народных сценах — помолвке из I акта и особенно в развернутой "Уральской рапсодии", открывающей сцену ярмарки, важное место занимает еще одна задорная песенно-танцевальная тема, принадлежащая наряду со свадебной "Хороводной" к важнейшим музыкальным проявлениям русской народной сферы. Первый раз она появляется во 2-й картине как "Танец девушек".
Столь же" реалистичен и, как всегда, эффектен Прокофьев в музыкальной сфере, находящейся в контрдействии к положительным персонажам. В данном сюжете злое начало олицетворяет "убойца" Северьян. Наглый и властный приказчик противостоит миру творческого труда и любви, миру великой всеобъемлющей природы. Он конфликтует с Данилой, преследует Катерину и погибает от справедливого возмездия Хозяйки. В музыкальной характеристике Северьяна Прокофьев идет от внешней характеристики к сути образа. Низкий регистр звучания, диссонирующие аккорды-пятна медных, тупые остинато становятся знаком грубой силы при первом появлении Северьяна. Затем все больше его эпизоды пронизывают интонации разухабистого русского пляса (например, приход в дом к Катерине в 5-й картине). Кульминацией становится хмельной разгульный пляс Северьяна на ярмарке (именно здесь в трансформированном виде композитор использует скоморошью музыку "Чернец").

Для развития линии Северьяна Лавровский и Прокофьев придумывают цыганскую пляску на ярмарке (из которой и выливается его шальной пляс). Эта сцена, одна из эффектных и в постановке, и в музыке балета, потребовала от композитора особых усилий. "Признаюсь, я никогда не думал писать цыган, я не знаю, не слышал их", — говорил Прокофьев балетмейстеру в период работы над балетом56. Только после многочисленных прослушиваний в звукозаписи цыганской народной музыки композитору удалось без цитирования схватить ее характер и воплотить его в этой музыкальной сцене. Цыганская пляска — важная краска, без которой богатая палитра музыки балета была бы неполной.

Среди звучавших упреков Прокофьеву в связи с постановками "Каменного цветка" один из сильнейших — упрек в откровенной традиционности, в отказе от остроты собственного стиля. Была ли это "сдача позиций" после погрома в феврале 1948 года? Действительно, работа над балетом была начата осенью (18 ноября) того же года, и, конечно же, тяжелейшая атмосфера этого рокового для музыки года не давить не могла. Действительно, Прокофьев мечтал написать балет "Дон-Жуан", и можно только предположить, какой острой, сложной и блестящей могла стать такая партитура. Но, остановившись под влиянием времени на русском сюжете, на уральских сказах с присущей им народностью мировосприятия, композитор работал с большим увлечением, реализуя в музыке еще одну из своих жизненных привязанностей — глубокое и серьезное отношение к природе, в частности к Уралу. И нашел в этом произведении свою, естественную и неповторимую национальную музыкальную интонацию.
«Могучее дарование Прокофьева не могло пойти по пути поверхностного толкования сказа Бажова, данного сценаристом, — писал Ф. Лопухов. — Он "создал" гораздо более глубокого и сложного Бажова». Доминирующее в "Каменном цветке" оптимистичное, мажорное и ясное мироощущение — не дань официозу, а естественное состояние композитора в соприкосновении с теми образами, которые вдохновляли его в этой работе на закате жизни.
Об успехе последнего балета Прокофьева свидетельствует не только длительное внимание к нему на родине ("Каменный цветок", шел на многих сценах, хотя и реже, чем "Ромео и Джульетта" и "Золушка"), но и за рубежом. Впервые показанный в США в 1959 году во время первых гастролей Большого театра в Америке, "Каменный цветок" имел там огромный успех. Затем уже он ставился на сценах многих стран. "Каменный цветок" по праву вошел в сокровищницу русского балета XX века.

1 2 3 4 5